Ситуация в Тунисе: февраль-март 2020 г.

В феврале тунисский парламент чудом и в самый крайний срок утвердил состав нового правительства во главе с Элиасом Фахфахом. Однако на долю этого, уже одиннадцатого по счету с 2011 г., правительства выпало преодоление последствий кризиса, вызванного распространением эпидемии коронавируса.

Новое правительство и партийные противоречия

До середины февраля позиция движения умеренных исламистов «Ан-Нахда» в отношении нового правительства, которое президент Каис Саид поручил сформировать в январе выбранному им (п.3, ст.89 Конституции) новому премьер-министру Элиасу Фахфаху, оставалась неизменной.  Нахдисты наотрез отказывались идти на переговоры и подписывать предложенную Фахфахом «дорожную карту», наверное, из опасения утратить рычаги власти после усиления тандема президента и его ставленника Фахфаха. Встреча между Фахфахом и лидером «Ан-Нахды» Рашидом Ганнуши 3 февраля не увенчалась успехом: Ганнуши настаивал на «правительстве национального единства» при участии всех партий, а Фахфах готовил списки «узкого коалиционного правительства», куда не вошли представители партии «Сердце Туниса» («Къальб Тунис») медиамагната Набиля Карви и Свободной конституционной партии Абир Муси. По мнению аналитиков, неуступчивость Ганнуши, который даже сказал, что президент «ошибся, выбрав Фахфаха» [1], выдавала нежелание самостоятельно нести ответственность за проводимую политику в попытке разделить ее с партнерами, как это было раньше.

Председатель Совета Шуры движения «Ан-Нахда» Абделькарим аль-Харуни 6 февраля сообщил, что если Фахфах не согласится на «правительство национального единства», то «Ан-Нахда» проголосует в парламенте против этого правительства. При этом проведенный в конце января компанией Sigma Conseil опрос выявил падение популярности умеренных исламистов — респонденты отдавали предпочтение Свободной конституционной партии (16,6% голосов потенциальных избирателей). «Ан-Нахда» была лишь на втором месте (15,9%), затем в рейтинге располагалась партия «Сердце Туниса» (15,6%), за ней – Демократическое течение (11,3%). [2]

Несмотря на эпатажный характер, лидер Свободной конституционной партии Абир Муси за время работы парламента нынешнего созыва проявила себя ярким политиком, который мужественно противостоит исламистам. Во многом благодаря ее стараниям, например, им не удалось 12 февраля протащить проект договора с Катаром о продаже доли тунисский авиалиний Tunisair. Соглашение впервые было поставлено на голосование еще в 2018 г., но тогда правительство его не приняло якобы из-за расплывчатых формулировок. В ходе обсуждений Абир Муси обратила внимание на то, что это соглашение даст Дохе право на использование тунисского воздушного пространства в своих целях. Аналитики также указывали, что политика по выкупу долей иностранных авиакомпаний позволяет Дохе обходить «блокаду», объявленную в 2017 г. рядом арабских государств. Более того, Катар не всегда действительно занимается модернизацией и развитием выкупленных авиаперевозчиков. Поэтому теперь, даже когда формулировки были изменены, депутаты большинства фракций сочли соглашение с Катаром противоречащим государственным интересам Туниса.

К середине февраля ситуация с новым кабинетом министров кардинально изменилась. Элиас Фахфах 15 февраля представил список, куда вошли 32 министра. А через два дня президент Каис Саид лично встретился с Рашидом Ганнуши и пригрозил, что, если правительство Фахфаха не получит одобрения в парламенте в течение ближайшего времени, то согласно ст.89 Конституции, будут назначены внеочередные парламентские выборы, парламент будет полностью распущен. Для Ганнуши это означало, что его партия рискует утратить позиции в будущем парламенте, а сам он — потерять должность спикера. Это заставило Ганнуши задуматься. Тем более, что его коварный план выдвинуть правительству Юсефа Шахеда, которое продолжало работу до одобрения правительства Фахфаха, вотум недоверия, поставить от имени парламента нового временного премьер-министра и избежать таким образом перевыборов (ст.97 Конституции), был ему в лицо назван президентом антиконституционным.

В самый последний момент, 20 февраля, Фахфаха публично представил членов нового правительства, где депутатам «Ан-Нахды» досталось 6 министерских портфелей: министра транспорта и сообщения, министра регионального развития, министра жилищного строительства, министра здравоохранения, министра по делам молодежи и спорта, а также министра высшего образования. Как и предполагалось, в правительстве были представлены Демократическое течение, Народное движение («Аш-Шааб»), движение «Тахйа Тунис» («Да здравствует Тунис!»), «Нидаа Тунис» («Призыв Туниса»), движение «Аль-Бадиль» («Альтернатива»), но не нашлось места для депутатов второй по величине парламентской фракции «Сердце Туниса». Эта партия вместе с фракциями двух других партий — Свободной конституционной партии и коалиции «Аль-Карама» («Достоинство»), оформят оппозицию. Ключевые министерства были переданы независимым кандидатам – министром юстиции стала Турайа Жриби (Thouraya Jribi), министром внутренних дел — Хишем Мешиши (Hichem Mechichi), обороны – Имад Хазги (Imed Hazgui), министром иностранных дел – бывший посол в Омане Имад Нуреддин Эррай (Noureddine Erray). [3]

Тунисское издание «Аль-Магреб» заметило, что правительство навряд ли будет «единым» по духу, ведь это правительство «противоречий», где каждая партия будет добиваться личных выгод. Тунисская франкоязычная газета La Press сравнила переговоры вокруг формирования правительства Фахфаха с экзаменом, который политическая элита, пусть и не без конфликтов, но преодолела.

27 февраля в парламенте успешно прошло утверждение правительства 129 голосами «за» при 77 голосах «против». (Для одобрения требовался минимум 109 голосов в поддержку.) В ходе парламентского слушания Фахфах так обозначил приоритеты своего правительства: борьба против преступности, коррупции, высоких цен на товары, за оздоровление экономики, реформирование системы государственных услуг, образования и здравоохранения. Оказавшаяся в оппозиции Абир Муси выразила скептицизм в отношении того, что правительство Фахфаха справится с финансовым и другими трудностями в стране. В общем же следует констатировать, что Тунис победил очередной политический кризис, едва избежав объявления повторных парламентских выборов, с относительно малыми потерями.

В основном эти потери касались вынужденных уступок умеренных исламистов, но еще больше – партии «Сердце Туниса». Уже 10 марта из ее состава и из ее парламентской фракции массово вышли 11 депутатов, которые объявили себя независимыми. Говоря о причинах, они сослались на разногласия с руководством по вопросу механизма принятия решений и позиции в отношении правительства Фахфаха, в чем они хотели бы играть роль «конструктивной оппозиции».

Президент и его политическая линия

Хотя прошло уже больше трех месяцев, как президент Каис Саид занял президентское кресло, его политический курс до сих пор остается расплывчато неопределённым. Во время своей «боевой» предвыборной кампании он обещал продвинуться в решении вопроса безработицы, наладить работу социальных служб, образования, здравоохранения. По факту же он перепоручил решение этих проблем своему премьер-министру. Конституция отводит президенту ведущую роль в том, что касается дипломатии и внутренней безопасности. Однако даже по этим направлениям президента не раз упрекали в неудовлетворительной работе. Вероятно, из-за недобросовестной работы президентской пресс-службы, дававшей повод для различных скандалов. В частности, в контексте ливийского кризиса и визита президента Турции Р.Т.Эрдогана, неучастия Туниса в Берлинской конференции по Ливии или по делу об аудиенции с детьми и вдовами террористов.

Похоже, президент и сам не был доволен своим окружением. В итоге в феврале в отставку ушел советник президента Абдельрауф Беттайеб, который указал в интервью местной радиостанции Mosaïque FM, что «причины не профессионального, а личного характера, они связаны со взаимоотношениями с президентом». Он не поладил и с пресс-секретарем президентской администрации Рашидой ан-Нейфер, не раз осуждавшей Беттайеба за дипломатические «промахи». Ранее Каис Саид назначил себе 28 января нового советника по конституционно-правовым делам, им стала Нидия Акяша. В кулуарах стали поговаривать, что недружные отношения в команде президента случаются ввиду навязчивого вмешательства его родного брата Науфела Саида (Naoufel Saïed).

По международной повестке политику президента действительно нельзя назвать однозначной. Хотя Каис Саид до того занимал исключительно враждебную к Израилю позицию, он поначалу никак не отреагировал на американскую инициативу по урегулированию арабо-израильского конфликта «сделка века», пока его не спросили об этом напрямую в телеинтервью. И тогда он завил, что «это величайшее предательство». Зато именно из-за резкой позиции по этому вопросу 7 февраля был отстранен от исполнения обязанностей постоянный представитель Туниса при ООН Монсеф Баати. Официальное объяснение звучало: «в связи с некачественным выполнением обязанностей и отсутствием координации и взаимодействия с министерством по рассматриваемым важным вопросам». По сведениям ооновских источников, Баати зашел слишком далеко в осуждении американской инициативы, так что результат мог осложнить американо-тунисские отношения. Кроме того, являясь с 28 января 2020 г. непостоянным членом СБ ООН, Тунис несет обязанность озвучивать общеарабскую, а не исключительно тунисскую позицию по международным проблемам. Внезапное и довольно резкое отстранение тунисского дипломата, по мнению некоторых источников, «не добавило доверия тунисской дипломатии». Вместе с тем, известно, что направляемый главой ПНА Махмудом Аббасом тунисский представитель в ООН пытался протащить на голосование в СБ ООН альтернативный американскому проект урегулирования, без ведома тунисского МИД.

Одновременно Тунис принимает относительно активное участие в консультациях и встречах вокруг мирных путей урегулирования ливийского конфликта. Не совершив ни одного планового зарубежного визита за первые 100 дней своего президентства (не считая визита вежливости на траурную церемонию в Оман), глава Тунисской Республики Каис Саид 1 февраля направился в Алжир. На переговорах со своим алжирским коллегой Абдельмаджидом Теббуном он подтвердил безальтернативность политического разрешения ливийского конфликта. Кроме того, обе страны выразили готовность стать переговорными площадками для всех участников ливийского конфликта. Обстановка в Ливии была затронута и на переговорах Каиса Саида с эмиром Катара шейхом Тамимом бен Хамадом Аль Тани, который прибыл 24 февраля с официальным визитом в Тунис по приглашению тунисского президента. Президентская пресс-служба пояснила, что переговоры глав двух государств касались как двусторонней, так и международной проблематики, сконцентрировавшись на путях разрешения ливийского кризиса. Можно считать, что турне катарского эмира, который прилетел в Тунис из Иордании, направляясь затем в Алжир, было отчасти попыткой лишний раз «выйти из изоляции», навязанной Катару в 2017 г., а также продемонстрировать стремление выступить посредником в ливийском конфликте. Тунис же в очередной раз продемонстрировал конструктивный нейтралитет, как в ливийском конфликте, так и «катарском кризисе».

Коронавирус и обстановка в области безопасности

Первые меры по борьбе с эпидемией коронавируса в Тунисе были приняты 24 февраля, когда исполняющий обязанности министра по делам туризма Рене Трабелси заявил об ограничении авиасообщения с Италией. На тот момент в Италии от коронавируса скончались 5 человек, более 200 числились заболевшими. Также в Тунисе был принят ряд мер по укреплению безопасности пассажиров, прибывающих водным или воздушным транспортом в Тунис.

Первый заболевший коронавирусом в Тунисе появился 2 марта. Прибывший на пароходе из Италии гражданин Туниса через два дня после возвращения почувствовал первые симптомы заболевания, после чего всех прибывших пароходом из Италии посадили на карантин. В тот же день новый министр здравоохранения Абделлатиф Мекки приказал провести инструктаж среди врачей по поводу взятия анализов и диагностирования коронавируса. В аэропортах и на пограничных КПП были установлены тепловизоры. Морские и воздушные границы с Италией были закрыты 4 марта. Сообщалось, что на домашний карантин попали более тысячи тунисцев.

К 13 марта был отложен запланированный на март официальный визит президента Алжира в Тунис. В стране были закрыты учебные заведения, запрещены публичные молитвы, закрыты кафе, рынки, отменены все массовые мероприятия. На карантин направлялись все приезжающие из-за границы. Тунис ограничил авиасообщение с Германией, Францией, Великобританией и Египтом. Еще через четыре дня президент Каис Саид объявил с 6 вечера до 6 утра комендантский час. Кроме того, во избежание распространения эпидемии в местах тюремного заключения президент Каис Саид издал указ об амнистии 670 заключенных и смягчении наказания для сотен других, к 31 марта он приказал освободить 1420 заключённых.

После того, как 19 марта в Тунисе от коронавируса скончалась 72-летняя женщина, прибывшая незадолго до этого из Турции, было принято решение о полном закрытии границ и внешних путей сообщения (предварительно до 4 апреля с вероятностью пролонгации).  Число заболевших коронавирусом в Тунисе на тот момент выросло до 39 человек.  Среди зараженных оказался лидер Республиканского народного союза, представленного в парламенте двумя мандатами. К 20 марта был объявлен режим обязательной всеобщей самоизоляции и приостановлено сообщение между городами. Ввиду выявления многочисленных случаев несоблюдения карантина на улицах страны 23 марта были развернуты военные силы. Период с 23 марта до 4 апреля был объявлен нерабочим. По состоянию на конец марта в Тунисе было зарегистрировано 278 зараженных коронавирусом и восемь летальных случаев заболевания.

Нестабильная обстановка в сфере безопасности усугубляла положение. В результате взрыва у американского посольства в Тунисе 6 марта было убито двое террористов-смертников и один сотрудник правоохранительных органов. Еще семеро человек получили ранения разной степени тяжести. По сведениям СМИ, целью террористов был пост охраны посольства. Вслед за этим на сайте американского посольства был опубликован призыв к американским гражданам некоторое время воздержаться от посещения района, где расположено посольство. Действия тунисских органов безопасности по ликвидации террористов в посольстве оценили как «высокопрофессиональную работу».

На этом фоне премьер-министр Элиас Фахфах 8 марта сообщил о снижении ожидаемого уровня экономического роста в 2020 году в Тунисе с 2,4% до 1%. Он подчеркнул, что эпидемия коронавируса пришлась на подготовку к туристическому сезону, который оказался под угрозой. Сельское хозяйство также переживает потери из-за скудных осадков. Пострадали другие отрасли и предприятия. Так, исполнительный директор компании Tunisair прогнозировал убыток тунисских авиалиний в марте в размере 25 млн долл. из-за отмены рейсов и введения ограничений. Премьер-министр обещал предпринять меры по борьбе с последствиями эпидемии: дополнительно закупить медикаменты, топливо, продукты питания, оказать материальную поддержку социально незащищенным слоям населения, поддержать финансовую состоятельность граждан. По оценке экономистов, в 2020 г. Тунису на восстановление потребуется не менее 3 млрд долл. На борьбу с коронавирусом МВФ перечислил в марте Тунису 138 млн долл., выделил кредит в размере 400 млн долл. Однако даже этого не хватит, чтобы воплотить план экономической помощи предприятиям и их работникам, который правительство Туниса озвучило в размере 850 млн долл. (из них 750 млн долл. предназначены для пострадавших от кризиса предприятий и 150 млн – для поддержки граждан). Дополнительный фонд объемом 500 млн долл. предполагается создать для кредитования малых предприятий.

Единственная позитивная для тунисской экономики новость за период февраля и марта – это запуск на юге Туниса в провинции Татавин газового месторождения «Навара», разработкой которого с 2006 г. занималась австрийская нефтегазовая компания ОМФ. По данным Министерства природных ресурсов Туниса, производственная мощность месторождения составит 2,7 млн куб. м газа в день, т.е. около 50% прежнего уровня добычи газа. Предполагается, что проект, в который инвестировано более 1 млрд долл., позволит трудоустроить более 3 тыс. человек. Кроме того, добыча газа на новом месторождении поможет на 30% сократить тунисский импорт углеводородов. [4]

 

[1] https://tunisiaonline.info/%D8%A7%D9%84%D8%BA%D9%86%D9%88%D8%B4%D9%8A-%D9%82%D9%8A%D8%B3-%D8%B3%D8%B9%D9%8A%D8%AF-%D8%A3%D8%AE%D8%B7%D8%A3-%D9%81%D9%8A-%D8%A5%D8%AE%D8%AA%D9%8A%D8%A7%D8%B1-%D8%A7%D9%84%D9%81%D8%AE%D9%81/

[2] http://www.shemsfm.net:8080/amp/ar/%D8%A7%D9%84%D8%A3%D8%AE%D8%A8%D8%A7%D8%B1_%D8%A3%D8%AE%D8%A8%D8%A7%D8%B1-%D8%AA%D9%88%D9%86%D8%B3_%D8%A7%D9%84%D8%A3%D8%AE%D8%A8%D8%A7%D8%B1-%D8%A7%D9%84%D9%88%D8%B7%D9%86%D9%8A%D8%A9/240306/%D8%B3%D9%8A%D8%BA%D9%85%D8%A7-%D9%83%D9%88%D9%86%D8%B3%D8%A7%D9%8A-%D8%A7%D9%84%D8%AD%D8%B2%D8%A8-%D8%A7%D9%84%D8%AF%D8%B3%D8%AA%D9%88%D8%B1%D9%8A-%D8%A7%D9%84%D8%AD%D8%B1-%D9%8A%D8%AA%D8%B5%D8%AF%D8%B1-%D9%86%D9%88%D8%A7%D9%8A%D8%A7-%D8%A7%D9%84%D8%AA%D8%B5%D9%88%D9%8A%D8%AA-%D9%81%D9%8A-%D8%A7%D9%84%D8%A7%D9%86%D8%AA%D8%AE%D8%A7%D8%A8%D8%A7%D8%AA-%D8%A7%D9%84%D8%AA%D8%B4%D8%B1%D9%8A%D8%B9%D9%8A%D8%A9

[3] https://news.gnet.tn/elyes-fakhfakh-annonce-sa-composition-gouvernementale-remaniee/

[4] https://www.eremnews.com/economy/energy/2232387

51.91MB | MySQL:101 | 0,271sec