Отклики экспертов и журналистов по результатам переговоров президентов России и Турции по ситуации в сирийской провинции Идлиб

5 марта в Кремле состоялись переговоры президента Российской Федерации В.В. Путина и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана по урегулировании конфликта в зоне деэскалации Идлиб. Согласно официальной информации, по итогам длившейся шесть часов (три – в «закрытом» режиме «тет-а-тет» и ровно столько же – с участием членов правительственных делегаций) встречи В.Путиным с Р.Т.Эрдоганом было подписано соглашение, в котором обозначены главные пункты договоренностей. Таковыми являются: полное прекращение огня на зафиксированной в настоящий момент линии соприкосновения противоборствующих сторон с 6 марта сего года; создание двенадцатикилометрового коридора безопасности, охватывающего стратегическую трассу М-4 как с юга, так и с севера; начинающееся с 15 марта совместное патрулирование этой автострады с участием российских и турецких военнослужащих. При этом в документе ни словом не упоминается об отводе Сирийской Арабской Армии на те позиции, которые она занимала до января 2020 года.

Заявления, сделанные по окончании переговоров лидерами России и Турции, скажем так, несколько различаются. Реджеп Тайип Эрдоган в обычной для него достаточно эмоциональной манере продолжил разговоры о том, что «Идлибской зоне деэскалации необходимо придать новый статус-кво», и рассказы о «большой решимости Анкары в деле реализации сочинских договоренностей». А в конце не удержался от того, чтобы нахмурить брови, предупредив о том, что «оставляет за собой право на ответ в случае новых атак сирийцев». На них (но никак не на Россию) он, кстати, и возложил «ответственность за обострение ситуации». Все это звучало бы достаточно серьезно и весомо, если бы не последовавшие слова Владимира Путина, с подчеркнутым спокойствием сказавшего о том, что «оценки происходящего в Сирии» у Москвы «не всегда совпадают с «турецкими партнерами», но в данном случае приемлемое решение все-таки достигнуто. Таким образом, итоги встречи в Кремле позволяют говорить о том, что переговоры закончились дипломатической победой России, которой удалось, пусть и в промежуточном варианте «продавить» свой вариант урегулирования вспыхнувшего в начале февраля довольно опасного конфликта.

Все это не могло не ускользнуть от внимания турецких и арабских экспертов и журналистов, комментировавших итоги московской встречи двух президентов. Известный турецкий оппозиционный журналист Чингиз Чандар убежден в том, что когда турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган летел в Москву, его намерением, как и намерением турецкого руководства в целом было достичь скорейшего перемирия и прекращения конфликта в Идлибе. Многие турецкие эксперты предсказывали, что результатом встречи Реджепа Эрдогана и Владимира Путина будет временная сделка, призванная «спасти лицо» турецкого президента, но не отменить военные приобретения Дамаска, сделанные за счет Турции и ее прокси-групп. По мнению Чингиза Чандара, турецкий лидер показал свою слабость, во-первых, тем, что был инициатором встречи и неоднократно обращался с запросами о ней. Во-вторых, тем, что саммит проходил не в Стамбуле, на его территории, а в Москве (1).

Далее турецкий журналист с определенным сарказмом описывает встречу в Кремле: «Видеозапись встречи в Кремле наполнена сценами унижения нашего президента-султана царем России. Показательным здесь стал язык жестов обоих президентов. Когда Эрдоган сел вслед за Путиным, последний барским жестом пригласил членов турецкой делегации для рукопожатия. Он действовал так, как будто оказывал им милость своим вниманием. Высшие чиновники Турции, включая министров обороны и иностранных дел, а также главу разведки униженно поспешили к Путину. Они были больше похожи на школьников перед строгим учителем». По его мнению, «Вопиющая унизительность встречи проявилась в ее антураже. Турецкая делегация стояла под статуей Екатерины Великой, российской императрицы, аннексировавшей Крым у Турции в 1783 году, и выигравшей войны с Османской империей в 1767-1774 и 1787-1791 годах, а президент Эрдоган сидел под картиной, изображающей русских солдат эпохи войны с Турцией 1877 года». Чингиз Чандар напоминает о пунктах 3,5, 6 и 8 сочинского соглашения 2018 года. Пункт третий постулировал создание демилитаризованной зоны глубиной 15-20 километров в зоне деэскалации. Пункт 5  указывал на то, что террористические группы должны быть выведены из зоны до 15 октября 2018 года. Пункт 6 указывал на необходимость сдачи боевиками тяжелого вооружения (танков, артиллерии, минометов и ракетных систем залпового огня) до 10 октября 2018 года. Пункт 8 указывал на необходимость обеспечить безопасное движение по трассам М4 и М5 до конца 2018 года. По мнению турецкого журналиста, то, что Москва не смогла обеспечить дипломатическими способами в 2018 году, она достигла военными средствами в 2020 году.

В газете Asia Times была опубликована статья другого турецкого эксперта и политолога Омера Ташпинара, являющегося научным сотрудником Института Брукингс,  под названием «В то время как Эрдоган зализывает идлибские раны, Путин опять выигрывает» (2). По мнению турецкого эксперта, «В то время как турецкий лидер продемонстрировал пиаровскую атаку на сирийские правительственные войска, Россия выиграла стратегическую игру». Журналист упоминает о том, что в ответ на успешное наступление Сирийской Арабской Армии, в результате которого были убиты турецкие военнослужащие,  Вооруженные силы Турции предприняли ответные действия. По заявлению президента Эрдогана, в их ходе турки уничтожили несколько сирийских систем ПВО, более сотни танков, 2212 сирийских военнослужащих, включая трех генералов. Однако эти победы не смогли предотвратить восстановления САА контроля над Саракибом на следующий день. Омер Ташпинар пишет: «Униженный Эрдоган, испугавшийся возложить вину на россиян и неспособный добиться поддержки со стороны США, стремящийся сохранить свою националистическую аудиторию, предпринял акцию с целью отомстить за гибель турецких солдат. К удивлению многих Путин не сделал попытки остановить турецкую армию. Он позволил турецким дронам летать над Идлибом, а турецким орудиям громить позиции Асада».

Далее турецкий эксперт рассматривает, почему Россия позволила это сделать и находит следующие объяснения. Во-первых, президент Путин понимал, что Эрдогану необходимо спасти лицо в идлибской ситуации и удовлетворить тех своих сторонников, которые требовали мщения. Во-вторых, российское руководство слишком много вложило в то, чтобы вбить клин между Турцией и Соединенными Штатами. Сближение между Турцией и НАТО сейчас явно было бы не в российских интересах. В-третьих, «Если Турция нуждалась в том, чтобы проявит военную активность, это должно было протекать на российских условиях. Военная операция продолжалась несколько дней и не смогла изменить ситуацию на земле». Омер Ташпинар заключает: «Соболезнование Эрдогана семьям погибших солдат было короткой демонстрацией военной мощи, в результате которой Турция получила ряд тактических выигрышей в то время как стратегическая победа осталась за Москвой».

С тем, что результаты московского саммита являются стратегической победой России, согласен и главный редактор издающейся в Лондоне газеты «Рай аль-Йаум» Абдельбари Атван. Он называет договор о прекращении огня в Идлибе, заключенный в Москве, хрупким и временным, но при этом подчеркивает, что Москва и Дамаск сумели закрепить за собой сделанные в Идлибе приобретения. Во-первых, сирийские правительственные войска удержали за собой все территории, занятые во время январско-февральского наступления в размере 600 кв. км. Во-вторых, турецкая сторона обязалась весит борьбу с террористическими вооруженными формированиями, прежде всего, с «Хайят Тахрир аш-Шам» (запрещена в России). В-третьих, создается зона безопасности глубиной 6 километров по обе стороны трассы М4, что фактически закрепляет контроль Дамаска над этой стратегической дорогой (3). По мнению арабского журналиста, российская сторона предоставила президенту Эрдогану шанс сохранить лицо в идлибском конфликте. А.Атван констатирует, что договор носит временный характер, так как САР при поддержке Москвы, скорее всего попытается через какое-то время вернуть контроль над Идлибом. Но сейчас проблемы Эрдогана с Москвой улажены. У него развязаны руки для того, чтобы решить вопросы с собственной оппозицией внутри страны, учитывая переход на ее сторону таких бывших лидеров ПСР как Ахмет Давутоглу и Али Бабаджан. Договор также поможет Эрдогану переключиться на проблемы с Евросоюзом, возникшие после заявления Анкары об открытии границы с Грецией.

  1. https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2020/03/turkey-russia-syria-idlib-deal-erdogan-accepts-regimes-gains.html#ixzz6G6MvkXJy
  2. https://asiatimes.com/2020/03/as-erdogan-licks-wounds-over-idlib-putin-wins-again/
  3. https://www.raialyoum.com/index.php/قراءة-سريعة-لنتائج-القمة-الروسية-التر
52.71MB | MySQL:101 | 0,272sec