Об отношениях Турции с Европейским союзом на фоне масштабного миграционного кризиса

Президент Турции Тайип Эрдоган планирует посетить Брюссель 9 марта на фоне кризисной ситуации вокруг сирийских беженцев, которые начали пересекать границу Турции и ЕС. Об этом сообщила 6 февраля администрация турецкого лидера. «Наш президент планирует 9 марта посетить Брюссель с однодневным визитом», — отмечается в заявлении канцелярии. Между тем ранее 6 февраля Эрдоган провел телефонные переговоры с канцлером ФРГ Ангелой Меркель, в ходе которых он сообщил о «необходимости пересмотреть соглашение Турции и ЕС по беженцам», поскольку оно «не выполняется». В конце февраля после столкновения с сирийской армией, в котором погибли 36 турецких военнослужащих, Анкара приняла решение не останавливать беженцев из Сирии, которые стремятся попасть в ЕС. Власти Турции оценивали число пересекших границу беженцев в 100 тыс. Евросоюз ведет с Турцией переговоры о разрешении ситуации и обещает поддержку сталкивающимся с наплывом беженцев Греции, Болгарии и Кипру. Граница Турции и ЕС была закрыта для мигрантов с 2016 года в рамках договоренности Брюсселя и Анкары о безвизовом режиме, который, однако, так и не был введен. Отметим, что министры иностранных дел 27 стран — членов Евросоюза на экстренном заседании в Загребе 6 марта приветствовали достигнутое президентами РФ и Турции Владимиром Путиным и Тайипом Эрдоганом соглашение о перемирии в сирийском Идлибе и призвали стороны к немедленной его реализации. Кроме того, главы МИД решительным образом осудили использование Анкарой проблемы сирийских беженцев для достижения своих политических целей, заявив, что для ЕС это неприемлемо. В целях урегулирования ситуации в Идлибе ЕС призвал все стороны в этой провинции немедленно выполнить условия перемирия, достигнутого лидерами РФ и Турции в четверг в Москве. «Совет ЕС отмечает результаты встречи России и Турции в Москве в четверг и призывает в самой твердой форме все стороны немедленно и на постоянной основе установить на месте режим перемирия, чтобы гарантировать защиту гражданских лиц от нападений с земли и с воздуха и обеспечить беспрепятственный доступ гуманитарной помощи со стороны международного сообщества», — говорится в заявлении Совета ЕС. В нем подчеркивается, что ЕС «призывает к деэскалации конфликта в Сирии, чтобы избежать его скатывания к международной военной конфронтации2, и работает в этом направлении со всеми партнерами, включая ООН, НАТО и США.
Вместе с тем министры выступили с утверждением, что Москва и Дамаск якобы причастны к созданию гуманитарного кризиса в Сирии. Совет ЕС выразил мнение, что «в Идлибе наступление сирийского режима и его сторонников, включая Россию, вызвало нескончаемые человеческие страдания и спровоцировало худший гуманитарный кризис с начала конфликта в Сирии».  ЕС также отметил, что, хотя он «признает присутствие в Идлибе признанных ООН террористических группировок, этот факт не оправдывает разрушение объектов гражданской инфраструктуры, включая школы и больницы, со стороны сирийского режима и его союзников». Но это уже дежурное заявление, которое как показывают объективная статистика, не имеет пока серьезного документального подтверждения. Европейцы в данном случае пока не готовы констатировать очевидный факт: Идлиб — это лишь повод для попытки Анкары посмотреть в корне нынешнее миграционное соглашение с Брюсселем на фоне нового кризиса отношений по вопросу бурения на Средиземноморском шельфе и ливийского досье. Но упоминание деструктивной роли Москвы в данном случае не случайно: это позиция Берлина в рамках заигрываний с Анкарой, о причинах которой ниже. Главы МИД стран — членов ЕС на вышеобозначенном экстренном заседании также осудили использование Турцией ситуации вокруг сирийских беженцев в своих политических целях. «ЕС вновь заявляет о своей серьезной обеспокоенности ситуацией на греко-турецкой границе и решительно отвергает использование Турцией миграционного давления в политических целях. Такая ситуация на внешней границе ЕС неприемлема», — отмечается в общем заявлении по итогам переговоров. Министры также сообщили, что государства — члены Евросоюза «полны решимости эффективно защищать внешние границы ЕС». «Незаконное пересечение границы недопустимо. В этой связи ЕС и страны-члены примут все необходимые меры в соответствии с нормами Евросоюза и международного права. Не следует поощрять мигрантов к попыткам незаконного пересечения границы по суше или морю. Совет призывает турецкое правительство, а также всех участников и организации на местах передать это послание и противодействовать распространению ложной информации», — говорится в заявлении. На фоне складывающейся напряженной ситуации на внешней границе ЕС министры призвали Турцию к полному выполнению соглашения по борьбе с миграционным кризисом, которое было заключено Брюсселем и Анкарой в марте 2016 года. «Совет напоминает, что он ожидает от Турции полного выполнения совместного соглашения от 2016 года в отношении всех государств-членов. Это заявление приносит ощутимые результаты, в том числе благодаря поддержке значительных усилий Турции по приему мигрантов и беженцев. Как ЕС, так и Турция выиграют от продолжения этого сотрудничества», — говорится в итоговом заявлении.  С целью оказания поддержки населению Северо-Западной Сирии главы МИД стран ЕС пришли к общему выводу о необходимости выделения по линии сообщества соответствующей финансовой помощи. «ЕС рассматривает в приоритетном порядке гуманитарную ситуацию. Еврокомиссия выделяет дополнительные 60 млн евро на гуманитарную помощь для Северо-Западной Сирии, в том числе в приграничных районах, и намерена увеличить свою помощь гражданскому населению», — отмечается в документе Совета ЕС. Это заявления, а насколько реальны серьезные и принципиальные трансформации в прежней миграционной и, по существу, соглашательской политики ЕС в отношении откровенного шантажа Анкары.
По оценке ряда экспертов, несмотря на все категоричные заявления Брюсселя, на сегодня существует высокая вероятность того, что миграционный кризис в 2020 году приведет к ситуации, аналогичной той, которая развернулась в 2015 году, и Греция вновь будет нести на себе бремя по приему основной части миграционного притока. Но в отличие от пятилетней давности Германия будет более охотно защищать внешнюю границу Европейского союза и менее заинтересована в приеме большого количества мигрантов. Турция также будет настаивать в более жесткой форме на пересмотре знакового соглашения страны о мигрантах с Европейским союзом, чтобы получить дополнительную дипломатическую и финансовую помощь. Причем на совершенно иных условиях: речь сейчас идет не только о размере отступных, а о планомерном участии ЕС в обустройстве размещения городской и социальной инфраструктуры для их размещения на севере Сирии. То есть возвращения в практическую плоскость обещаний Р.Т.Эрдогана разместить там до 2 млн беженцев. 1 марта Турция объявила, что больше не будет добиваться выполнения соглашения с Европейским союзом о предотвращении въезда мигрантов в континентальный блок. С тех пор десятки тысяч мигрантов пытаются попасть в Грецию из Турции, что подогревает опасения по поводу очередного надвигающегося миграционного кризиса в Европе. В ответ греческое правительство усилило меры безопасности на своих границах и объявило, что в течение месяца не будет приниматься никаких просьб о предоставлении убежища, хотя далеко не ясно, сможет ли Греция сдержать продолжающийся поток мигрантов у своего порога. Если Турция не изменит свою позицию в ближайшие недели, имеются все реальные шансы, что морские и сухопутные границы Греции снова станут самой горячей точкой доступа для мигрантов, направляющихся в Европу. Но в отличие от кризиса 2015 года, Афины, несмотря на все бодрые заявления министров, найдут еще меньше европейских стран, готовых помочь снять эту нагрузку на этот раз. Из-за своей слабой экономики Греция не является конечным пунктом назначения для большинства мигрантов. Но в 2015 году у многих мигрантов либо закончились ресурсы, чтобы продолжать двигаться на север в более богатые страны Европы, либо они обнаружили, что другие транзитные страны, такие как Сербия и Венгрия, закрыли свои границы. Хотя новый миграционный кризис, вероятно, повторит некоторые из этих моделей, новые события за последние пять лет также сыграют значительную роль в формировании того, как новый кризис может развернуться в ближайшие недели.
Принципиальным отличием нынешнего витка миграционного кризиса от прежнего является готовность Турции рискнуть своим прежним историческим соглашением с Европейским союзом. Напряженная ситуация в экономики Турции оказывает прямое политическое влияние на популярность ее правительства и правящей в Турции Партии справедливости и развития (ПСР). При этом турецкое население все чаще использует тезис о том, что большое число беженцев в стране частично виноваты в напряженной экономической ситуации. В общем-то это понятно: когда начинает трещать экономика, сначала по принципу наиболее доступного повода объяснения населению причин этой ситуации используются чисто внешние факторы: тот же Идлиб (но он сейчас временно купировался) и, безусловно, наличие на родной земле «чужаков». А сирийские арабы (а не этнические тюрки), несмотря на все заявления Эрдогана о защите «сирийского народа», это «чужаки» по этническому менталитету. Это стало окончательно ясно после местных выборов 2019 года, на которых ПСР понесла значительные потери среди прежде всего городских избирателей, живущих в непосредственной близости с беженцами. Это, в сочетании с экономическими проблемами, которые Турция испытывает с 2015 года, создало еще более враждебную среду внутри страны для беженцев. И в общем-то не случайно в 2019 году Анкара ввела более жесткие ограничения на проживание беженцев.
На фоне этих растущих экономических и политических угроз Анкара снова очевидно продемонстрировала, что готова нарушить свое миграционное соглашение с ЕС, чтобы заручиться большей поддержкой со его стороны. В частности, Турция хочет больше денег, чтобы помочь обеспечить беженцев и мигрантов, которых она в настоящее время принимает, и больше дипломатической поддержки ЕС в ее наступлении против сирийских и российских сил, включая поддержку ее идеи бесполетной зоны и долгосрочного переселения беженцев в Северную Сирию (интересно, что только Германия уже оказала поддержку этой инициативе, но она не может предоставить такой объем ресурсов в одиночку. Но Берлин снова свершил стратегическую ошибку и тем самым поставил остальные страны ЕС в сложную ситуацию: немцы в очередной раз решили откупиться и тем самым только подогрели аппетиты Анкары). Анкара знает, что угроза расторгнуть существующее соглашение о мигрантах может помочь в рамках частной и полной капитуляции ЕС по этому вопросу, и ровно для этого турецкий президент едет сейчас в Брюссель. И если нынешнее перемирие между Турцией и Россией провалится, Анкара будет только наращивать этот инструмент воздействия в своих переговорах с ЕС.
По оценке ряда экспертов, новый миграционный кризис, вероятно, повторит некоторые модели предыдущего кризиса, в том числе:
— недостаточный потенциал Греции, которая имеет очень ограниченные возможности для работы с новыми мигрантами и, вероятно, уже приближается к конечной точке своего потенциала в этой сфере. Около 74 600 просителей убежища достигли Греции в прошлом году, что является самым высоким показателем в Европейском союзе. Около 42 000 из них находятся в лагерях для мигрантов на островах, поскольку Афины не разрешают им переезжать на материк до тех пор, пока их правовое положение не будет урегулировано. Сообщения с мест говорят о том, что большинство мигрантов теснятся в помещениях, которые далеки по своим критериям от европейских стандартов. В последние месяцы мигранты активно протестовали на некоторых островах, особенно на Лесбосе, где проживает около 25000 просителей убежища.
В 2015 году многие мигранты столкнулись с тем, что страны, расположенные вдоль так называемого балканского миграционного пути в Северную Европу, включая Сербию и Венгрию, закрыли свои границы. Если в ближайшие месяцы разразится новый кризис, такие страны, как Албания, Северная Македония и Сербия (которые не входят в Европейский союз), скорее всего, вновь закроют свои границы в попытке перекрыть миграционный поток. Венгрия, которая является членом ЕС, может также сделать то же самое, если миграционное давление значительно возрастет.
Согласно нынешним миграционным правилам Европейского союза, мигранты должны подать заявление о предоставлении убежища в той стране ЕС, в которую они попали впервые, что, как уже давно утверждала Греция, несправедливо с точки зрения ее издержек. Но систематические усилия Брюсселя по распределению мигрантов по всему Европейскому союзу остаются малоэффективными, поскольку страны Северной и Восточной Европы отвергают любые попытки изменить эти правила. Если кризис обострится, и если число прибывающих в Грецию и другие страны на внешней границе ЕС увеличится, то, скорее всего, Брюссель пойдет по пути заключения не пакетных, а двусторонних договоров с Грецией, согласно которым такие страны, как Германия, будут принимать небольшие группы мигрантов в попытке ослабить давление на греческом направлении. Брюссель, тем временем, скорее всего, продолжит практику затушить этот кризис исключительно путем выделения денег, как он делал это в аналогичных ситуациях в прошлом. И действительно, Европейская комиссия уже объявила, что она направляет Греции 700 млн евро ($791 миллион), чтобы помочь в рамках нового притока мигрантов, а также дополнительный персонал из Европейского агентства пограничной и береговой охраны (также известного как Frontex), чтобы помочь защитить границы Греции.
Есть также некоторые важные различия, которые будут определять, как потенциальный миграционный кризис будет разворачиваться в 2020 году по сравнению с кризисом в 2015 году:
— ужесточение политики ЕС по предоставлению убежища. Некоторым мигрантам теперь будет сложнее получить убежище, особенно тем, кто находится в Турции уже много лет и не может подтвердить, что бежит от экстремальных трудностей и преследований режима. При этом отметим, что такие новые правила пока себя не в полной мере оправдывают с точки зрения создания психологического барьера для мигрантов. Нынешний кризис на турецко-греческой границе это убедительно демонстрирует, особенно с учетом целенаправленной политики турецких властей по стимулированию таких попыток. Формально, если будет приток «новых» просителей убежища, то есть людей, которые сейчас находятся в Сирии и были перемещены из-за недавних событий в Идлибе, у них может быть больше шансов успешно получить статус беженца, но это уже встречает противодействие в самой Греции. В январе Афины ввели новые правила предоставления убежища, которые ускоряют процесс подачи заявлений, что также имеет целью ускорить возможную депортацию. При этом совершенно непонятно, куда и как их будут депортировать, что означает по факту, что многие из мигрантов, чьи просьбы о предоставлении убежища будут отклонены, вероятно, останутся в Греции и будут жить в правовой неопределенности. Таким образом, если Турция продолжит позволять мигрантам наводнять ее границу, Греция практически однозначно станет эпицентром очередного миграционного кризиса в Европе.
Хотя Германия может принять несколько партий мигрантов из Греции, она, вероятно, не откроет полностью свои границы, как это было пять лет назад. Германия отреагировала на миграционный кризис 2015 года, пригласив в страну около миллиона просителей убежища, что в конечном итоге критически ослабило популярность канцлера Ангелы Меркель и способствовало ее решению в том числе не добиваться переизбрания в 2021 году. Политика открытых дверей в Германии в 2015 году также способствовала росту ультраправой партии «Альтернатива для Германии», которая стала главной оппозиционной партией после всеобщих выборов в стране в 2018 году. Поэтому реакция Германии на новый миграционный кризис на этот раз, вероятно, будет иной. Фактически, немецкое правительство публикует твиты на арабском, фарси, английском и немецком языках, в которых говорится, что Берлин поддерживает недавние усилия Афин по защите внешних границ блока, которые в основном направлены на то, чтобы препятствовать мигрантам пытаться войти в Европейский союз. При этом Берлин не идет на кардинальные меры: ликвидацию пособия беженцам и финансирование в полной мере полнокровных пограничных сил ЕС. В этой связи наиболее вероятным сценарием будет следующий: вместо того чтобы принимать мигрантов, Германия, скорее всего, поддержит предоставление Греции дополнительных ресурсов, денег и помощи для защиты границы с Турцией. Берлин также обратился к Анкаре, чтобы попытаться сохранить миграционное соглашение и даже предложить сотрудничество по таким вопросам, как создание бесполетной зоны на северо-западе Сирии. Наконец, Германия усилит давление на Россию с целью деэскалации конфликта в Сирии. При этом проблема для Германии заключается в том, что она имеет очень ограниченное влияние на Москву, и мало что может предложить Турции, кроме финансовых средств ЕС и дипломатической поддержки.
Что же касается еще одной страны, традиционной для прибытия беженцев в ЕС — Италии, то ситуация сейчас не так однозначна, как прежде. И дело не эпидемии коронавируса: беженцы о нем просто не знают, да и к тому же везут в ЕС такие вирусы, по сравнению с которым китайский вирус — это бледный лепет. По оценке ряда экспертов, по крайней мере, на ранней стадии нового миграционного кризиса Италия вряд ли будет серьезно затронута, и причина в данном случае — ее слабая экономика, которая делает Италию по определению менее привлекательным конечным пунктом назначения для мигрантов, прибывающих в Европейский союз из Турции, по сравнению с более финансово обеспеченными странами, такими как Австрия, Германия, Нидерланды и Швеция. Вместо этого главной угрозой для Италии являются события в Турции, побуждающие мигрантов из других частей мира попытаться достичь Европейского союза. Если это произойдет, миграционные маршруты, которые были относительно спокойными в последние годы, могут быть возобновлены, например, маршрут Ливия-Италия. И в этой связи в ЕС возник уже внутренний кризис, на этот раз по оси Афины-Рим. И он обусловлен конкуренцией между странами за право занимать командные позиции в новой структуре пограничного контроля ЕС Frontex, и соответственно полномочия распоряжаться бюджетом этой структуры.

52.88MB | MySQL:112 | 0,334sec