О причинах преследования членов движения ПТМ в Пакистане. Часть 1

Лидер пуштунского движения Мансур Паштин был арестован посреди ночи 27 января в Пешаваре. Ему предъявлено пять обвинений, включая подстрекательство к мятежу, преступный сговор, нападение на суверенитет Пакистана и пропаганду этнической ненависти. Паштин является молодым лидером организации защиты пуштунов (Pashtun Tahafuz Movement (PTM, ПТМ) – ненасильственного протестного движения, требующего соблюдения прав пуштунов на территории бывших федерально управляемых племенных районов Пакистана. Через несколько дней после ареста Паштина активисты ПТМ, среди которых нашлись даже пожилые люди, публично выступавшие за его освобождение перед пресс-клубом в Исламабаде, также были обвинены в подстрекательстве к мятежу. Хотя эти активисты были освобождены под залог через несколько дней, Паштин по-прежнему остается под арестом. Освещение деятельности его двухлетнего движения подвергается цензуре в Пакистане. Газетам и телеканалам не разрешается транслировать сообщения о масштабных митингах, которые проводит ПТМ с количеством участников, исчисляющимся десятками тысяч человек. Также запрещено озвучивать  требования, которые движение выдвигает в адрес пакистанских властей. До конца неясно, по какой причине в государстве, которое регулярно ведет переговоры с протестующими правыми исламистами, члены ПТМ неоднократно подвергались арестам. Однако есть ряд версий, почему это движение несогласных представляет собой такой вызов для пакистанских вооруженных сил. ПТМ заявляет о серьезных нарушениях пакистанскими военными прав человека в отношении пуштунов на северо-западе страны. Представители движения утверждают, что пуштуны являлись объектом насилия со стороны талибов и пакистанских военных в течение двух десятилетий. ПТМ утверждает, что военные убивали ни в чем не повинных гражданских лиц в ходе своих операций против пакистанских талибов, и что правительство Пакистана должно отвечать за действия вооруженных сил, в частности, за «пропавших без вести» гражданских лиц. ПТМ также утверждает, что пуштуны регулярно подвергаются подозрению и преследованиям на контрольно-пропускных пунктах, а наземное минирование территории, на которой проживают представители данной этнической группы, продолжает делать их жизнь небезопасной. ПТМ требует учредить комиссию по установлению истины и примирению для рассмотрения жалоб о внесудебных казнях и пропавших без вести гражданских лицах. Представители движения также утверждают, что военные поддерживали пакистанских боевиков движения «Талибан» (также известного как «Техрик-и-Талибан Пакистан», или ТТП,  запрещено в РФ), которые, с их слов, находятся в «тайном сговоре с военными». Один из лозунгов ПТМ переводится как: «За этим терроризмом стоит униформа». Военные категорически отвергают данные утверждения, заявляя, что ПТМ опасно и что его риторика угрожает конституции Пакистана. Лидеры движения, в свою очередь, утверждают, что они требуют только соблюдения своих конституционных прав. Двое из лидеров ПТМ, Али Вазир и Мохсин Давар, были избраны парламентариями на выборах в июле 2018 года, которые также привели к власти премьер-министра Имрана Хана. Данный шаг предоставил движению некоторое парламентское представительство, но, тем не менее, в мае прошлого года, после того, как протест приобрел более ожесточенную форму (ПТМ утверждает, что солдаты стреляли в безоружных демонстрантов; государственные представители утверждают, что протестующие стреляли первыми), Давар и Вазир были арестованы и провели под стражей четыре месяца. Несмотря на то, что некоторые источники подтверждают информацию, поступавшую от ПТМ относительно пропавших без вести гражданских лиц и гибели мирных жителей от рук пакистанских военных, заявление о том, что вооруженным боевикам «Талибана» разрешено возвращаться в эти районы, остается по больше части неподтвержденным. Во многом это связано с тем, что армия удерживала под жестким контролем территории пуштунских племен, ограничивая свободное передвижение журналистов и чиновников по региону. Пакистанская армия не позволяет никому, кроме местных жителей, свидетельствовать о последствиях своих операций против пакистанских талибов. Резкое сокращение числа нападений на ТТП произошло на фоне роста доверия в отношении военных, которые раннее потеряли тысячи солдат в ходе операций против пакистанских талибов. В некоторых сообщениях утверждается, что члены ТТП были амнистированы в обмен на предоставление разведданных и им было разрешено вернуться в племенные районы. Однако это, скорее, единичные случаи, учитывая, что  пакистанские военные предоставляют очень ограниченный доступ в эти районы. С прошлого года Вооруженные силы Пакистана, обретающие все больше авторитета и влияния по отношению к гражданским учреждениям страны, публично заявляют, что «время ПТМ истекло» и призывают движение немедленно свернуть свою деятельность. В то время как представителям ПТМ в целом разрешалось проводить акции протеста, они, вместе с тем, подвергались безжалостной клевете:  утверждалось, что в ПТМ полно предателей, обвиняемых по закону о мятеже колониальной эпохи (который предусматривает уголовную ответственность за нелояльность, презрение, ненависть и недовольство в отношении государства), также на представителей движения вешались ярлыки агентов «правительств противника» – либо Индии, либо Афганистана. Таким образом, подводя промежуточный итог выше сказанному, целесообразно отметить, что одной из причин, по которой пакистанская армия озабочена деятельностью ПТМ является то, что данное движение стремится призвать к ответу на острые насущные вопросы один из главных органов государственной власти и, публично анализируя его деятельность, ставит под сомнение его целостность.

52.72MB | MySQL:107 | 0,580sec