Оценка рисков продовольственного кризиса на Ближнем Востоке в первом квартале 2020 года

Подготовленный Продовольственной и сельскохозяйственной организацией Объединенных Наций (ФАО) очередной глобальный аналитический доклад о раннем предупреждении продовольственных кризисов и угрозах продовольственной безопасности представляет интерес в контексте новой волны обострения политической ситуации во многих странах Ближнего Востока и Северной Африки.

Доклад ФАО сфокусирован на раннем предупреждении возможных продовольственных угроз с января по март текущего года. По оценкам экспертов ФАО, в зоне повышенного риска в первом квартале будут две страны региона –Южный Судан и Йемен.

В Южном Судане с января по апрель текущего года доля населения, остро нуждающегося в продовольственном обеспечении (фаза 3 и выше по пятибалльной международной шкале оценки продовольственной безопасности IPC), на сегодня составляет 4.5 млн человек, что в долевом отношении составляет 39% от общей численности населения. С января по апрель с.г. эта категория продолжит расти и достигнет 5.5 млн человек, что составит 47% всего населения. В ряде провинций (Дюк, Лонгочук, Майвут и Уланг) ситуация наиболее критическая – более 20% населения здесь уже перешли в четвертую фазу по шкале IPC («чрезвычайная ситуация»). Причина – сильное негативное воздействие наводнений осенью прошлого года, которые напрямую затронули 1 млн человек (10% населения) и привели к массовым внутренним перемещениям 420 тысяч жителей страны. Наводнения также привели к гибели 3 млн поголовья скота, а также потерям пастбищ, что в итоге повлияло на низкие показатели производительности молока в стране. По производству зерновых, однако, Южный Судан смог по итогам 2019 года несколько выправить ситуацию (по сравнению с урожаем 2018 года), хотя так и не смог достигнуть средних показателей последней пятилетки. Этому способствовала нормализация политической ситуации после заключения соглашения о перемирии в конце 2018 года.

Резюмируя —  риски продовольственного кризиса в Южном Судане в ближайшие месяцы остаются высокими. Едва ли он наступит повсеместно, но скорее будет затрагивать точечно наименее защищенные регионы. Число провинций с угрозой массового голода (фазы 4 и 5 по пятибалльной международной шкале оценки продовольственной безопасности IPC) будет последовательно расти и может достигнуть 14 к весне 2020 года.

В Йемене в зоне риска продовольственного кризиса на начало года находилось 16 млн человек (53% всего населения), которые по оценкам ФАО относятся к категориям 3 и выше по пятибалльной международной шкале оценки продовольственной безопасности IPC. Главная причина продовольственных рисков – длительный вооруженный конфликт. Соответственно, наиболее острая продовольственная ситуация складывается в зонах противостояния противоборствующих сторон, особенно в провинциях Ходейда и Хадджа. Тревогу вызывают и негативные показатели недоедания среди уязвимых слоев населения. Согласно проведенному по линии Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) исследованию в октябре прошлого года, более 27% детей в возрасте от 6 до 59 месяцев в стране испытывают острое недоедание. В провинции Ходейда как раз зафиксированы самые высокие показатели- до 37%. Одновременно с дефицитом продовольствия, в первом квартале текущего года в Йемене высоки риски острого дефицита водных ресурсов. После резкого роста цен на топливо осенью 2019 года, водоснабжение в стране резко подорожало, что заставило 15 млн местного населения (11 млн из которых получают воду централизованно по трубопроводной системе, а еще 4 млн через прямые закупки у частных компаний), резко сократить потребление. В ряде крупных городов численностью несколько сот тысяч человек центральные системы водоснабжения были полностью закрыты. Дефицит воды также способствует распространению эпидемий заболеваний, особенно холеры. Следует также иметь в виду, что часть коммуникаций по водоснабжению была разрушена в ходе сильнейших наводнений в стране с июня по октябрь 2019 года.

Резюмируя – риски продовольственной безопасности в Йемене весной 2020 года оцениваются как весьма высокие. Однако, в отличие от Южного Судана, йеменские перспективы тесным образом связаны с политическим процессом, нежели климатическими и финансово-экономическими угрозами. Если будут кардинальные подвижки на политическом треке мирного урегулирования между международно признанным правительством в Адене и хоуситами, есть шансы на улучшение продовольственной ситуации. Наступление главного посевного сезона (апрель-ноябрь 2020) будет активно способствовать такому сценарию. Пока же политический конфликт блокирует аграрное производство и продолжает увеличивать уже практически 95-процентную зависимость Йемена от внешних гуманитарных и коммерческих поставок продовольствия. По итогам 2019 года производство зерновых продемонстрировало очередное падение на 12% (что на 30% ниже среднего пятилетнего показателя).

Помимо Южного Судана и Йемена — двух стран с высоким риском продовольственного кризиса – эксперты ФАО также отмечают страны со средним уровнем, которые находятся под активным мониторингом. В первом квартале 2020 года, как считают в ООН, в этой группе будет четыре страны региона – Сирия, Судан и недавно присоединившиеся к ним Ливан и Ирак, где политическая турбулентность и экономический кризис создают новые риски в сфере продовольственной безопасности.

Что касается Сирии – то основная угроза продовольственного кризиса исходит из провинции Идлиб, освобождение которой от террористических групп является главным элементом военно-политической кампании Дамаска в 2020 году. С учетом более 3 млн гражданского населения, сосредоточенного в этой провинции и порядка 1-1.3 млн временно перемещенных лиц там с лета прошлого года, продовольственный доступ в ближайшие месяцы может стать серьезной, хотя и временной, проблемой.

В Судане проблема продовольственной безопасности имеет более структурный и хронический характер – здесь важно пристально следить за процессом трансформации власти после недавних президентских выборов, но главный риск голода все-же в отдельных очагах гуманитарного кризиса (Дарфур). По мере активизации усилий нового правительства по консолидации власти, проблема Дарфура и сохраняющихся разногласий между различными племенными группами будет постепенно преодолена. Соответственно, риски продовольственного кризиса должны быть минимизированы.

Продовольственные угрозы в Ливане и Ираке носят скорее ситуационный характер и связаны с эскалацией политического кризиса в обеих странах в начале 2020 года. В Ливане политические потрясения накладываются на глубокий социально-экономический кризис в стране и отсутствие прогресса по проведению структурных реформ. А сама проблема продовольственной безопасности и угрозы голода скорее связана с 1 млн проживающих в стране сирийских беженцев, которые находятся в наиболее бедственном положении.

В Ираке с назначением М.Т.Аллауи на пост премьер-министра с 2 февраля 2020 года рост народных протестов должен пойти на убыль, хотя общее социальное недовольство населения ситуацией с коррупцией и высокой безработицей сохранится. В Ираке, c учетом развитости и нефтеэкспортирующей модели его экономики, прямой угрозы продовольственной безопасности в принципе нет. Продовольственный кризис в ближайшие месяцы так возможен только в силу политических причин, особенно если страна станет ареной противостояния между США и Ираном.

Таким образом, традиционная карта стран с продовольственным кризисом остается неизменной. В этих странах региона (Йемен, Cомали), как правило, продовольственный кризис носит хронический характер и спровоцирован вооруженным конфликтом либо климатическими шоками, а зачастую и сочетанием двух этих факторов. Однако, как демонстрирует новый экспертный доклад ФАО, все чаще в зону риска продовольственного кризиса попадают относительно благополучные страны региона (Ирак, Ливан, Cудан), где отсутствует хроническая бедность и нищета, но создаются политические предпосылки для последующего обострения продовольственной ситуации. Также довольно часто точечные продовольственные кризисы в таких странах могут служить опасной предпосылкой для активизации социальных протестов и обострения внутриполитической ситуации.

52.74MB | MySQL:107 | 0,510sec