Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (17 — 23 февраля 2020 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с Сирией, где высокая степень напряженности сохраняется в северо-западной провинции Идлиб.

17-18 февраля в Москве прошли переговоры представителей России и Турции по ситуации с сирийском Идлибе, которые не привели к достижению какой-либо договоренности. Турецкая сторона выразила свою неудовлетворенность итогами диалога, но одновременно заявила о нежелании ухудшения отношений с РФ. В Анкаре также подтвердили, что Турция продолжит направлять войска в Идлиб «для защиты жителей региона». Турки приступили к развертыванию новых наблюдательных постов в идлибской зоне. С резкими заявлениями выступил президент Турции Р. Т. Эрдоган, угрожавший начать в Идлибе новую масштабную военную операцию и «задействовать всю свою боевую мощь» в случае ее проведения.

Россия продолжит контакты с турецкой стороной, чтобы не позволить ситуации в Идлибе развиваться по пути дальнейшего нагнетания, заявили в Кремле, назвав «худшим сценарием развития событий в Идлибе возможную операцию Турции в Сирии, если она будет проводиться против легитимных властей и ВС этой страны». Москва поддерживает действия армии Сирии, которая отвечает на неприемлемые провокации в Идлибе, заявил глава российского МИД С. Лавров, отметив, что Россия не выдвигала Турции никаких новых требований на консультациях по Идлибу.

Тем временем в НАТО заявили, что не намерены оказывать Анкаре военную поддержку в случае операции Турции на севере Сирии, однако в альянсе озабочены потенциальными рисками столкновения Турции с союзниками Дамаска — Ираном и Россией. США и Турция тесно сотрудничают в деле урегулирования ситуации в Идлибе, заявил 18 февраля президент Д. Трамп.

Ситуация в идлибской зоне резко обострилась 20 февраля, когда формирования непримиримой сирийской оппозиции при прямой поддержке турецкой артиллерии и спецназа атаковали позиции сирийской армии в районе населенного пункта Нейраб. «Для недопущения выхода бандформирований вглубь сирийской территории по просьбе сирийского командования самолетами Су-24 ВКС РФ был нанесен удар по прорвавшимся вооруженным формированиям террористов. Это позволило сирийским войскам успешно отбить все атаки». Россия призвала «турецкую сторону во избежание инцидентов прекратить поддержку действий террористов и передачу им вооружения». После того как по линии деконфликтинга до турецкой стороны было доведено, что факт стрельбы ее артиллерии вскрыт российской стороной, огонь с их позиций прекратился. Минобороны Турции заявило, что не имеет претензий к российской стороне в связи с ситуацией в Идлибе. Такие претензии у Турции есть только к официальным властям Сирии. Глава турецкого военного ведомства Х. Акар заявил, что Турция и РФ могут приступить к совместному патрулированию в зоне деэскалации в Идлибе, а «наши военные на местах в Идлибе поддерживают здоровый диалог». Акар высказал пожелание Турции получить от России разрешение на полеты турецкой авиации над Идлибом.

Ситуацию в сирийском Идлибе обсудили 20 февраля в телефонном разговоре президент России В. Путин, канцлер Германии А. Меркель и президент Франции Э. Макрон. Меркель и Макрон настаивали на немедленном прекращении боевых действий и предоставлении беспрепятственного доступа гуманитарной помощи нуждающимся в ней людям. Они также объявили о своей готовности встретиться с В. Путиным и Р. Т. Эрдоганом, чтобы достигнуть политического решения кризиса. Путин подчеркнул необходимость принятия эффективных мер по нейтрализации террористической угрозы при соблюдении принципов суверенитета и территориальной целостности Сирии. Лидеры 27 стран — членов Евросоюза 21 февраля призывали стороны конфликта в Сирии немедленно прекратить военные действия в провинции Идлиб. Госдепартамент США заявил о решительной поддержке Турции в Идлибе.

Поддержка Вооруженными силами Турции боевиков, попытавшихся прорвать позиции войск правительства Сирии в Идлибе, является нарушением договоренностей Москвы и Анкары и угрожает привести к дальнейшей эскалации конфликта, заявили в МИД РФ. В Министерстве обороны России сообщили, что «информация о якобы [зафиксированных] потоках сотен тысяч мирных жителей провинции, устремившихся к сирийско-турецкой границе из-за боевых действий между террористами и сирийскими правительственными войсками на востоке провинции, не соответствует действительности». Россия призывала Турцию обеспечить выход мирных сирийцев из Идлиба.

Президенты России и Турции В. Путин и Р. Т. Эрдоган провели 21 февраля телефонные переговоры, в ходе которых Р. Т. Эрдоган подчеркнул «необходимость сдерживания режима [президента САР Б. Асада] в Идлибе и предотвращения гуманитарной катастрофы» и заявил, что «урегулирование ситуации в Идлибе лежит через полную имплементацию сочинского меморандума». В. Путин выразил серьезную обеспокоенность агрессивными действиями экстремистов в провинции Идлиб. «Президенты условились об активизации двусторонних межведомственных консультаций по Идлибу, нацеленных на снижение напряженности, обеспечение прекращения огня и нейтрализацию террористической угрозы».

США могут направить в Турцию ЗРК «Пэтриот», заявил Х. Акар, однако Вашингтон не дал конкретного ответа на турецкий запрос.

После неудачной атаки боевиков при поддержке турецкой армии 20 февраля в районе Нейраб противоборствующие стороны в идлибской зоне перешли к преимущественно позиционным действиям и обмену ракетно-артиллерийскими ударами. Сирийские власти сообщили 22 февраля, что автострада, связывающая город Алеппо с Дамаском, стала полностью безопасной и открыта для движения грузового и пассажирского транспорта.

22 февраля министры обороны России и Турции С. Шойгу и Х. Акар в ходе телефонного разговора обсудили вопросы стабилизации обстановки в идлибской зоне деэскалации. В этот же день Р. Т. Эрдоган вновь заявил о намерении Анкары предпринять «более решительные действия» в Сирии, подчеркнув, что действия Турции в Сирии и Ливии отвечают требованиям национальных интересов государства. Р. Т. Эрдоган сообщил, что 5 марта он проведет саммит с лидерами России, Франции и Германии, чтобы обсудить эскалацию насилия в Идлибе. Четырехсторонний саммит по сирийскому урегулированию с участием России, Германии, Франции и Турции состоится, если удастся согласовать графики президентов этих стран, сообщили 23 февраля в Кремле. В Кремле также заявили, что Турция не выполнила требования сочинских договоренностей по Идлибу.

18 февраля действующий президент Афганистана А. Гани официально объявлен победителем на выборах главы государства, прошедших 28 сентября 2019 г. Согласно итоговым данным, представленным Национальной избирательной комиссией, он получил 50,64% голосов избирателей, за него проголосовало более 923 тыс. граждан страны, имеющих право голоса и пришедших на избирательные участки. На втором месте оказался премьер-министр страны А. Абдулла, набравший 39,52% голосов, на третьей позиции экс-премьер и бывший лидер афганских моджахедов Г. Хекматияр (3,85%). В то же время А. Абдулла заявил 18 февраля, что не признает объявленные результаты выборов, согласно которым победителем стал А. Гани. Абдулла также заявил о том, что создает «инклюзивное правительство». Сам А. Гани назвал объявленные итоги выборов «победой сторонников республики».

22 февраля ночью в Афганистане начался семидневный период снижения насилия, предшествующий подписанию соглашения между США и движением «Талибан» (запрещено в РФ). Обе стороны 21 февраля объявили, что соглашение между ними будет подписано 29 февраля. В документе содержится призыв к поэтапному выводу всех американских военных из Афганистана в обмен на гарантию того, что «Талибан» не допустит использования Афганистана в качестве плацдарма для терроризма, и будет участвовать в процессе примирения со всеми другими афганцами. А. Гани и А. Абдулла приветствовали начало периода сокращения насилия в Афганистане.

Сложная ситуация сохраняется в Ливии. После Берлинской конференции (19 января 2020 г.) ситуация в Ливии не претерпела серьезных изменений, заявил 17 февраля глава МИД России С. Лавров. По его мнению, «противоречия между основными участниками ливийского конфликта зашли настолько далеко, что разрешить их в рамках одного мероприятия, пусть даже и такого представительного, как берлинский форум, невозможно». Президент России В. Путин не отправлял российские войска в Ливию и не отдавал каких-либо приказов на этот счет, заявил 17 февраля пресс-секретарь президента РФ Д. Песков.

Военный комитет Ливии, включающий по 5 представителей от каждой из сторон конфликта, возобновил 18 февраля переговоры в Женеве. В этот же день представитель Ливийской национальной армии (ЛНА) под командованием фельдмаршала Х. Хафтара заявил об уничтожении турецкого судна в порту Триполи. Согласно заявлению, «судно перевозило вооружения и боеприпасы, предназначавшиеся вооруженным группировкам». Анкара не подтвердила информацию о потоплении судна, но признала людские потери при его обстреле. Правительство национального согласия (ПНС) Ливии Ф. Сарраджа объявило о прекращении участия в работе военного комитета в Женеве в связи с обстрелом силами ЛНА порта Триполи.

Министр обороны России С. Шойгу провел 19 февраля в Москве встречу с Х. Хафтаром, обсудив обстановку в Ливии. «Отмечена важная роль переговоров, состоявшихся 13 января в Москве, для установления режима прекращения огня и запуска процесса нормализации обстановки в стране». Турция продолжит поддерживать ПНС Ф. Сарраджа в Ливии в случае провала переговоров по урегулированию в этой стране, заявил 19 февраля президент Турции Р. Т. Эрдоган. 20 февраля Р. Т. Эрдоган принял в Стамбуле Ф. Сарраджа. Президент России В. Путин, президент Франции Э. Макрон и канцлер Германии А. Меркель в ходе телефонного разговора 20 февраля высказались за соблюдение перемирия и возобновление политического диалога по Ливии в русле прошедшей в Берлине конференции по урегулированию ситуации в стране. Президенты В. Путин и Р. Т. Эрдоган заявили 21 февраля о важности реализации решений конференции по Ливии в Берлине.

Выборы в Меджлис (однопалатный парламент) прошли 21 февраля в Иране. На 290 мест в законодательном органе претендовали 7148 человек. Явка избирателей на выборах составила 42,58% — рекордно низкий показатель за последние годы. Предварительно сообщается, что больше всего голосов получил консервативный список «Национальное единство» под руководством бывшего мэра Тегерана М. Б. Галибафа.

21 февраля в столице и многих других городах Алжира прошли уличные марши и манифестации, приуроченные к первой годовщине начала масштабного протестного движения «Хирак». Участники 53-й подряд пятницы протестов, как и прежде, требуют установления в стране демократического строя, освобождения политзаключенных и соблюдения властями политических свобод. Они заявляют о своей решимости продолжать мирную борьбу до тех пор, пока их чаяния и устремления не будут воплощены в жизнь.

В Турции продолжается кампания репрессий против сторонников «Террористической организации фетхуллахистов» (ФЕТО), которую власти обвиняют в организации попытки государственного переворота в 2016 г. На минувшей неделе генпрокуратура Анкары выдала ордера на задержание 766 человек, которые подозреваются в связях с ФЕТО. Рейды прошли в 67 из 81 провинции страны. Ордера на задержание выданы также в отношении более чем 200 сотрудников Министерства юстиции Турции и военнослужащих, подозреваемых в том, что они состояли в ячейках ФЕТО.

Совместные учения ВВС Египта и Франции прошли в акваториях Красного и Средиземного морей. В них приняли участие египетские самолеты «Рафаль» и F-16, а также авианосец «Шарль де Голль» ВМС Франции. Были отработаны «коллективные действия во время поисково-спасательных операций, защита стратегических целей на воде и нападение на морские соединения условного противника, а также дозаправка в воздухе».

 

Приложение

О состоянии вооруженных сил Ливана

Закон «О национальной обороне» (1983 г.) определяет главной задачей вооруженных сил Ливана «оборону страны от агрессии, откуда бы она ни исходила, защиту суверенитета и территориальной целостности государства». Однако за всю свою историю национальная армия никогда не была в состоянии ее решать, да и особенно не пыталась это делать, так как соседи республики – Израиль и Сирия — обладают военным потенциалом и вооруженными силами, неизмеримо превосходящими ливанские. Закон «О национальной обороне» предусматривает также участие вооруженных сил в мероприятиях по обеспечению внутренней безопасности. Исторически сложилось так, что ливанская армия преимущественно решала именно эти задачи. Более того, в условиях сохраняющейся в стране на протяжении длительного времени сложной политической ситуации ливанская армия представляет собой «наиболее эффективный и представительный национальный институт», самую организованную и стабильную государственную структуру, которая поддерживает внутреннюю безопасность.

Вооруженный конфликт в Сирии, начавшийся в 2011 г. и принявший масштабный характер, оказывает непосредственное и очень сильное негативное влияние на обстановку в Ливане, особенно в сфере безопасности. В период с 2014 г. по 2017 г. части ливанской армии (в ряде случаев совместно с вооруженными формированиями «Хизбаллы») вели боевые действия с боевиками исламистских террористических и экстремистских группировок, которые обосновались в приграничных с Сирией районах с целью не только создать здесь тыловые базы для ведения вооруженной борьбы против режима президента САР Б. Асада, но и активно воздействовать на ситуацию в самом Ливане. В итоге летом 2017 г. часть боевиков была разгромлена, а оставшиеся покинули ливанскую территорию.

Опасным очагом нестабильности остается город Триполи на севере Ливана и прилегающие к нему районы, где периодически вспыхивают вооруженные столкновения между местными алавитами и суннитами, в основном из числа салафитских экстремистов. Латентная напряженность сохраняется в лагерях палестинских беженцев, преимущественно в районе южного города Сайда. Сложной остается ситуация на границе с Израилем, которая периодически обостряется.

Таким образом, в условиях неуклонного нарастания угроз внешней и внутренней безопасности страны проблема повышения боеспособности национальной армии, её перевооружения на более современное оружие и технику остается одной из приоритетных для Ливана. Против укрепления национальных вооруженных сил не возражают, хотя и с различных позиций, все основные ливанские политические силы.

Вместе с тем, вооруженные силы Ливана (60 тыс. человек) в их нынешнем состоянии (и развитие событий это отчетливо демонстрируют) не способны в полном объеме решать стоящие перед ними задачи по обеспечению безопасности страны. Армия не имеет современных средств ведения вооруженной борьбы – подавляющую часть её оружия составляют устаревшие образцы. Система управления войсками также не отвечает современным требованиям. Отсутствует надлежащая база для технического обслуживания и ремонта боевой техники. Слабо развит войсковой тыл, недостаточными являются запасы вооружения и материальных средств. Войска испытывают острый дефицит запасных частей, что обуславливает низкую техническую готовность вооружения и военной техники.

Сухопутные войска (56,6 тыс. человек) составляют основу ливанской армии. Они имеют в своем боевом составе 11 механизированных бригад, бригаду Республиканской гвардии, несколько отдельных полков и формирования Командования сил специальных операций (КССО). На вооружении состоит: 390 танков (устаревшие советские Т-54/55, американские М60А3 и М48А5); 325 артиллерийских орудий калибра от 122 мм до 155 мм, в том числе 12 САУ; 275 минометов; 11 РСЗО БМ-21 «Град»; до 40 ПТРК; примерно 1500 боевых бронированных машин, в основном БТР; 83 ПЗРК «Стрела-2» и 57 зенитных установок калибра 23 мм.

Наиболее боеспособными в сухопутных войсках считаются части и подразделения КССО, предназначенные для борьбы с «ассиметричными угрозами» национальной безопасности страны. Под ними подразумеваются находящиеся на ливанской территории неправительственные и незаконные вооруженные формирования и экстремистские группировки.

Военно-воздушные силы (1,6 тыс. человек) имеют на вооружении 6 переданных США легких ударных самолетов EMB-313/A-29 «Супер Тукано», 3 американских разведывательных самолета «Цессна» АС-208, 8 французских боевых вертолетов SA-342L «Газель», несколько учебных самолетов и свыше 30 многоцелевых и транспортных вертолетов различных типов. Кроме того, имеется 6 американских беспилотников «СканИгл».

Корабельный состав военно-морских сил (1,8 тыс. человек) представлен 11 патрульными и 2 десантными катерами. Имеется сеть береговых РЛС.

Личный состав ливанской армии комплектуется только военнослужащими-контрактниками. Уровень подготовки офицерского состава и военнослужащих-контрактников оценивается как хороший. Офицерский корпус ливанской армии считается одним из самых образованных и культурных слоев общества, его своеобразной элитой.

В военно-административном отношении территория Ливана разделена на пять военных зон: «Бейрут», «Бекаа» (штаб в городе Аблах), «Горный Ливан» (Фаядия), «Север» (Триполи) и «Юг» (Сайда). Их границы совпадают с границами соответствующих провинций, за исключением зоны «Юг», которая объединяет территории двух провинций – Набатия и Южный Ливан.

Военные расходы Ливана в 2018 г. составили 2,775 млрд долларов или 5% от ВВП. Выделяемые военным средства, позволяют поддерживать боеготовность ВС на удовлетворительном уровне. В то же время государство не имеет собственных денежных средств для финансирования перевооружения и реорганизации армии, и вынуждено прибегать к зарубежной помощи.

Основными партнерами Ливана в сфере военного и военно-технического сотрудничества являются США, Франция, Италия, Германия и Великобритания. Отметим, что западные страны при передаче оружия ливанской армии «ограничены в своих действиях из-за опасений, вызванных вероятностью попадания этих вооружений «Хизбалле», так как это будет угрожать безопасности Израиля». Во многом под давлением США, а также из-за нехватки средств Ливан не идет на приобретение необходимого ему вооружения в России. Иран неоднократно предлагал Ливану безвозмездные поставки вооружения. Однако, учитывая эмбарго ООН на экспорт иранских вооружений, а также негативный характер отношений Тегерана с Вашингтоном и Эр-Риядом, Бейрут не давал согласия на иранские предложения.

Наиболее масштабные поставки вооружения и военной техники правительству Ливану осуществляют США. Так, США с 2005 г. по 2019 г. американские поставки В и ВТ на безвозмездной основе составили более 1,7 млрд долларов. Только в 2017-2019 гг. ливанцы получили из США 32 БПМ «Брэдли», 6 легких ударных самолетов EMB-313/A-29 «Супер Тукано», 6 БПЛА «СканИгл», 40 155-мм гаубиц M198, 150 автомобилей «Хаммер», крупные партии стрелкового оружия и боеприпасов, приборов ночного видения, тепловизионных прицелов, радиостанций шифрованной связи, другое вооружение и технику. В ливанской армии работают американские инструкторы, проводятся совместные учения При этом Вашингтон, стремясь удержать свои позиции в Ливане, пытается увязать положительное решение вопроса о продолжении выделения республике военной помощи (ежегодная выделяемая финансовая помощь составляла 100 млн долларов) с выполнением его рекомендаций во внешней и внутренней политике. В частности, в межправительственном соглашении по ВТС отдельно прописано, что Ливан не может использовать американское оружие в войне с Израилем.

Отдельные партии В и ВТ Ливан получает из Италии (легкая бронетехника, автомобили), Великобритании (запчасти к вооружению, боеприпасы), Франции (легкая бронетехника) и Германии (РЛС контроля надводной обстановки). Командование ливанской армии сотрудничает с Временными силами ООН на юге страны в деле осуществления резолюции ООН № 1701 (2006 г.).

На деятельность армии оказывает влияние и неустойчивая внутриполитическая ситуация в стране, сложные отношения между ведущими ливанскими политическими силами. Ливанские власти активно используют армию для оказания помощи полиции и силам безопасности в деле обеспечения правопорядка. Это наглядно проявилось в ходе последних массовых протестных выступления населения осенью 2019 г. – зимой 2020 г., когда военнослужащие привлекались для деблокирования основных автодорог, восстановления порядка в Бейруте и некоторых других городах, усиления охраны важных государственных учреждений и др.

42.35MB | MySQL:87 | 0,936sec