Турция создает буферную зону на сирийской территории в Идлибе

5 марта 2020 г. в Москве прошли переговоры президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана по поводу обострения в сирийской провинции Идлиб. По итогам встречи был принят совместный документ. Стороны подтвердили приверженность астанинскому формату и объявили о введении режима прекращения огня с полуночи 6 03 2020 г. Кроме того, стороны договорились о совместном патрулировании важной трассы М4, которая сейчас находится под контролем боевиков.

10 марта президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что Турция начала в Идлибе строительство временного жилья на глубине 25-30 км вдоль сирийско-турецкой границы. «У нас в Идлибе находится 12 наблюдательных пунктов. И все они продолжают работать. Режим (Асада – авт.) не охраняет наши наблюдательные пункты, как это утверждает (глава оппозиционной Народно-республиканской  партии Кемаль – авт.) Кылычдароглу. Режим препятствует нашим договорённостям. И мы предупредили его. И что мы делаем сейчас? Мы всеми этими 12 наблюдательными пунктами решительно продолжаем свою работу․ Турция на севере Идлиба на глубине 25-32 км вдоль своих границ (провинция Хатай – авт.) начала застраивать территорию «брикетными домиками». Уже построено около 1500 времянок, планируется построить до 30 тысяч», — отметил Эрдоган. Кроме этого, турецкий лидер добавил, что Турция намерена временное прекращение огня в Идлибе, о котором Москва и Анкара договорились 5 марта, перевести в постоянное перемирие[i].

День спустя глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, комментируя реализацию московских договоренностей по Сирии, заявил, что Турция стремится к обеспечению долгосрочного перемирия в Идлибе. По словам министра, ситуация на северо-западе Сирии в целом спокойная. «Два дня назад имел место обстрел, после чего турецкая сторона выступила с соответствующим предупреждением», — сказал Чавушоглу. Глава внешнеполитического ведомства привлек внимание к продолжающимся в Анкаре переговорам военных делегаций Турции и России по Идлибу. Военные обсуждают детали восстановления транспортного сообщения по трассе М4, пояснил Чавушоглу[ii].

Итак, Турция начала строить временное жилье, что по большему счету стало возможным благодаря московским договорённостям по Идлибу. Можно сказать, что Эрдоган добился не плохих результатов в Москве, учитывая, что Турция отстает от России во многих областях  и не имеет равных возможностей. По нашему мнению, Эрдоган достиг своего минимального плана – Турция продолжает контролировать часть провинции Идлиб, в том числе ее столицу. Очевидно, что Турция хочет сохранить контроль, по меньшей мере, в тех частях провинции, которые граничат с Африном (Турция оккупировала этот сирийский регион два года назад), а также с турецкой провинцией Хатай. То есть Эрдоган хорошо понимает, что если в настоящее время отдаст Идлиб, то армия Башара Асада подойдет к Африну, и после Идлиба сирийские власти поднимут уже вопрос о выводе турецких войск из Африна в ближайшем будущем.

Поэтому Эрдогану необходимо было сохранить контроль над районами, прилегающими к Африну и к Хатаю, что ему удалось. Перед встречей с Путиным в Москве Эрдоган заставил турецкие войска продвигаться вглубь провинции Идлиб как можно дальше, что позволило бы ему вести переговоры с Путиным с более выгодной позиции․ Кроме того, он сумел сорвать план Башара Асада полностью освободить Идлиб.

Таким образом, Турция после прекращения огня в Идлибе начала строить временное жилье для сирийских беженцев. Почему? Подчеркнем два ключевых фактора:

1.Турция строит временное жилье на территории Сирии в Идлибе на глубине 25-32 км вдоль сирийско-турецкой границы, т. е. создает  своеобразную буферную зону. Турецкая сторона будет использовать это временное жилье для сирийских беженцев как «’живой щит» против армии Б.Асада, чтобы она не смогла штурмовать эти районы в будущем. Это строительство означает, что Эрдоган имеет долгосрочные планы на счет Идлиба. Таким образом, временное жилье  станет последней частью полноценной буферной зоны Турции вдоль всей турецко-сирийской границы – от границы Ирака до Средиземного моря. Все это означает, что предполагаемый курдский коридор на севере Сирии (2015-2016 гг.) в итоге (2020 г.) превратится в турецкий (туркоманский) коридор вдоль всей турецко-сирийской границы (длина турецкой буферной зоны составит более 800 км). Кроме того, провинция Идлиб станет барьером Турции на пути сирийских курдов, которые стремятся выйти  на побережье Средиземного моря.

2.Турецкая сторона по существу обеспокоена тем, что в результате военных действий в Идлибе большое количество беженцев бежало в Африн. А это подрывает планы Турции по изменению его демографического облика. Поэтому Турция заинтересована в сохранении беженцев в Идлибе и начала строить временное жилье для них. Здесь надо отметить, что в течение сирийского конфликта Турция выражала беспокойство по поводу волны беженцев только в тех случаях, когда это происходило в результате наступления сирийской правительственной армии или военных отрядов сирийских курдов. Но когда большой поток беженцев начался в результате боевых действий сирийской антиасадовской оппозиции, террористических групп и в особенности запрещенного в России «Исламского государства»  (осада Кобани в 2014 г.) Турция всегда хранила молчание.

Итак, Турция будет стремиться сохранить статус-кво, и уже отвела часть тяжелого вооружения из идлибской зоны деэскалации. Турецкая сторона прекрасно понимает, что результаты московских переговоров дают возможность завершить создание полноценной буферной зоной по всей турецко-сирийской границе. В этом контексте Идлиб станет последним аккордом или штрихом для Турции. А это свою очередь означает, что Турция вряд ли добровольно покинет эти сирийские районы в будущем, и что она для этой цели будет использовать различные предлоги.

[i] Cumhurbaşkanı Erdoğan: Yunanistan sınır hattında takındığı tavrın cinayet olduğunu bilmeli, Anadolu Ajansı, 10.03.2020

[ii] Son dakika… Bakan Çavuşoğlu’ndan İdlib açıklaması, CNN Türk, 11.03.2020

 

47.72MB | MySQL:107 | 0,825sec