Позиция ФРГ по ситуации в Идлибе в связи с заседанием СБ ООН

Продолжая участие в заседаниях Совета Безопасности ООН, в четверг глава МИД Германии Х.Маас высказался по поводу ситуации в Идлибе. Глава федерального внешнеполитического ведомства, прежде всего, раскритиковал действия России и сирийских правительственных сил, отметив, что «борьба с терроризмом не освобождает от соблюдения норм международного гуманитарного права… Как стороны конфликта они должны защищать мирное население. Вместо этого они бомбят гражданскую инфраструктуру, включая школы и больницы». Виновные, по его словам, должны понести ответственность. В качестве одного из возможных последствий представитель германского правительства не исключил санкции со стороны ООН.

Помимо этого Х.Маас остановился на вопросах урегулирования конфликта в САР. Комментируя данную проблематику, министр иностранных дел ФРГ выразил скептицизм в отношении Б.Асада, сообщив: «режим, который убивает и истязает собственное население, не может обеспечить прочного мира и стабильности в Сирии». В этой связи глава МИД подчеркнул, что Германия в настоящий момент не готова оказывать САР поддержку в восстановлении страны, аргументировав такую позицию тем, что это «будет лишь вкладом в дальнейшую стабилизацию власти Асада».  С такой трактовкой событий согласилась и канцлер А. Меркель. В телефонном разговоре с президентом Турции Р.Т.Эрдоганом она заявила о необходимости прекращения атак сирийского режима и его союзников. Оба лидера подчеркнули необходимость политических переговоров и скорейшего перемирия.

Большие надежды Х.Маас возложил на саммит с участием ФРГ, Франции, Турции и России.  Инициатива его проведения ранее была высказана президентом Р.Т.Эрдоганом, однако затем он попытался представить идею как меру, предложенную Берлином и Парижем. Также турецкий лидер успел провести серию телефонных переговоров с А.Меркель и Э.Макроном, которые затем также по телефону связывались с В.Путиным с тем, чтобы подтвердить готовность совместного обсуждения проблемы. В четверг Х.Маас подчеркнул, что проведение саммита зависит, прежде всего, от России. При этом ее участие во встрече, с одной стороны, говорит о намерении через Москву воздействовать на Б.Асада. С другой стороны, таким образом Берлин надеется сдержать Анкару, демонстрируя, что снижение напряженности возможно.

Не случайно и то, что тема была поднята именно в Совете Безопасности ООН, от которого Германия ждет усилий, подталкивающих к проведению названной встречи. Примечательно, но в этом позиция Берлина совпадает с тем, к чему призывает Вашингтон. Так, постоянный представитель США при ООН К.Крафт заявила: «Совет Безопасности может проявить активность. У каждой страны есть выбор. Вы можете накормить голодных… Или вы можете сидеть сложа руки и смотреть, как они страдают». В этой цитате немецкие СМИ усмотрели сразу две точки соприкосновения германской и американской позиций. Первая – подчеркивание страданий мирных жителей. Вторая – призыв действовать именно на уровне ООН. Впрочем, мотивация у Вашингтона и Берлина разная. США стараются отстоять свое право на постепенный уход из региона, что важно, в том числе и для дальнейшей избирательной программы Д.Трампа. Германии важно показать свою роль как члена Совбеза, пусть и непостоянного, особенно принимая во внимание значимость этого органа для германских интересов в других конфликтах, включая ливийский.

Немаловажно и то, что ФРГ необходимо добиться стабилизации ситуации, поскольку она угрожает стране и с точки зрения всплеска терроризма, и новой волны миграционного кризиса. Стоит отдельно отметить, что ситуация развивается на фоне процесса возвращения в Германии женщины – сторонницы группировки «Исламское государство» (запрещена в России) и двух ее детей из лагеря Аль-Холь. Ранее суд в Берлине принял решение об обязательной репатриации граждан, и если федеральное правительство не выполнит постановление, то ему грозит штраф в размере 10 тыс. евро. Бороться с этим пытается германский МИД, безуспешно пытавшийся обжаловать решение суда, опасность которого заключается не столько в конкретных трех лицах, а в создании прецедента, которым в будущем будут пользоваться и другие. Это, в свою очередь, подорвет всю концепцию правительства, построенную на том, что возвращаться сторонников ИГ категорически нельзя.

В целом при оценке опасности ситуации в Сирии федеральное правительство руководствуется, прежде всего, соображениями сдерживания всплеска миграции. Такие предположения подогреваются заявлениями Анкары о том, что она откроет или уже открыла границы и больше не намерена препятствовать наплыву беженцев в Европу. Данный факт заставляет Германию действовать на основе особого учета турецких интересов, что чревато двумя последствиями. Первое заключается во втягивании в российско-турецкие противоречия, в то время как для самой Германии отношения с Россией комплексный вопрос, выходящий далеко за рамки ближневосточной проблематики. Второе последствие состоит в том, что Берлину придется поддерживать Анкару и на других региональных направлениях, включая ливийский конфликт, а это чревато ущербом для позиций, которые смогла обеспечить себе ФРГ в процессе урегулирования данной проблемы.

47.08MB | MySQL:109 | 0,790sec