О ситуации с пандемией коронавируса в Ливии

24 марта министр здравоохранения Правительства национального согласия (ПНС) Эхмед Бен Омар (Ehmed Ben Omar) сделал заявление о том, что в стране был зафиксирован первый случай заражения коронавирусом. Заболевший  COVID-19 прибыл в Ливию через Тунис в начале марта и, по данным ливийского Национального центра по контролю и профилактике заболеваний (Тhe Libyan National Centre for Disease Control), недавно совершил поездку в Саудовскую Аравию[i]. 73-летний мужчина был помещен в изолятор в больнице Триполи, но никакой дополнительной информации о его состоянии не поступало.

Напомним, что еще 15 марта  ливийский новостной портал Al Wasat сообщил, что глава ПНС Ливии Фаиз Саррадж объявил о введении чрезвычайного положения в связи с пандемией коронавируса на подконтрольных ему территориях. В телеобращении к ливийцам Сарадж также объявил об «общей мобилизации для противодействия проникновения коронавируса на территорию Ливии».  Глава ПНС сообщил о выделении 500 млн ливийских динаров (около 360 млн долларов) «на первостепенные меры по профилактике и предотвращению распространения коронавируса в Ливии»[ii]. Правительство Триполи уже закрыло свои сухопутные границы, запретило иностранцам въезжать в страну, приостановило совместные молитвы и закрыло школы и кафе. Международный аэропорт Митига в Триполи, который часто подвергался ракетным ударам, приостановил работу до дальнейшего уведомления. Все перелеты из Мисураты также были отменены. Но правительству Триполи, контролирующему менее 20% ливийской территории, в одиночку будет трудно обеспечить выполнение этих мер на всей территории страны, поскольку Восточная Ливия и большая часть Южной Ливии находятся под контролем войск ЛНА Х. Хафтара. ЛНА ввела комендантский час с 3 до 7 часов утра в районах, находящихся под ее контролем.

Как мы знаем, на сегодняшний день в Ливии параллельно сосуществуют два органа исполнительной власти: ПНС во главе с Фаизом Сарраджем и временный кабинет Абдаллы Абдуррахмана ат-Тани, действующий на востоке страны совместно с парламентом и поддерживаемый Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршала Халифы Хафтара. Эта ситуация двоевластия и непрекращающиеся военные действия вызывают тревогу и заставляют экспертов сомневаться в отношении способности властей осуществить последовательный и эффективный ответ на распространение пандемии в Ливии. Напомним, что в докладе за 2018 год Всемирной организации здравоохранения было отмечено, что в Ливии просто нет «конкретной организации или учреждения, ответственного за чрезвычайные ситуации в области общественного здравоохранения».

Лиам Келли, директор отдела по Ливии в датском Совете по делам беженцев (Тhe Danish Refugee Council), сказал в своем комментарии для The Africa Report, что «возможности Ливии по тестированию населения и диагностике коронавируса крайне ограничены. Вероятность того, что в Ливии есть только один случай заболевания коронавирусом, таким образом, очень мала. Конечно, есть и другие случаи, но они остаются незамеченными»[iii]. Л.Келли также подчеркнул, что «меры, осуществляемые различными муниципалитетами, такие, например, как дезинфекция парков и скверов в Мисурате, раздача добровольцами масок и перчаток в Триполи и соблюдение правил безопасной дистанции в банках и общественных заведениях, все же представляются недостаточными для того, чтобы остановить эпидемию в стране, которая пережила целых три гражданских войны с апреля 2019 года… Население страны до сих пор вынуждено бороться за доступ к медицинской помощи, часть больниц разрушена, а оставшиеся переполнены жертвами военных действий… То есть, несмотря на то, что по всей стране принимаются превентивные меры против распространения коронавируса, сама система здравоохранения находится в крайне неудовлетворительном состоянии».

Л.Келли также сказал, что существуют  опасения, что значительное число людей, полностью перемещенных в результате военных конфликтов и насилия на территории Ливии, может усугубить кризис в области здравоохранения. «В Ливии насчитывается более 300 000 беженцев, проживающих в переполненных домах или лагерях беженцев. Качество санитарных условий и гигиены в этих местах зачастую является неадекватным, а доступ к воде почти не имеется. Я уже даже не говорю о заключенных, мигрантах и беженцах, которые содержатся в центрах содержания под стражей и тюрьмах, где условия жизни уже не соответствуют стандартам. Если вирус будет распространяться там, то  все мгновенно выйдет из-под контроля и последствия будут катастрофическими».

Элизабет Хофф из Норвегии, занимающая пост главы миссии Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Триполи, отметила, что «система здравоохранения в Ливии была близка к краху еще до начала пандемии COVID-19 … Есть национальный план для ее восстановления, но финансирование на его реализацию пока не выделено»[iv]. Э.Хофф напомнила, что в рейтинге Глобального индекса безопасности здравоохранения (GlobalHealth Security Index)[v] за 2019 год страна получила 108 из 195 баллов за способность быстро реагировать на пандемию с помощью национального плана на случай чрезвычайных ситуаций (National emergency plan)[vi]. Глава миссии ВОЗ в Триполи также обратила внимание на нехватку врачей (особенно в сельских районах Ливии), недостаток надлежащего оборудования для тестирования на COVID-19, и практически полное отсутствие защитных комбинезонов и респираторов для защиты медиков от коронавируса.  Кроме того, в Ливии существует острая нехватка медицинских работников.

Джорис де Джонг, координатор проекта Международной медицинской благотворительной организации «Врачи без границ» (Medecins Sans Frontieres, сокращенно MSF) в Триполи, сказал, что «эскалация военного конфликта в Ливии только ухудшила ситуацию в системе здравоохранения страны и увеличила ее риск не справится с пандемией коронавируса». Он также отметил, что многие врачи и медицинские работники отказываются работать в ливийских больницах не только из-за отсутствия  надлежащего оборудования и средств защиты от коронавируса, но и из-за того, что многие месяцами не получают заработную плату за свой труд.

27 марта в медицинские учреждения страны поступило распоряжение так называемого Министерства внутренних дел Ливии касательно мер по борьбе с распространением коронавируса. В частности, в документе прописан запрет на размещение инфицированных в обычных больницах. Вместо этого их предлагается дислоцировать в тюремные госпитали. Этот документ разместила на своей странице в Фэйсбук некая Ханин Альвани حنين العلواني, которая написала к нему следущий комментарий: «Мой друг, работающий в больнице в Триполи, прислал фотографию заявления МВД так называемого ПНС, я, честно говоря, не знаю, какова цель этого заявления. Бог да поможет нам всем»[vii].

В документе глава так называемого МВД Фатхи Башага обращается не только к главврачам ливийских больниц, но и к главе входящей в структуру министерства группировки RADA Абд Аль Рауфу Карре. В своем обращении Ф.Башага утверждает, что в рамках «дополнительных мер предосторожности и бдительности» необходимо, чтобы в центральной больнице Триполи, университетской больнице Триполи и больнице Грин-Хилл проходили лечение только те, кто пострадал от боестолкновений. А всех пациентов с подозрением на коронавирусную инфекцию следует направлять в тюремные госпитали Абу-Салим и Аль-Рувайми. Эти данные подтвердил и твиттер-аккаунт LybiaViews. «Преступники ПНС отправляют инфицированных коронавирусом в тюрьмы для распространения вируса между политзаключенными и ливийскими узниками», — уверены в издании[viii]. Напомним также, что следует напомнить, что в ливийских тюрьмах содержится много политических противников главы ПНС Фаиза Сарраджа. Не говоря о том, что в одной из неофициальных тюрем уже почти год содержатся двое российских социологов, Максим Шугалей и Самер Суэйфан, которым до сих пор не предъявлено никаких обвинений. Тюрьма находится в ведении вышеупомянутой группировки RADA, входящей в состав так называемого МВД ПНС.

Что же касается международного сообщества, то оно пытается призвать противоборствующие силы в Ливии принять во внимание текущую ситуацию с пандемией коронавируса и приостановить боевые действия. Так,  18 марта миссия ООН  в Ливии также призвала к прекращению огня, с тем, чтобы помочь властям организовать ответные меры на потенциальную вспышку эпидемии COVID-19 в стране.

Всемирная организация здравоохранения присоединилась к мнению миссии ООН, заявив, что «вирус не заботит то, что вы боритесь за смену политического режима», имея в виду продолжающуюся борьбу за контроль над столицей Триполи между силами ПНС, лояльными Фаизу Сарраджу, и ЛНА Халифы Хафтара. ВОЗ предупредила, что «если эпидемия распространится на Ливию, больницы страны окажутся в кошмарном положении, тем более что боевые действия не прекращаются и приводят к росту числа жертв»[ix].

27 марта представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель в своем заявлении от имени ЕС призвал обе стороны ливийского конфликта немедленно прекратить боевые действия и принять участие в достижении политического урегулирования. Он отметил, что «сложные обстоятельства, вызванные пандемией коронавируса, делают необходимость прекращения боевых действий в Триполи и по всей стране еще более насущной. Мы решительно осуждаем любые атаки на гражданское население». «Руководство обеих сторон должно взять на себя обязательство разработать проекта соглашения о прекращении огня, предложенный Объединенным военным комитетом («5 + 5») на переговорах в Женеве при содействии МООНПЛ, с тем, чтобы все имеющиеся средства могли быть в приоритетном порядке применены для сдерживания кризиса коронавируса», — подчеркнул Боррель[x]. Также он осудил использование гражданской инфраструктуры в военных целях и заявил о поддержке Евросоюзом стремления ливийских органов здравоохранения объединиться для оказания помощи населению.
Глава дипломатии ЕС вновь призвал все государства-члены ООН уважать эмбарго ООН на поставки оружия, прекратить приток иностранных боевиков в Ливию и «воздержаться от дестабилизирующих действий». Он подчеркнул крайнюю важность защиты нефтяных ресурсов Ливии и инфраструктуры, сказав, что «добыча нефти срочно должна возобновиться под эгидой Национальной нефтяной компании (ННК), и необходимо обеспечить ее справедливое распределение между ливийскими регионами и в интересах всех ливийцев».

[i] https://finance.yahoo.com/news/war-torn-libya-reports-first-coronavirus-case-071734193.html

[ii] https://tass.ru/obschestvo/7983409

[iii] https://www.theafricareport.com/25287/coronavirus-in-war-torn-libya-fuels-worst-case-scenario-fears/

[iv] https://www.middleeastmonitor.com/20200324-hit-by-war-and-oil-blockade-libya-prepares-for-pandemic/

[v] Глобальный индекс безопасности здравоохранения (GlobalHealth Security Index) — это международное исследование в области здравоохранения, которое оценивает эффективность систем здравоохранения во всех странах мира.

[vi] https://www.ghsindex.org/country/libya/

[vii] https://www.facebook.com/photo.php?fbid=139623380903619&set=a.108202127379078&type=3&theater

حنين العلواني

أرسل صديق لي يعمل في مستشفى في طرابلس صورة بيان من ما يسمى بوزارة داخلية حكومة الصخيرات، لا أعلم بصراحة ما الهدف من هكذا بيان.
ربي يستر و حسبنا الله ونعم الوكيل

[viii] https://www.eg.ru/politics/863943-v-set-slili-rasporyajenie-glavy-mvd-livii-o-perevode-bolnyh-koronavirusom-v-tyurmy-084645/

[ix] http://alwasat.ly/news/libya/278068 الصحة العالمية»: الأوضاع الطبية الهشة في ليبيا وسورية تثير القلق

[x] https://www.militarynews.ru/story.asp?rid=1&nid=529244&lang=RU

47.92MB | MySQL:107 | 0,806sec