О новых тенденциях в курдском движении в Турции

23 февраля 2020 г. состоится 4-й съезд прокурдской Партии демократии народов (ПДН), в котором будет обсуждаться ряд ключевых вопросов․ Но до этого — 24-25 января ПДН в Анкаре провела 3-ю Большую конференцию под лозунгом «Более сильная ПДН, более сильная борьба». В этой конференции приняли участие 600 делегатов ПДН, которые осудили действия альянса ПСР-ПНД (Партия справедливости и развития-Партия националистического движения), «режима одного человека», выразили поддержку демократическому управлению, подчеркнули, что будут бороться на предстоящих выборах[i]

Турецкий эксперт Зульфикар Доган считает, что партийный съезд ПДН мог бы привести к успешному лидерскому вызову сопредседателям Первину Булдану и Сезаю Темелли. «Независимо от того, произойдёт это или нет, партия пересмотрит планы ребрендинга, чтобы привлечь более широкую базу избирателей по всей Турции, а не только в районах с большим курдским населением, и стратегии формирования альянсов с другими партиями. Лидер парламентской фракции ПДН Сарухан Олуч заявил журналистам на этой неделе, что съезд партии сосредоточится на формировании планов по капитализации того, что он назвал широким общественным недовольством исполнительной президентской системой, которая передала многие важные полномочия от парламента к президенту Р.Т.Эрдогану после его инаугурации в 2018 г.

Эрдоган и ПСР заявили, что новая система упорядочит управление в Турции и облегчит проведение необходимых реформ, но его критики говорят, что это равносильно захвату власти. Экономика страны работала плохо с тех пор, как была введена новая система, и недавние опросы показали, что даже избиратели ПСР недовольны. Тем не менее, как сказал Олуч, Эрдоган вряд ли отступит от президентской системы, поскольку он знает, что это будет означать конец его политической карьеры. Олуч будет баллотироваться против Эрдогана независимо от того, состоятся ли выборы, как запланировано, в 2023 г. или раньше, заявил депутат. При этом, по словам Олуча, «Партия будущего», которую бывший премьер-министр ПСР Ахмет Давутоглу основал в декабре, была приглашена на съезд ПДН, как и партия, планируемая другим ренегатом ПСР, бывшим вице-премьером Али Бабаджаном, если она будет основана к 23 февраля. Это является частью стремления ПДН охватить более широкий круг турецких и региональных политических групп, чем курдское население, на которое она ориентировалась в прошлом, сказал Олуч»’, — написал З. Доган[ii].

Напомним, что в конце 2019 г. ПДН проводила региональные встречи в разных регионах Турции. В частности, 21 декабря региональные встречи проводились в Черноморском регионе и регионе Серхат (восточные провинции Турции – Ардаган, Карс, Игдыр, Агры, которые граничат с Арменией, Грузией, Ираном, Азербайджаном (Нахичеваном)). 22 декабря ПДН проводила региональную встречу в Эгейском регионе, 28 декабря – в регионе Мармара, 29 декабря – в Чукурове (провинция Адана) и в Внутренней Анатолии. В общей сложности 1034 делегата приняли участие в встречах и конференциях, проведенных ПДН в 7 регионах. 4-5 августа 2019 г. ПДН проводила большую конференцию в Диярбакыре, в которой приняли участие 650 делегатов из 7 регионов и около 70 провинций. Делегаты обсудили решения фундаментальных проблем в Турции. Примечательно, что через 15 дней турецкие власти назначили попечителей в Диярбакыре и других городах, где ПДН победила во время местных выборов 2019 г.[iii].

Итак, мы видим, что ПДН уже начала готовится предстоящим (2023 г.) президентским и парламентским выборам, даже если они будут  проводятся досрочно․ В Турции не исключают, что две самые популярные оппозиционные партии — светская Народно-республиканская партия (НРП) и прокурдская ПДН продолжат свое сотрудничество и на своих партийных съездах будут разрабатывать стратегии по созданию альянсов для противостояния президенту Реджепу Тайипу Эрдогану. По словам З.Догана, главная оппозиционная партия (НРП) дала понять, что после конгресса займёт более жёсткую оппозиционную линию, и часть этого, вероятно, будет связана с её курдским докладом, расследованием, которое вскоре будет передано общественности о политике правительства на преимущественно курдском юго-востоке после срыва мирного процесса в 2015 г.

Помимо курдского доклада, НРП готовит стратегию демократических альянсов, которая, как она надеется, может выиграть от образования двух новых политических партий ренегатами из правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Лидер НРП Кемаль Кылычдароглу столкнулся с критикой за то, что он тянет НРП вправо, но он считает, что эта политика будет оправдана, если его партия сможет сформировать широкую коалицию с двумя новыми партиями[iv].

Мы считаем, что НРП и ПДН будут более тесно сотрудничать друг с другом․ Эти партии в первую очередь сблизил фактор совместной борьбы против ПСР, а также против ПНД. Между НРП и ПДН есть ряд проблем, как исторических, так и современных. Известно, какова была политика НРП в отношении курдов во время ее правлении в 1923-1950 гг. Кроме того, ПДН не нравилось, что до недавнего времени НРП держалась подальше от ряда политических  сил, в том числе и от ПДН. Однако в настоящее время сторонам удалось урегулировать разногласия. Благодаря этому ПДН во время местных выборов не выдвигала кандидатов, а поддержала НРП и способствовала ее победе в больших городах[v].

Все это (альянс НРП-ПДН, возможно и с новыми партиями Давутоглу и Бабаджана) не сулит ничего хорошего для Эрдогана и его партии. Эрдогана может беспокоить не только тесное сотрудничество НРП-ПДН, но и новая тактика ПДН — охватить более широкий круг турецких и региональных политических групп, чем курдское население, на которое она ориентировалась в прошлом. У Эрдогана есть свои планы – План А и План Б.

План А — Эрдоган сделает все возможное, чтобы не позволить ПДН преодолеть 10%-ный порог и оказаться в парламенте. А это позволит резко увеличить количество мандат ПСР в парламенте (ПСР имеет широкую поддержку среди курдов и обычно занимает второе место в курдских провинциях после ПДН). Но как этого достичь? Мы не сомневаемся, что перед выборами (независимо от того, когда они будут проведены) военные столкновения с Рабочей партии Курдистана (РПК) будут усиливаться в Турции. Опыт показывает, что военные столкновения помогают ПСР набирать больше голосов в конфликтных регионах, чем в мирное время. В то же время такая ситуация уменьшает количество голосов ПДН в конфликтных регионах. Международная кризисная группа (МКГ) подчеркнула это в своем докладе прошлой осенью и отметила, что часть курдов считает, что ПДН связана с РПК (Турция признаёт РПК террористической организацией) и обвиняют ПДН в возобновлении военных действий, в результате чего они терпят большие лишения,  в городах введен комендантский час на неопределенный срок и т. д.[vi].

В этом контексте хотим напомнить, что в парламентских выборах 7 июня 2015 г. (в мирное время) ПСР набрала 18 867 411 голосов (40.87%) и получила 258 мандатов в парламенте. А вот по итогам парламентских выборов 1 ноября 2015 г. (после возобновления военных действий) ПСР набрала уже 23 681 926 голосов (49.50%) и получила 317 мандатов в парламенте (право на формирование однопартийного правительства). В то же время ПДН 7 июня набрала 6 058 489 голосов (13.12%) и получила 80 мандатов в парламенте, а  1 ноября – 5 148 085 голосов (10.76%) и 59 мандатов. Учитывая все это, мы ожидаем, что военные столкновения с РПК усилится в ближайшее время (в преддверии предстоящих президентских и парламентских выборов)․

План Б — Если Эрдоган не сможет помешать ПДН преодолеть 10%-ный порог, тогда он запустит План Б. Известно, что с 2015 г. ПДН три раза подряд преодолела этот порог, который никогда не был достигнут ни одной курдской партией раньше. Другими словами, в 21-м веке курдское политическое движение и, в частности, ПДН достигли исторических результатов. Успех ПДН на выборах оказал негативное влияние на результаты ПСР. Вот почему ПДН оказалась главной целью Эрдогана, который обычно запускает План Б после выборов? В последние годы правительственная политика привела к широкому подавлению курдского политического движения, в результате чего ведущие политики из ПДН были обвинены в связях с РПК и посажены в тюрьму, а многие муниципалитеты, в которых на выборах победила ПДН, были переданы назначенцами правительства.

Получается, что Эрдоган может и не так волноваться, если он не в состоянии помешать ПДН 1) преодолеть 10%-ный порог на парламентских выборах, 2) победить в курдонаселенных городах, в особенности, в Диярбакыре, Мардине и Ване на местных выборах (Эрдоган очень хотел, чтобы кандидаты ПСР победили в этих городах на местных выборах 2014 г. и 2019 г., однако в обоих случаях победили курдские кандидаты)․

Мы считаем, что деятельность РПК в 21-м веке уже не имеет смысла․ Принято считать, что РПК сначала боролась за формирование независимого курдского государства, а затем за курдскую автономию в Турции. А после ареста основателя и лидера РПК Абдуллы Оджалана (1999 г.) РПК начала концентрироваться на защите прав курдов. Подводя итог по этим трем пунктам, мы заключаем, что а) РПК неоднократно понижала верхнюю планку, б) провалилась в каждом из них. Курды Турции не получили автономии, не говоря уже о независимости, их права продолжают нарушаться. По нашему мнению, РПК уже исчерпала себя, и в 2020-х годах она должна уступить место курдскому политическому движению. Курдское политическое движение не только имеет больший потенциал для успеха, но и уже достиг серьезных достижений по двум основным причинам. 1) курдское население Турции быстро растет, что отражается и на результатах выборов, 2) в последнее время уровень самоорганизации и целеустремленности среди курдов растет.

Если мы сравним успехи курдского политического движения и РПК в 21-м веке, увидим, что у курдов гораздо больше достижений в случае демократической политической  борьбы, чем в вооруженной борьбе. Во время правления ПСР в Турции «за связи с РПК» были задержаны и арестованы десятки тысяч курдов, включая журналистов, мэров и депутатов (в том числе бывшие сопредседатели ПДН Селахаттин Демирташ и Фиген Юксекдаг), были закрыты различные курдские СМИ, многие курдские политики были отстранены от политики на несколько лет. Курдская сторона описывает это как политический геноцид против курдского народа. Отметим, что турецкие власти добились этих результатов в основном из-за одного фактора. Речь идет о наличии вооруженной деятельности РПК․

Таким образом, РПК стала серьезным препятствием, если не скажем самым серьезным препятствием на пути успеха курдского политического движения и в то же время, как это ни парадоксально, гарантией определенного успеха турецких властей. Если РПК прекратит свою деятельность и самораспустится, то для ПСР будет чрезвычайно трудно, если не сказать невозможно, сделать то же самое под предлогом борьбы с терроризмом и, таким образом, существенно нейтрализовать успехи курдского политического движения. Мы не сомневаемся в том, что, если РПК не прекратит вооружённую борьбу до предстоящих выборов, Эрдоган снова использует это как свою козырную карту. Причем, эта козырная карта может быть использована и перед выборами (План А), и после выборов (План Б). Получается, что РПК для Эрдогана/ПСР не только вызов, но и возможность. Все вышеуказанное свидетельствует о том, что в последние годы РПК стала скорее возможностью, чем вызовом для турецких властей. По нашему мнению, именно в интересах курдов Турции РПК должна покинуть политическую арену как можно скорее, уступив свое место курдскому политическому движению (ПДН), которое имеет несравненно больших перспектив для достижения успеха в демократическом пути в Турции. Будущее курдов не вооруженная борьба, а демократическая политическая борьба․

[i] Daha güçlü örgütlenme, Yeni Özgür Politika, 28․01․2020

[ii] Zülfikar Doğan, Turkey’s opposition CHP and HDP to seek allies at party congresses, Ahval, 06․02․2020

[iii] HDP 4’üncü Olağan Kongresi için hazırlıklarını tamamladı, Evrensel, 17.01.2020

[iv] Zülfikar Doğan, Turkey’s opposition CHP and HDP to seek allies at party congresses, Ahval, 06․02․2020

[v] Айк Габриелян, Роль прокурдской Партии демократии народов на местных выборах в Турции, ИБВ, 02.04.2019

[vi] Assessing the Fatalities in Turkey’s PKK Conflict, International Crisis Group, 22.10.2019

52.77MB | MySQL:104 | 0,309sec