О росте конфликтного потенциала вокруг дамбы «Возрождение» и его вероятных последствиях для внешней политики Египта. Часть 2

Египетская дипломатия в последнее время предпринимает энергичные усилия по привлечению на сторону АРЕ новых союзников в споре с Эфиопией. Напомним, что 5 марта совещание министров иностранных дел Лиги арабских государств (ЛАГ) приняло резолюцию с поддержкой египетской позиции в водном споре с Аддис-Абебой. В ней говорится о том, что «ЛАГ отвергает любые посягательства на исторические права Египта на воды реки Нил». Резолюцию поддержали 22 арабских государств кроме Судана, ведущего, как уже было отмечено ранее трехсторонние переговоры по нильской проблеме с Эфиопией и Египтом. Изменение позиции Хартума стало настоящим шоком и «ударом в спину» для египетского руководства. Министерство иностранных дел Судана предостерегло арабские государства от вмешательства в диспут по проблеме Нила, заявив о том, что такое вмешательство может привести к их конфронтации с Эфиопией.

Чем же вызвана такая позиция Судана? 5 марта в газете «Рай аль-йаум» была опубликована передовица Абдельбари Атвана с осуждением суданской позиции, в которой позиция Хартума была интерпретирована чуть ли не как предательство арабского дела и Египта. Известный арабский журналист полагает, что суданский подход к дамбе «Возрождение» вызван наметившимся сближением между Суданом и Израилем. По мнению А.Атвана, для израильского руководства выгоден слабый, контролируемый Египет, обремененный экономическими и политическими проблемами, в том числе водной проблемой с Эфиопией. В этой связи большую огласку в арабском мире получила информация о встрече председателя Переходного совета (временного правительства) Судана генерала Абдель Фаттаха аль-Бурхана с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, состоявшаяся 3 февраля с.г. в Уганде. Переговоры двух лидеров были проинтерпретированы как нормализация отношений между двумя странами. Арабские журналисты проводят исторические параллели между этой встречей и тайными переговорами, состоявшимися в 1982 году в Кении между тогдашним суданским диктатором Джафаром Нимейри и министром обороны Израиля Ариэлем Шароном. На них, в частности, были достигнуты договоренности о помощи Судана в репатриации в Израиль эфиопских евреев (фалаша). В отношении нынешней встречи говорится о том, что она была организована с подачи ОАЭ и призвана улучшить имидж Хартума в глазах Вашингтона с тем, чтобы исключить Судан  из списка государств, поддерживающих терроризм. Судан остро нуждается в иностранных кредитах. Однако, учитывая уже накопившуюся задолженность этой страны в объеме 52 млрд долларов, для получения новых средств нужна поддержка со стороны коллективного Запада.

Говоря о контактах руководства Судана с Израилем, необходимо упомянуть и о встрече бывшего руководителя Национальной разведывательной службы (НРС) Судана Салаха Гоша с высшими чинами израильской разведки Мосад в Германии в феврале 2019 года. Речь на встрече шла о дворцовом перевороте и вероятном устранении президента Омара аль-Башира. Салах Гош возглавлял НРС в 2004-2009 годах, после чего стал советником президента по вопросам безопасности. В 2013 году он был арестован по обвинению в заговоре, но вскоре освобожден, а в 2018 году вновь назначен главой НРС. Салах Гош был привилегированным партнером ЦРУ США, развивавшим связи с американскими  спецслужбами в рамках борьбы с международным терроризмом. Он негласно считался «американским человеком» в Хартуме. Одновременно он развивал активное сотрудничество со спецслужбами Египта и КСА. Некоторые эксперты считают, что фигура Гоша была бы идеальной для американцев для замены Омара аль-Башира, но события пошли по другому сценарию.

Суданский журналист Мухаммед Мустафа Гамаа ответил на эту критику А.Атвана на портале Sama. По его словам, «Суданцы едины в позиции по дамбе «Возрождение». Эта позиция находится в согласии с революционной целью ставить превыше всего суданские национальные интересы. Судан является суверенным государством и имеет право отвергать все, что приносит вред его интересам и его народу. Суданская позиция по дамбе «Возрождение» остается неизменной. Мы в прошлом написали немало статей о выгоде этой плотины для народа нашей страны. Даже в период свергнутого президента Омара аль-Башира Судан поддерживал Эфиопию в проекте строительства плотины. Это вызвано не заговором по отношению к Египту и не ненавистью к арабам и исламу, а теми благами, которые этот проект принесет нашей стране». Таким образом, политические круги Судана считают, что доступ к дешевой электроэнергии сможет ускорить экономическое развитие этой беднейшей арабской страны.

Некоторые арабские эксперты проводят связь между обострившимся египетско-суданским конфликтом и покушением на жизнь премьер-министра Судана Абдаллы Хамдока, состоявшимся 9 марта с.г. Была сделана попытка взорвать его автомобиль, в чем некоторые суданские журналисты обвинили  политиков из бывшей правящей Партии национального конгресса, то есть суданских исламистов, связанных с бывшим президентом Омаром аль-Баширом. Абдалла Хамдок известен как убежденный сторонник нормализации и улучшения отношений Судана с Западом, прежде всего, с США, с целью снятия санкций, препятствующих развитию суданской экономики. Кроме того, он твердо поддерживает эфиопский проект плотины «Возрождение».

Той же линии придерживается и вице-премьер суданского правительства Мухаммед Хамдан Дагалло, назначенный недавно руководителем Чрезвычайного экономического комитета, в чью задачу входит ликвидация очередей, выстроившихся в Судане за хлебом и горючим в условиях гиперинфляции. Мухаммед Хамдан Дагалло является одним из богатейших людей Судана, долларовым миллиардером, пожертвовавшим 170 тыс. долларов из своего состояния на стабилизацию национальной валюты. Вполне возможно, что в заговоре против Хамдока замешаны исламисты из партии Омара аль-Башира. Однако, нельзя исключать и другие версии. Во-первых, Хамдок не скрывает, что если его деятельность по преодолению международной изоляции Судана будет успешной, то это будет поводом для ухода военных из Переходного совета и передачи власти гражданскому правительству. Во-вторых, нельзя исключать причастности египетских спецслужб к покушению. Для того, чтобы развеять эти подозрения, Судан сразу же после теракта посетил руководитель Управления общей разведки (УОР) Египта генерал Аббас Камель.

Однако в поиске союзников глава египетской разведки посетил не только Судан. 10 марта Аббас Камель посетил Дамаск, где был принят президентом САР Башаром Асадом. Он передал сирийскому лидеру письмо от президента АРЕ Абдель Фаттаха ас-Сиси. Судя по сообщениям арабской прессы, речь на встречах генерала Камеля в Дамаске шла о двух вещах. Во-первых, о совместном противодействии Турции в Восточном Средиземноморье. Турция является общим врагом для Каира и Дамаска. Речь шла, в частности, об обмене информацией о сирийских боевиках-исламистах, переправленных турецкими спецслужбами в Ливию для участия в боевых действиях на стороне правительства Фаиза Сарраджа. Во-вторых, о дипломатических усилиях Египта по возвращению Сирии в Лигу арабских государств (ЛАГ).

Такое возвращение способствовало бы укреплению позиций Египта на международной арене. В 1960-е-1980-е годы масштабные политические решения в арабском мире проходили по линии Каир-Дамаск-Багдад. Именно светские арабские националистические  режимы в Египте, Сирии и Ираке играли первую скрипку в ближневосточной политике. В 1980-е годы ситуация начала меняться. Египет после сепаратного мирного договора с Израилем в Кемп-Дэвиде в 1979 году попал во временную изоляцию в арабском мире. После выхода из нее в 1990 году администрация президента Хосни Мубарака предпочитала вести пассивную внешнюю политику, подчиненную интересам США. Ирак, попавший под международные санкции после аннексии Кувейта в 1990 году, стал «государством-изгоем». Выход из игры светских националистических режимов создал предпосылки для гегемонии монархий Персидского залива и существенного укрепления регионального влияния Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара. Однако аравийские монархии не смогли предложить арабскому миру внятной программы развития. Кроме того их поддержка различных течений политического ислама вызвала конфликт, а затем и разрыв отношений между КСА и Катаром в 2017 году. Ослабление позиций аравийских монархий создает предпосылки для возвращения региона в орбиту светских националистических режимов.

К таким режимам относится и Алжир. 27 февраля новый президент АНДР Абдельмаджид Теббун посетил с официальным визитом  Саудовскую Аравию. На переговорах с королем Сальманом бен Абдель Азизом был затронут, в том числе, и сирийский вопрос. При этом президент  Теббун отстаивал возвращение Сирии в ЛАГ и участие сирийского представителя в сессии этой организации, которая должна была состояться в Алжире в апреле, но перенесена на июнь из-за коронавируса. Таким образом, дипломатическое поражение Каира по вопросу о строительстве плотины «Возрождение» парадоксальным образом может привести к активизации внешней политики АРЕ и выстраиванию оси Алжир-Египет-Сирия.

51.9MB | MySQL:101 | 0,437sec