Ситуация в Тунисе: январь 2020 г.

Тунис движется прямым курсом к повторным парламентским выборам после провала правительства Хабиба Жемли и неоднозначно воспринятой стратегии нового премьера Ильяса Фахфаха, в январе назначенного президентом. На этом фоне визит в Турцию лидера умеренных исламистов Рашида Ганнуши едва не стоил ему занимаемой должности председателя парламента, в частности, ввиду того, что пришелся на момент выяснения отношений между странами о способах урегулирования ливийского конфликта.

«Через тернии» к новому правительству

Списки кабинета министров Хабиба Жемли (премьер-министра от партии умеренных исламистов «Ан-Нахда»), которые долго хранились в тайне, к началу января стали обсуждаться, но опять-таки кулуарно, без огласки. И несмотря на то, что Жемли обещал, что новое правительство соответствует формальным требованиям: состоит на 40% из женщин и на половину из молодых кадров, в нем осталось прежним количество министерских портфелей, а одним из критериев стало отсутствие партийной принадлежности, большинство парламентских фракций уже накануне процедуры голосования отозвались о нем критично. Даже Совет шуры движения исламистов рекомендовал Жемли «приложить больше усилий» и предпринял, пусть и тщетные, попытки на несколько дней отложить голосование. Потенциальные союзники из второй по численности в парламенте партии «Сердце Туниса» («Къальб Тунис») также выразили недовольство, ознакомившись со списками Жемли. Другие две крупные партии– «Демократическое течение» и «Народное движение» – отказались от переговоров с Жемли с самого начала. Исход был предрешен. Парламент 11 января не одобрил правительство Хабиба Жемли (72 голоса в поддержку и 134 голоса против, 3 воздержались). В прессе злословили, обсуждая каждую предложенную кандидатуру из состава правительства. Например, министром обороны якобы мог стать Имад Дервиш, которые служил «правой рукой» покойного президента-диктатора Бен Али, помогая сдерживать деятельность НКО. Должности министров внутренних дел и юстиции, по плану Жемли, должны были достаться ярым сторонникам «Ан-Нахды» и т.д.

Таким образом, согласно пункту 3 ст. 89 Конституции президент должен был по своему выбору назначить премьер-министра в течение 10 дней. Каис Саид обратился ко всем партиям, имеющим представительство в парламенте, с просьбой представить ему списки кандидатов на пост премьера. Практически все фракции указали по несколько имен, главным образом специалистов в области экономики и финансов. Затем тунисский президент Каис Саид провел интенсивные консультации с потенциальными кандидатами, а также обсудил этот вопрос с представителями крупных партий и национальных организаций. Завершился марафон тем, что 20 января новым премьер-министром был назначен 49-летний Ильяс Фахфах, которому Каис Саид поручил сформировать правительство в течение одного месяца без возможности продления этого срока.

Ильяс Фахфах родился в столичном городе Тунис и получил сравнительно неплохое образование. Завершив бакалавриат по инженерной специальности в Тунисе, он затем перебрался во Францию, где ему удалось закончить магистратуру поочередно по двум направлениям – в г. Лион по инженерной специальности, а в Париже – в области управления и менеджмента. Закончив обучение, он поступил на работу в один из филиалов французской нефтегазовой компании Total, пока не стал главой подразделения кампании в Польше. Вернувшись в 2006 г. в Тунис, Фахфах работал на управляющих должностях в различных крупных автомобильных компаниях. С 2011 г. он начал политическую карьеру, вступив в движение «Такаттуль» («Демократический фронт за труд и свободу» — ДФТС), входившее в коалиционное правительство «Тройки» (2011-2013 гг.). В правительстве Хамади аль-Джебали он занимал должность министра туризма, затем в правительстве Али Ларайеда –  министра финансов. Фахфах баллотировался на президентских выборах 2019 г.

Обозреватели заметили, что выбор президента, упавший на Фахфаха, отражает необходимость изменить к лучшему социально-экономическое положение в стране. В 2020 г. Тунис рассчитывает привлечь в виде иностранных кредитов порядка 3 млрд долл. в условиях острого дефицита бюджета и небывалого оттока молодых кадров в Европу. Почти все парламентские фракции поддержали назначение Фахфаха. «Ан-Нахда» охарактеризовала его как «надежного профессионала». В «Демократическом течение» указали, что Фахфах – человек серьезный и обладающий опытом госуправления. Между тем представители «Сердца Туниса» («Къальб Тунис») выразили недоумение тем, что ДФТС, к которому до дня своего назначения принадлежал Фахфах, не представлен в парламенте, следовательно, не имел права выдвигать кандидата на пост премьера, подчеркнув: «Мы посмотрим, какую он предложит программу». Фахфах пообещал 21 января, что его правительство «будет небольшим по количеству портфелей, оно сделает упор на воплощении идей революции 2011 г., укреплении государства, общественной справедливости, где не будет места неравенству и бедности». В свою очередь тунисский президент сказал: «Это будет не правительство президента республики, это будет правительство, которое получит одобрение парламента… решающее слово принадлежит Палате представителей».

С целью набрать кабинет министров Фахфах, также как и его предшественники, начал переговоры с партиями, но, по какой-то причине, исключил из них две – «Сердце Туниса» и Свободную конституционную партию. Этот шаг показался исключенным партиям оскорбительным. Вследствие этого депутат «Сердца Туниса» Осама Хлифи на своей странице в Фейсбуке обрушился с едкой критикой и на премьера, и на президента, который, по его мнению, замысливает недобрый план и «как троянский конь» разрушит политическую систему. Он упрекнул президента в лояльности Ирану, а лозунг предвыборной кампании Каиса Саида «Народ хочет!» сравнил с лозунгами покойного ливийского диктатора Муаммара Каддафи. [1]

Вроде бы, желая сгладить возникший конфликт, «Ан‑Нахда» заявила, что движение не возражает против участия «Сердца Туниса» в будущем правительстве народного единства, вопреки прежним разногласиям между двумя партиями. Однако в конце января последовало довольно неожиданное объяснение самого Фахфаха, что «исключение» двух партий обусловлено тем, что без реальной оппозиции не может быть и демократии. Более того, по его словам, коалицию правительственных сил составят движение «Ан-Нахда», партия «Тахйа Тунис» («Да здавствует Тунис»), «Демократическое течение», «Народное движение» и другие партии, — те, кто поддержал кандидатуру президента Каиса Саида во втором туре президентских выборов 2019 г. При это, как и на президентских выборах, политической платформой президента и его правительства останется стремление воплотить идеи революции 2011 г., осуществить демократический переход. Учитывая, что лидер Свободной конституционной партии Абир Муси и лидер партии «Сердце Туниса» Набиль Карауи считаются фигурами, связанными с прежним режимом, они оба вели политическую деятельность во время Бен Али, не выступая против его политики, а Муси даже агитировала за разворот к всему позитивному, что унаследовал Тунис от эпохи Бен Али, они могут стать идеальной основой для идеологической оппозиции.

Начать с конфликта – смелый, но, вероятно, опрометчивый шаг Фахфаха с учетом того, что в парламенте, итак, представлены слишком полярные партии с большим численным разбросом, что делает какую-либо коалицию затруднительной. У нового премьер-министра есть лишь месяц срока на эксперименты. Если в середине февраля его правительство не получит одобрения парламента, Тунис ожидают досрочные парламентские выборы.

Вокруг ливийского конфликта

В начале января в тунисской прессе еще не утихли страсти вокруг визита в Тунис турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана в конце 2019 г. При всех прежних президентах Тунис придерживался нейтралитета в отношении политических блоков и союзов, проводил сбалансированную политику. Но после того, как исламисты захватили коридоры власти в 2011 г., стали витать опасения, что Тунис попадет под влияние турецко-катарской оси. Администрация тунисского президента Каиса Саида вновь четко заявила 7 января, что резко осуждает военное вмешательство Турции в ливийский конфликт, а также не позволит турецкой стороне использовать тунисскую территорию в качестве плацдарма для переброски войск. Пресс-секретарь президентской администрации Рашида аш-Нейфер подчеркнула, что «ни одна пядь суверенной территории Туниса не может быть предметом торга». [2]  Кроме того, в интервью местной радиостанции Mosaïque FM она указала, что Тунис продолжит консультации об участии в Берлинской конференции по Ливии, добавив, что тунисская сторона надеется на участие в этой конференции 19 января также ливийских и алжирских представителей. [3] Однако по какой-то причине вопрос о тунисском участии остался «висеть в воздухе», хотя Тунис проинформировал Германию о готовности приехать на конференцию еще в октябре 2019 г. Официальное приглашение последовало буквально за день до начала мероприятия, лишь в самый последний момент, как если бы Тунис вообще забыли включить в список участников. В итоге Тунис отказался от участия, сославшись на необходимость приготовлений, которые не могли быть произведены без заблаговременного оповещения. Марокко также выразило возмущение, что не получило приглашение на Берлинскую конференцию, притом, что в ней приняли участие Алжир, ОАЭ, Конго, Африканский союз, ЛАГ, Турция и др.

Воспользовавшись очередным мероприятием, посвященным ливийскому урегулированию, приехавший 23 января в Алжир на встречу глав МИД государств, граничащих с Ливией, и.о. министра иностранных дел временного правительства Туниса Сабри Баш Табджи подчеркнул, что Тунис приветствует решения, принятые в ходе последних конференций по Ливии в Москве и Берлине, добавив, что ливийский конфликт сильно осложняет жизнь соседям. Тунис уже предпринимает меры, чтобы в случае эскалации конфликта, принять многочисленных беженцев в приграничной зоне.

Кроме Алжира роль посредника в ливийском урегулировании согласились сыграть Объединенные Арабские Эмира. В рамках посреднической миссии министр иностранных дел ОАЭ Абдулла бен Заид Аль Нахайян посетил Тунис 27 января и обсудил ливийский кризис с президентом Каисом Саидом. Впрочем, его миссия кроме прочего, заключалась в том, чтобы удостовериться в позиции тех стран, в которых недавно побывал Р.Т.Эрдоган, мыслящий категориями «неоосманизма».

Тунисские «Братья-мусульмане»

Вопреки тому, что еще в 2016 г. движение «Ан-Нахда» приняло решение дистанцироваться от идеологии «Братьев-мусульман» (запрещена в ряде стран, включая РФ) и сменить название с «умеренные исламисты» на «мусульманские демократы», не похоже, чтобы это повлекло кардинальную смену идеологии и ориентиров. Как только «Ан-Нахда» потерпела сокрушительное поражение – провал правительства Жемли 11 января, на следящий же день лидер тунисских исламистов, а по совместительству председатель партамента Рашид Ганнуши прилетел в Турцию и провел закрытую встречу с Р.Т.Эрдоганом. Более того, в тот же день Р.Т.Эрдоган принял главу правительства национального согласия Ливии Фаиза Сарраджа, и беседа состоялась также в закрытом формате.

На официальном сайте движения «Ан-Нахда» было дано разъяснение о причинах визита Р.Ганнуши, который навестил турецкого друга, вроде бы, чтобы поздравить его с приобретением новой машины.

Недолго думая, 12 января политические активисты и представители нескольких партий выступили с предложением лишить Рашида Ганнуши его должности в парламенте в качестве меры протеста против его визита в Турцию, да еще в момент дипломатического кризиса между странами. Поводом стал и тот факт, что турецкая пресса преподнесла визит Ганнуши как «визит председателя тунисского парламента», а не как частный визит. Мухсин Марзук, генсек движения «Проект Туниса» обратил внимание, что «решения движения «Ан-Нахда» направляются директивами из Турции». Кроме того, Р.Ганнуши упрекали в том, что он не разделяет свои обязанности партийного лидера и государственного чиновника, который должен проявлять непредвзятость и справедливость. Вместо этого Р.Ганнуши не редко демонстрировал неприятие или открытое недовольство решениями, принимаемыми в парламенте.

Инициатором выдвижения вотума недоверия Р.Ганнуши стала, в частности, Свободная конституционная партия, которая начала собирать подписи под соответствующей петицией и проводить консультации с партиями, проголосовавшими против правительства Жемли. Лидер партии Абир Муси привела довод о том, что встреча Р.Т.Эрдогана и Р.Ганнуши проходила без участия прессы, что является «нарушением дипломатического обычая и парламентского распорядка, а кроме того вызывает подозрения в обмене оперативной информацией с иностранным государством». Для претворения в жизнь плана партии Абир Муси потребуется 109 парламентских голосов. Однако, если учесть, что против правительства Жемли проголосовали 134 депутата, план кажется вполне реалистичным. Организованная параллельно интернет-кампания за лишение Р.Ганнуши занимаемой должности имела стремительный успех — петиция набирала тысячи голосов (в первый час  — более 16 тыс.).

Дело приняло серьезный оборот еще и потому, что в движении «Ан-Нахда» также не одобрили поступка Р.Ганнуши. Один из видных активистов движения и член Совета шуры Абделлатиф Мекки на своей странице в Фейсбуке без лишних слов возложил на Р.Ганнуши всю ответственность за провал правительства Жемли, заметив, что главная причина — это единоличные и ошибочные решения Р.Ганнуши. Где-то месяц назад он так отзывался на личной странице о лидере своего движения: «Этот упрямец не нуждается ни к талантах, ни единомышленниках в своем окружении…ему нужны хапуги…умеющие рвать деньги, загребать должности, ловить души…его не интересует будущее…ему важно помнить, что он добрался до вершины, вершины горы, у подножия которой полыхает все огнем, который он разжег». [4]

В январе из состава партии умеренных исламистов вышли еще несколько видных деятелей  – Хишам Ларайед и Зийад Бу-Махла. Активист «Ан-Нахды» Абдулхами аль-Джеласи с опаской поведал телеканалу «Аль-Хивар ат-Тунисий», что уже четвертый год в движении наблюдаются серьезные расхождения позиций, и партия пока совсем не готова к предстоящему в мае очередному съезду, на котором анонсированы перевыборы в руководящие органы. По словам аль-Джеласи, при неблагоприятном исходе исламистов ждет такой же раскол, как некогда доминировавшую в парламенте перспективную партию «Нидаа Тунис» («Призыв Туниса»), которая распалась, не успев расправить крылья.[5]

[1] https://www.facebook.com/okhlifi1/posts/2989952881035713

[2] https://www.facebook.com/Presidence.tn/photos/a.281368748587856/2900747079983330/?type=3

[3] https://www.mosaiquefm.net/ar/%D8%A3%D8%AE%D8%A8%D8%A7%D8%B1-%D8%B3%D9%8A%D8%A7%D8%B3%D8%A9-%D8%AA%D9%88%D9%86%D8%B3/666467/%D8%A7%D9%84%D9%86%D9%8A%D9%81%D8%B1-%D8%A7%D9%84%D9%85%D9%81%D8%A7%D9%88%D8%B6%D8%A7%D8%AA-%D9%85%D8%A7-%D8%AA%D8%B2%D8%A7%D9%84-%D9%85%D9%81%D8%AA%D9%88%D8%AD%D8%A9-%D8%AD%D9%88%D9%84-%D9%85%D8%B4%D8%A7%D8%B1%D9%83%D8%A9-%D8%AA%D9%88%D9%86%D8%B3-%D9%81%D9%8A-%D9%85%D8%A4%D8%AA%D9%85%D8%B1-%D8%A8%D8%B1%D9%84%D9%8A%D9%86

[4] https://www.facebook.com/abdmeki/posts/1585681604907537

[5] https://www.facebook.com/EttounsiyaTV/videos/593163231529101/

49.6MB | MySQL:107 | 0,784sec