Эксперты INSS о десяти потенциальных негативных сценариях для Израиля в условиях пандемии коронавируса

По мнению ряда экспертов Института исследований национальной безопасности (INSS) Тель-Авивского университета, эпидемиологический кризис, вызванный распространением коронавируса в мире, привел к высокой степени неопределенности и возможному изменению стратегической обстановки вокруг Израиля. Пандемия становится переломным моментом в международных отношениях в целом и, в частности, в истории Ближнего Востока. Беспрецедентный характер этого кризиса не позволяет спрогнозировать его продолжительность, степень разрушительного воздействия, а также региональные и глобальные последствия[i].

В настоящее время страны озабочены сдерживанием распространения коронавируса и смягчением его последствий. Отвлечение большинства ближневосточных режимов на внутренние проблемы снижает в ближайшем будущем вероятность полномасштабной военной конфронтации между Израилем и его противниками. Тем не менее, сложная эпидемиологическая ситуация в регионе может ускорить существующие негативные тенденции и создать новые проблемы, одновременно оказать огромное давление на большое количество стран и организаций, а также повысить риск искаженного восприятия реальности и просчетов в анализе ситуации, особенно с учетом большого количества ложных новостей и теорий заговора (в ПНА, согласно израильским СМИ, обвиняют ЦАХАЛ в распространении вируса среди палестинцев)[ii].

В INSS исходят из того, что различные субъекты в регионе могут попытаться предпринять действия (в том числе те, которых они избегали до кризиса), либо из-за необходимости отвлечь внимание от внутренних социально-экономических проблем и давления, усиливающегося в результате пандемии, либо в попытке воспользоваться новой возможностью. Последнее может быть основано на их оценке, что кризис изменил баланс сил на Ближнем Востоке, отношение сверхдержав к региональным процессам и уменьшил риски оппортунизма.

В ходе мозгового штурма, проведенного в INSS, были выявлены десять негативных для Израиля сценариев, которые могут возникнуть во время нынешнего эпидемиологического кризиса (хотя не все из них станут следствием пандемии). При этом потенциально позитивные варианты развития ситуации для Израиля не рассматриваются (по крайней мере, не озвучиваются).

Эксперты INSS обозначили следующие негативные для Израиля сценарии с повышенной вероятностью реализации:

  1. Крах режимов. Иордания, Ливан, Палестинская национальная администрация (ПНА) и даже Египет могут столкнуться с трудностями в преодолении кризиса. Несмотря на то, что граждане этих стран не ожидают многого от своих правительств, катастрофа в сфере здравоохранения или нехватка предметов первой необходимости могут привести к протестам (особенно, если люди заметят несоответствие действий своих лидеров мерам, предпринимаемым в других государствах) или хаосу и краху политической системы. Падение дружественных Израилю режимов может превратить их территорию в источник угроз. В ближайшей перспективе, особенно на фоне того, что Израиль считается относительно безопасным местом, к его границам могут устремиться беженцы.
  2. Новая эскалация напряженности в секторе Газа. Ситуация с безопасностью может обостриться, если ХАМАС оценит, что Израиль стал еще более скованным в военном ответе, и от него легче добиться послаблений, направленных на облегчение напряженной ситуации в анклаве. В качестве альтернативы, ХАМАС может еще больше утратить способность управлять Сектором, и такие группы, как «Палестинский исламский джихад», получат больше свободы. Вывод: чем больше Израиль помогает ХАМАСу справляться с пандемией и облегчает гуманитарную ситуацию в секторе Газа, тем меньше вероятность такой эскалации.
  3. Волны террористических атак на Западном берегу р. Иордан. Похищение людей или серия терактов со стороны отдельных лиц или организаций может быть вызвана ростом отчаяния палестинцев или оценками, согласно которым снизились риски ответных действий со стороны ЦАХАЛа, тогда как шансы использовать террористическую деятельность для достижения своих целей возросли. Этот сценарий может реализоваться в том случае, если ПНА и Израиль уменьшат взаимодействие в гуманитарной сфере и в борьбе с терроризмом или в этом районе произойдет резкое ухудшение гуманитарной ситуация. Высокий процент заражения коронавирусом среди палестинских заключенных в израильских тюрьмах может мотивировать к похищению израильтян.
  4. Повышение активности со стороны «Исламского государства» (ИГ) в виде увеличения нападений и захвата территорий в регионе, в том числе на Синайском полуострове. Длительное отсутствие политической стабильности в Ираке и ориентация региональных режимов на борьбу с пандемией могут ослабить управление в некоторых областях, что приведет к ослаблению военного сдерживания ИГ. Уменьшение ресурсов разведывательных организаций может затруднить выявление планируемых атак на Западе. Потеряв свою основную территорию, ИГ более не обременено управлением и, следовательно, не обязано сдерживать распространение коронавируса. Следовательно, организация может рассматривать кризис как возможность восстановить свои позиции.
  5. Поспешный вывод американских войск из Сирии и Ирака. Это может произойти из-за распространения вируса на этих территориях или в связи с серьезным падением популярности президента США Дональда Трампа на фоне эпидемиологического кризиса в Америке. Такое развитие событий может подтолкнуть его к попытке повысить шансы на переизбрание в ноябре 2020 года. Таким образом, чем слабее контроль Багдада над страной, тем больше будет усиливаться давление на американских военных со стороны иранских ополченцев. Вывод американских войск из Ирака, вероятно, приведет также к выводу войск из Сирии, роспуску международной коалиции по борьбе с ИГ и захвату режимом Асада восточной части Сирии.
  6. Российский оппортунизм за счет США. Москва может попытаться подтолкнуть проамериканские суннитские страны ослабить свою приверженность Вашингтону путем продажи им российского оружия или ядерных энергетических реакторов или предложением инвестировать в российскую экономику в обмен на восстановление картеля ОПЕК +. Таким образом, Россия может предоставить странам региона военные возможности (например, продать ЗРК С-400 Ирану или Ираку), что может изменить стратегический баланс и побудить режим Асада достичь договоренностей с курдами, тем самым подорвать американское присутствие в Восточной Сирии. Ухудшение позиции Америки и усиление режима Асада могут оказать негативное влияние на свободу действий Израиля, оставив его наедине в борьбе с «гнусной деятельностью Ирана в регионе», и с меньшей поддержкой со стороны США в случае конфликта с Россией.
  7. Ослабление монархий Персидского залива. Низкие цены на нефть и природный газ, а также распространение коронавируса могут еще больше ослабить финансовую мощь монархий Персидского залива и подорвать их внутреннюю стабильность. Потенциальные «дворцовые перевороты» (если наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман воспользуется чрезвычайной ситуацией для ускорения вступления на трон) могут усилить существующую напряженность в коридорах власти, а также между правителями и их подданными. Этот сценарий может ослабить эффективность партнерских отношений между Израилем и государствами Персидского залива против Ирана даже после прекращения кризиса.

Наряду с этими сценариями эксперты INSS обозначили другие проблемы, которые не обязательно обострятся в ходе нынешнего кризиса, но потенциальный ущерб от них требует от израильского руководства постоянного внимания:

  1. Продвижение иранской ядерной программы или снижение давления США на Тегеран. Развитие иранских возможностей, в результате чего сократилось бы потенциальное время создания бомбы, и смягчение американской политики «максимального давления» на Иран, может привести к тому, что в Тегеране решат, что за продвижение в ядерной программе теперь не придется платить высокую стратегическую цену, и иранцы усилят свои позиции на переговорах с США. В качестве альтернативы администрация Д.Трампа может начать открытые переговоры с Ираном или заморозить текущую ситуацию в обмен на увеличение гуманитарной помощи, исходя из оценки, что Вашингтон не может добиться каких-либо успехов в противостоянии с Ираном до президентских выборов в США в ноябре 2020 года. Ослабление режима санкций затруднит возобновление давления на Тегеран после окончания пандемии.
  2. Развитие иранской программы точных ракет в Сирии и Ливане или усиление эскалации между Израилем и Ираном в Сирии. «Хизбалла» и Иран могут прийти к выводу, что повышенная нагрузка на израильские структуры безопасности и сокращение рабочей силы (в государственном секторе) дают им возможность установить защищенные производственные линии в Сирии и Ливане с целью пополнения запасов высокоточных ракет. В качестве альтернативы Иран может преуспеть в размещении огневой мощи в Сирии и/или Ираке и в обстрелах Израиля. Таким образом, Иран может попытаться заставить Израиль заплатить за «кампанию между войнами», подобно действиям проиранских ополчений против американских войск в Ираке.
  3. Кибератака, как глобального масштаба, так и нацеленная на Израиль. Такое нападение может привести к чрезмерному ущербу, поскольку в течение периода изоляции населения зависимость глобальной экономики от коммуникационной инфраструктуры в условиях удаленной работы возросла в беспрецедентном масштабе. Потенциал управляемости стран больше, чем когда-либо, зависит от технологических систем. В то же время индустрия услуг связи сталкивается с растущими потребностями в трафике и должна быстро адаптироваться к изменениям рынка и ограничениям в трудовых ресурсах, так что могут возникнуть нарушения в механизмах безопасности.

Наряду с этими сценариями стратегическая ситуация в регионе может измениться в результате других событий, включая смерть крупных лидеров, потенциальную перестановку сил на международной арене, военную победу в гражданской войне в Ливии, прекращение огня в Йемене или разрешение конфликта между Катаром и его соседями в Персидском заливе.

Израиль в настоящее время уделяет основное внимание медицинским и экономическим мерам реагирования на кризис коронавируса, и в настоящее время шансы на любой серьезный инцидент в области безопасности представляются ограниченными, учитывая внимание всех стран к внутренним последствиям пандемии. Даже в Израиле аппарат служб безопасности сократил свою повседневную деятельность и направил часть своих ресурсов на противостояние распространению вируса, приобретение медицинского оборудования и поддержание общественного порядка.

Учитывая ущерб, который может возникнуть в результате реализации того или иного сценария, эксперты INSS советуют израильским политикам их рассмотреть и соответствующим образом распределить разведывательные ресурсы. По их мнению, в ряде случаев раннее выявление негативных событий позволит Израилю вовремя вмешаться, чтобы предотвратить нанесение ущерба его интересам. Возможен также вариант того, что упреждающая стратегическая коммуникация может отговорить лидеров региона от принятия мер, которые приведут к немедленной эскалации напряженности или затруднят отношения с Израилем в будущем.

[i] Food for Thought during the Corona Crisis: Ten Potential Negative Scenarios in Israel’s Strategic Environment // INSS. 01.04.2020 — https://www.inss.org.il/publication/ten-negative-scenarios/

[ii] Report: PA prime minister accuses IDF of spreading coronavirus to Palestinians // JNS. 31.03.2020 -https://www.jns.org/report-pa-prime-minister-accuses-idf-of-spreading-coronavirus-to-palestinians/

52.02MB | MySQL:101 | 0,447sec