Нефть и безопасность в странах Ближнего Востока

Начало 2008 г. было отмечено беспрецедентной ценой за 1 баррель нефти — 100 амер. долларов. К середине февраля цена немного снизилась, но по-прежнему оставалась весьма высокой — около 96 амер. долларов. Значение нефти растет день ото дня. С развитием ценовой политики в отношении этого ископаемого топлива непосредственно связывают свое будущее многие страны, в частности США и Россия. Если для России увеличение цен на нефть привело к образованию и дальнейшему пополнению Стабилизационного фонда, то в США этим явлением во многом объясняют спад темпов развития собственной экономики.

С целью стимулирования государтств — экспортеров нефти с 18 января с.г. министр энергетики США Сэмюэль В. Бодман начал тур по странам Персидского залива. Во время этой поездки Бодман неоднократно заявлял, что рост цен отчасти связан с нехваткой данного природного ресурса. А 21 января президент США Дж. Буш начал свой двухдневный визит в Саудовскую Аравию. В ходе беседы с саудовским королем Абдаллой Буш выразил надежду на то, что ОПЕК увеличит уровень добычи нефти с тем, чтобы понизить высокие мировые цены на нефть. Однако надеждам Буша в ближайшее время не суждено было сбыться.

1 февраля на внеочередном заседании, прошедшем в Вене, ОПЕК отклонила просьбу США о повышении уровня добычи нефти. Однако США именно в этом видят путь для снижения расходов на импорт энергоресурсов и способ стимулирования своей замедляющей ход экономики. Большинство аналитиков несогласны с подобной позицией. Они обращают внимание на то, что основные проблемы вызваны внутренними проблемами экономики США (в частности, системой кредитования), и не следует искать причины спада только извне, к примеру, в росте цен на нефть.

5 марта должно состояться новое заседание стран — участниц ОПЕК, на котором будет решено, произойдет или нет сокращение объемов добычи, а также какой будет новая ценовая политика. Подталкиваемая растущими потребностями Китая (выход на арену Китая в качестве одного из главных инвесторов государств — производителей нефти — вопрос времени) и Индии, а также глобальным ростом (приблизительно 5%), мировая экономика доказала свою способность справиться с возросшими ценами на нефть. Но поскольку рост мировой экономики может снизиться, особое внимание привлечет позиция ОПЕК в отношении ограничений, имеющих своей целью поддержание цен на прежнем уровне. За последние шесть лет представители ОПЕК неоднократно заявляли о своем бессилии повлиять на определение цены на нефть, обвиняя спекулянтов в взвинчивании цен до 100 амер. долларов. Надо отметить, что нефть всех марок привязана к годами утвердившимся маркам Brent и West Texas Intermediate (WTI). Запасы последних на данный момент настолько малы, что это дает спекулянтам практически полный контроль над мировыми ценами.

Развитие цен на нефть марок Brent и WTI

К тому же некоторые страны уже добывают нефть сверх тех квот, которые установлены для них ОПЕК. Прежде всего, речь идет о Саудовской Аравии, которая в настоящее время добывает 9,2 млн баррелей нефти ежедневно, при том что ее квота составляет 8,94 млн баррелей в день. При этом Саудовская Аравия не желает останавливаться на существующих высоких темпах добычи нефти и планирует их увеличить до 12 млн баррелей в день к концу 2009 г. В ближайшие пять лет Саудовская Аравия, будучи крупнейшим экспортером нефти, планирует потратить 90 млрд амер. долларов на широкомасштабное развитие нефтегазовой отрасли. Интересно, что руководители одной из крупнейших компаний мира — саудовского нефтяного гиганта Арамко обращают особое внимание на недостаточное развитие альтернативных видов топлива. Это, по их мнению, имеет “негативное воздействие” на развитие рынка углеводородов.

Другим государством, занимающим особое положение в иерархии мировых государств — экспортеров нефти, является Ирак. По существующим оценкам запасов углеводородного сырья (приблизительно 115 млрд баррелей) он занимает второе место в мире. В настоящее время Ирак добывает, по разным данным, от 2,0 до 2,5 млн баррелей в сутки. При улучшении общей ситуации в стране уровень добычи может возрасти до 3 млн баррелей в день. В соответствии с заявлением министра нефти Ирака Хусейна аш-Шахристани, страна должна к 2010 г. добывать 4 млн баррелей нефти в сутки, а к 2012 г. — 6 млн баррелей. Это даст возможность Ираку занять четвертое место в мире по добыче нефти после России, Саудовской Аравии и США.

Уже сейчас налаживаются поставки иракской нефти, в частности, в сопредельные государства. 28 сентября 2007 г. возобновились поставки иракской нефти в Иорданию в рамках двустороннего соглашения, подписанного в Багдаде в августе 2006 г. До начала военной операции на территории Ирака в 2003 г. иракская нефть полностью удовлетворяла потребности Иордании. При этом часть поставок была безвозмездной, а другая часть продавалась Иордании за одну треть от мировой цены на нефть. После приостановки поставок в начале войны в Ираке на помощь пришли Саудовская Аравия, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты, создавшие фонд для оплаты Иорданией поставок нефти, шедших по мировым ценам. Что касается новых поставок, то ожидается, что они составят 10 тыс. баррелей в день, а стоимость барреля нефти будет на 4 амер. долларов ниже по сравнению с общемировыми.

На территории Ирака имеется 500 перспективных геологических структур по нефти и газу, из них разведано только 80. Помощь в дальнейшей разведке природных месторождений нефти и газа, а также в их разработке могут оказать российские компании, которые уже имеют опыт подобных работ в Ираке. В конце ноября 2007 г. состоялся визит представителей российских нефтяных компаний в Багдад, которые были приняты президентом Ирака Джалалом Талабани. Несмотря на весь риск осуществления данного мероприятия в условиях крайней нестабильности внутренней обстановки в Ираке, этот визит, по мнению многих российских аналитиков, был крайне необходим. Этого мнения придерживается и председатель Союза нефтепромышленников России Юрий Шафраник, который в одном из своих интервью заявил, что промедление может быть крайне опасным для российских компаний: “При стабильности ведущие мировые компании в такой регион войдут моментом. Ираку крайне нужны проекты, крайне нужны взаимоотношения с другими странами. Не так много стран, готовых рисковать. И не так много бизнесменов и компаний, готовых начинать в тяжелый период”. К числу компаний, которые уже готовы рисковать и строить долгосрочные отношения с новым руководством Ирака в сфере нефтедобычи, относятся британские и американские концерны Шелл и Эксон Мобайл.

Но, кто бы ни пришел на иракскую землю с целью разработки и добычи природных ископаемых, в особенности нефти, он неизбежно столкнется с проблемой обеспечения безопасности. Большинство иракских месторождений нефти расположено на юге страны. Однако богаты нефтью и земли курдов в северной части государства. Крайняя нестабильность общей ситуации в Ираке и неразрешенность курдской проблемы поставили регион на грань затяжного военного противостояния с участием внешних сил. Все это создает основы для серьезных опасений и делает очевидной необходимость разработки многоступенчатой программы обеспечения безопасности деятельности нефтяных компаний на территории Ирака. Подобная программа необходима в отношении не только Ирака, но и других стран Ближневосточного региона, а также развивающихся государств, на чьих территориях расположены месторождения углеводородного сырья.

К числу основных проблем в сфере безопасности нефтяной отрасли в указанных выше странах следует отнести следующие:

— изменение статуса компании в свете политических трансформаций, происходящих в той или иной стране;

— уничтожение, нанесение ущерба, похищение имущества, принадлежащего компании или находящегося в сфере ее ведения;

— похищение и/или убийство сотрудников компании преступными группировками по политическим или криминальным мотивам, и т.п.

После событий 11 сентября 2001 г. и последовавших заявлений лидеров террористической организации «Аль-Каида» У. бен Ладена и А. аз-Завахири о готовности нанести удар по нефтяной инфраструктуре руководители многих стран — экспортеров нефти, в частности государств Персидского залива, стали придавать приоритетное значение вопросам энергетической безопасности.

Однако и до этих событий были основания для особого внимания к обеспечению безопасности объектов нефтегазовой отрасли. Так, в августе 1996 г. бен Ладен объявил джихад США, обвинив последние в оккупации стран Аравийского полуострова. В своей декларации бен Ладен отметил, что потеря мусульманами контроля над своей нефтью является главной причиной их невыгодной позиции на международной арене. В декабре 2004 г. в свет вышла аудиозапись, в которой бен Ладен обратился к своим сторонникам с призывом атаковать нефтяные объекты в странах Персидского залива и, в частности в Ираке, в рамках экономического джихада. В марте 2005 г. на интернет-сайте «Рисалят аль-Умма» были выложены рекомендации «Аль-Каиды» по организации атак на объекты энергетической инфраструктуры. Подобный выбор целей определялся тем, что “нефть так же, как и торговля героином, служит неотъемлемой частью терпящей крах экономики Америки”. Также у авторов рекомендации есть уверенность в том, что, если подорвать основы “нефтяного” благополучия США, то это неминуемо приведет и к упадку военно-промышленного комплекса этого государства.

В начале 2005 г. было опубликовано крайне интересное исследование, посвященное экономическому джихаду, который представляет значительную угрозу развитию экономик стран Запада. К числу основных поводов для беспокойства относятся следующие:

— в связи с различными по своему характеру антитеррористическими кампаниями, проводящимися в различных странах мира, есть основания полагать, что террористические организации значительно изменят тактику своих действий, приспосабливаясь к новым реалиям;

— банки и другие финансовые учреждения, биржи, сети теле- и радиокоммуникаций, заводы по очистке и переработке нефти, электросети и другие потенциальные объекты для нападения обычно географически расположены в разных точках того или иного государства. Это обстоятельство делает чрезвычайно затруднительным жесткий контроль за этими объектами и координацию действий в случае нападения сразу на несколько подобных объектов.

Все это значительно осложняет деятельность спецслужб по профилактике и предотвращению действий террористических организаций и иных преступных сообществ в отношении данных объектов. Даже если существует информация о нападении на один из подобных объектов, крайне сложно обеспечить полную безопасность. Это известно и террористам.

Примечательно, что автор вышеуказанного исследования — один из апологетов организации «Аль-Каида» шейх Абдулла бен Насер ар-Рашид, который был арестован в середине 2005 г. саудовскими спецслужбами. Особый интерес представляет тот факт, что в своей работе ар-Рашид определяет цели нападения на объекты нефтяной инфраструктуры, утверждая, что на современном этапе это является наиболее “эффективным способом отмщения неверующим”. Автор выделяет три главных направления экономического джихада:

— военные действия с целью защиты или укрепления экономической мощи мусульманских государств;

— военные действия с целью уничтожения экономики противника;

— невоенные действия по блокированию экономики противника и нанесению вреда экономическому престижу того или иного государства.

Говоря о нефтяной инфраструктуре, ар-Рашид определяет четыре цели: нефтяные скважины, трубопроводы, нефтяные установки, персонал объектов нефтедобывающей промышленности. При этом автор заявляет о “легитимности” нападения и разрушения нефтяных скважин. Основанием для этого могут служить либо разрешение со стороны улемов, либо безрезультатность предыдущих попыток нанести ущерб объектам и персоналу предприятий нефтяной сферы. С точки зрения ар-Рашида, нападение на нефтяные трубопроводы не только допустимо, но и “легко и эффективно” с точки зрения реализации. Что касается нефтяных установок, то их безопасность определяется только их принадлежностью мусульманской стороне. В случае если установкой владеет “не-мусульманин”, она может быть объектом нападения. Что касается персонала или управленческого состава предприятия нефтяной сферы, то в их отношении ар-Рашид предлагает применять положения исламского вероучения. Уточняется, что в соответствии с исламом существуют индивидуумы, которые могут быть убиты или покалечены, и те, в отношении которых подобные действия не могут быть осуществлены. Однако эти положения вероучения могут подвергаться изменениям при условии, что существуют превалирующие интересы мусульманского большинства. Следует ли говорить, что подобный прагматизм толкования ислама послужил основанием для осуществления многочисленных террористических актов как на территории Ирака, так и в других странах, в ходе которых стали жертвами многие из тех, кто исповедует ислам.

С 1996 г. по настоящий момент «Аль-Каида» несколько раз меняла характер своих действий в отношении нефтяной инфраструктуры. Вместо акций по устрашению эта организация стала проводить полномасштабные акции с целью нанести наибольший урон нефтегазовому сектору саудовской экономики. В Саудовской Аравии отделение «Аль-Каиды» вместо поддержки столкнулось с жесткой критикой со стороны граждан этой страны, обвинявших «Аль-Каиду» в гибели мирных мусульман, являвшихся гражданами не только Саудовской Аравии, но и других государств арабского мира. Первое нападение на нефтяные установки, расположенные на территории Саудовской Аравии, произошло в феврале 2006 г. Целью террористического акта стал нефтяной комплекс Абкаик, имеющий огромную стратегическую ценность для экономики страны. Ежедневно через него проходит около 7 млн баррелей нефти, что составляет 2/3 всего саудовского производства. На данный момент это крупнейшая в мире нефтяная установка, перерабатывающая нефть, добытую не только из самого нефтяного месторождения Абкаик, но и из месторождений Хобар, Шаиба, Харадх, аль-Отмания.

В Саудовской Аравии «Аль-Каида» столкнулась не только с отсутствием поддержки со стороны населения, но и со значительными правительственными мерами по борьбе с терроризмом. В апреле 2007 г. саудовский спецслужбы арестовали 172 подозреваемых в организации семи независимых террористических групп, планировавших нападения на стратегические нефтяные установки в Саудовской Аравии, Кувейте, Объединенных Арабских Эмиратах. Две из этих групп несут ответственность за нападения на нефтяные установки в Хобар, Джубейл, Абкаик, расположенные на территории КСА. В ходе расследования выяснилось, что среди подозреваемых двое получили за рубежом лицензии на пилотирование самолетов. Можно предположить, что данными группировками готовились авиаудары по нефтяным установкам, что могло привести не только к тяжелейшим последствиям для экономик многих государств, но и к экологической катастрофе.

В Ираке ситуация осложнена и тем, что атаки на нефтяную промышленность являются неотъемлемой частью гибкой полномасштабной стратегии сопротивления иракских повстанческих групп в отношении союзнических сил. Гибкость данной стратегии заключается в готовности подобных группировок менять свою тактику и диспозицию при любом изменении в политической и военной обстановке.

Целевыми объектами нападения служат нефтяные скважины, резервуары хранения и установки обслуживания, насосные станции, предприятия по нефтеочистке, сеть транспортировки нефтепродуктов (нефтяные танкеры и т.п.), сети бензоколонок, предприятия нефтехимии, административные учреждения (в частности, в Ираке – штаб-квартира Министерства нефтяной промышленности и региональные представительства иракской Государственной нефтяной компании), персонал нефтедобывающей промышленности (все уровни ответственности).

Если в 2004 г. целями повстанцев были трубопроводы, скважины и нефтеочистительные заводы, то в настоящее время наибольшей опасности подвергается управляющее звено и персонал, обслуживающие нефтяные объекты. К началу 2007 г. число убийств и похищений инженеров-нефтяников, рабочих ремонтных бригад и менеджеров нефтяных компаний значительно превзошло число нападений на ключевые объекты иракской нефтяной промышленности. Точные цифры никто привести не берется, т.к. данные, предоставленные Военным командованием США, иракскими государственными структурами и представительствами нефтяных компаний, значительно отличаются друг от друга, а в условиях военного времени практически не поддаются проверке. Для совершения нападений используются различные средства от минометов и ручных противотанковых гранатометов (РПГ) до одиночек-смертников.

Важно понимать, что ситуация в Ираке настолько сложна, что действия террористических группировок порой маскируются под действия повстанцев, выступающих за освобождение своей страны от оккупации. Все это создает крайне нестабильную и взрывоопасную ситуацию, когда политический и экономический джихад вступают во взаимодействие и практически становятся неотделимы друг от друга. В политическом отношении главной целью террористических организаций в этой стране является принуждение иностранных войск во главе с США уйти из Ирака, а для этого необходимо значительно увеличить количество их потерь, а также стоимость проводимой ими антитеррористической операции. Экономический джихад состоит в попытке заставить американские и проамериканские силы признать экономическую нецелесообразность нефтедобычи в Ираке. В своих обращениях террористы заявляют о необходимости восстановления страны, а также о полной неспособности нынешних правительственных структур решить эту задачу.

Отчасти другим примером “смешения” политического и экономического джихада служит Йемен, который очень зависит от экспорта нефти и объемов иностранных инвестиций. В 2005 г. неудачные попытки совершить террористические акты в этой стране были отмечены накануне президентских выборов. Любые успешные действия террористов в значительной мере ослабили бы позиции правящей партии и усилили бы сторонников оппозиции. Но это относится только к политической составляющей. Что касается экономики, то террористические акты имели огромное воздействие. Йемен — бедная страна. В 2005 г. размер валового внутреннего продукта на душу населения этого государства составил 900 амер. долларов. Йеменская нефтяная инфраструктура слаборазвита и в значительной степени зависит от иностранных инвестиций. За последние 10 лет значительно увеличилась доля иностранных компаний, работающих в сфере разведки, добычи и переработки йеменской нефти. Можно говорить о большой конкуренции между иностранными компаниями, существующей в последние годы. Так, с декабря 2006 по апрель 2007 г. правительством Йемена было продано 13 концессий на разведку нефтяных месторождений. За тот же период количество объектов разведки нефти увеличилось с 56 до 100.

Тем не менее участие иностранных компаний в развитии нефтяного сектора йеменской экономики на данный момент является довольно ограниченным. Это объясняется целым рядом факторов: политическим, финансовым, техническим и фактором безопасности. Действующие контракты, заключенные между йеменской стороной и иностранными компаниями, в основном зависят от доли в размере прибыли. Подобные условия характеризуют инвестиции высокого риска. Учитывая печальный опыт нападения на французский нефтяной танкер “Лимбург” в 2002 г., совершенного в территориальных водах Йемена, а также другие террористические акты, зарубежные инвесторы еще долго будут рассматривать йеменский нефтяной сектор экономики в качестве чрезвычайно рискованного.

Все вышесказанное служит значительным предостережением с учетом того, что в последние годы вырабатываются проекты разработки новых месторождений и создания маршрутов транспортировки нефти. В частности, идея создания трансаравийского нефтепровода обсуждается в высших кругах стран Персидского залива уже два десятилетия. Высказывались различные варианты и предложения, но сама идея ни разу не подвергалась сомнению. События последних лет, касающиеся мировой политики, экономики и военной сфер, подталкивают руководителей стран Персидского залива к принятию решительных мер по реализации подобного проекта.

Основными направлениями прокладки данного нефтепровода станут следующие:

Саудовская Аравия – ОАЭ;

Саудовская Аравия – ОАЭ – Оман;

Саудовская Аравия – Оман;

Саудовская Аравия – ОАЭ – Йемен;

Саудовская Аравия– Йемен;

Кувейт – Саудовская Аравия – ОАЭ – Оман – Йемен.

Приблизительная сумма финансовых затрат на строительство трансаравийского нефтепровода должна составить 4-6 млрд долларов и будет разделена в равной степени между всеми участниками проекта. Объем транспортировки нефти должен составить 5 млн баррелей в день. Существует возможность включения иракских нефтяных месторождений с транспортировкой их нефти в Саудовскую Аравию, ОАЭ, Оман или Йемен.

Увеличение числа маршрутов транспортировки способствовало бы обеспечению большей энергетической безопасности для стран Персидского залива. Энергетическая безопасность подразумевает под собой возможность предоставления энергоресурсов в любых формах, в достаточных количествах и по доступным ценам, что значительно стимулировало бы развитие нефтяного рынка.

В рамках исследования данной проблемы важно отметить, что значительную роль в формировании новой энергетической карты региона в ближайшей перспективе может сыграть Пакистан за счет своего геополитического положения. Потребность Пакистана в энергоресурсах в последние годы значительно растет. Руководители этого государства хотят гарантированно прочных и выгодных отношений в сфере торговли энергоресурсами как с ближайшими соседями, так и со странами Персидского залива. Предполагается реализация нескольких проектов по строительству нефте- и газопроводов через территорию Пакистана, что требует от пакистанского руководства гарантий безопасности вложения инвестиций в реализацию подобных проектов. К числу возможных направлений трубопроводов относятся:

Иран – Пакистан – Индия;

Катар – Пакистан;

страны Персидского залива – Пакистан – Китай.

Потребуется осуществление мер не только по строительству данных трубопроводов, но и, насколько это возможно, по обеспечению их безопасности. Безопасность трубопроводов подразумевает под собой непосредственно физическую безопасность трубопровода, насосных станции, резервуаров хранилищ и сопутствующей технической сети. Трубопроводы на данный момент чрезвычайно уязвимые объекты. Нападения на системы транспортировки нефти крайне “эффективны”, поскольку затраты на их организацию невелики по сравнению с тем экономическим и политическим резонансом, который они могут иметь. Также следует иметь в виду, что протяженность большинства трубопроводов составляет многие сотни километров, что значительно осложняет, если не сказать – делает практически невозможной, охрану трубопроводов на всей их протяженности. Данная ситуация не только сложна с точки зрения политики и экономики, но и создает крайне напряженную обстановку, вызывая психологическую неуверенность в гарантированно четком функционировании всей системы. Таким образом, есть основания полагать, что система транспортировки нефти по-прежнему останется предметом наиболее активных действий со стороны террористических организаций разного толка.

Повышение потребностей стран мира в энергоресурсах приведет к развитию инфраструктуры нефтегазовой промышленности многих государств. Это возвращает нас к вопросу о безопасности добычи и транспортировки нефтепродуктов. 21-22 января с.г. в Абу-Даби прошла 11-я Конференция промышленников стран Персидского залива. В ее работе также приняли участие представители ряда западных государств. Среди них был и бывший канцлер Германии Герхард Шредер. Его выступления в ходе данной конференции привлекли внимание не только западных, но и ближневосточных специалистов и СМИ. Дело в том, что именно Шредер четко обозначил необходимость многостороннего подхода к энергетической политике на современном этапе, а также особо подчеркнул необходимость развития международных отношений в данной сфере. Он заявил, что многие вопросы, касающиеся энергии, не могут быть решены в одностороннем порядке. В качестве примера он привел проблему обеспечения безопасности добычи и распределения энергоресурсов. Шредер сказал: “Даже при условии, если усилится конкуренция в данной области, нельзя допустить, чтобы энергия стала рычагом давления в международных отношениях”. В ходе работы конференции было выдвинуто предложение о создании всеобщей Энергетической хартии для объединения производителей, потребителей, поставщиков и государства, через которые проходит транзит энергоресурсов. Ряд аналитиков, участвовавших в работе конференции, отметили, что подобный документ позволит разделить бремя ответственности и рисков, связанных с добычей и транспортировкой ископаемого топлива в современных исторических условиях.

Необходимо также разделить ответственность за развитие энергетической системы. В ближайшие пять лет странами Персидского залива в нефтехимию будет инвестировано 120 млрд долларов. Эта значительная сумма практически в два раза превосходит объем инвестиций, сделанных этими странами в 2000 г. (52 млрд долл.), и на 50 млрд долларов перекрывает инвестиции 2006 г. (70 млрд долл.). Основными инвесторами являются Саудовская Аравия (63% инвестиций) и Катар (14%). Однако и эти чрезвычайно значительные суммы не окончательны, т.к., по оценкам специалистов Международного энергетического агентства (IEA), приблизительная стоимость всех работ по проведению необходимых исследований и развитию энергосетей, а также созданию альтернативных видов топлива может составить 22 трлн амер. долларов. Следует ли говорить, что значительной частью подобных исследований должна стать разработка мер по противодействию многим из тех рисков, с которыми приходится сталкиваться нефтегазовой отрасли на современном этапе. Несмотря на общий скепсис, которого могут ожидать разработанные теоретические планы по обеспечению безопасности, важно понять, что они и их практическая реализация служат залогом активной позиции многих правящих режимов, а также устойчивости экономик ряда стран Ближнего Востока и мира в целом.

40.86MB | MySQL:66 | 1,069sec