Алжир: двойной удар по стратегической реформе и реакция правительства

Стартовавшая в Алжире в начале марта новая эпоха кардинальных политических и экономических реформ оказалась поставлена под угрозу. Избранный в начале 2020 года президент Абдельмаджид Теббун со своей командой в течение последних месяцев тщательно готовился к запуску амбициозных проектов преобразований во всех сферах жизни – политической, экономической и социальной. Однако в марте с.г. неожиданной вмешались внешние факторы,  которые привели к шоковой ситуации в алжирской экономике.

С одной стороны, Алжир оказался одной из первых и наиболее зараженных пандемией коронавируса нового типа COVID-19 cреди стран Северной Африки. По состоянию на 4 апреля с.г. общее число зараженных COVID-19 в Алжире достигло, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) 1171 человек, из которых 105 погибло. Причем в последнюю неделю фиксируется стремительный рост числа зараженных и пик пока не достигнут. Алжир на 51 месте в мире по числу инфецированных, но первый в регионе Северной Африки по заражению COVID-19. В ареале большого Ближнего Востока он уступает лишь Турции (20 тыс), Израилю (7 тыс), Саудовской Аравии (более 2 тыс) и ОАЭ (1.2 тыс).

С другой стороны, кризис на мировых нефтяных рынках и падение цен на нефть ниже 15-20 долларов в течение марта создают чрезвычайно дискомфортную ситуацию для алжирской экономики, всецело зависимой от мировой энергетической конъюнктуры. Падение основного источника национального дохода не сулит ничего хорошего для построенной целиком на субсидиях и социальных механизмах экономики страны.

Этот двойной удар не только притормозил анонсированные еще накануне амбициозные планы правительства А.Теббуна, но и поставил страну на грань серьезного испытания.

При этом нарастающая пандемия COVID-19 с каждой неделей все сильнее сковывает действия правительства и отодвигает на задний план его возможности принимать адекватные превентивные и антикризисные меры в экономике страны. С начала февраля правительство Алжира предпринимает непопулярные и вынужденные шаги против коронавируса, включая отмену рейсов и введение режима карантина для приезжающих из-за рубежа граждан. Меры все более ужесточаются: в марте в стране закрылись школы, университеты, рестораны и магазины, отменены публичные мероприятия и закрыта транспортная инфраструктура. Также отменены все демонстрации и религиозные мероприятия, а некоторые крупные города, включая столицу, оказались в режиме полного локдауна. В обязательном порядке в стране в отпуск отправлены 50% госслужащих и работников частных компаний с полной компенсацией им заработной платы.

Очевидно, что принятые против COVID-19 превентивные меры накладывают серьезные финансовые обязательства на государство для поддержания всего пакета социальных выплат, выполнять которые оно не в состоянии. Особенно в условиях сокращающихся доходов от нефтяного сектора ввиду обвала мировых цен.

В качестве мер реагирования на нефтяной кризис правительство Алжира анонсировало в конце марта намерение сократить текущие расходы в бюджете на 30%, что является беспрецедентным шагом. По данным Международного валютного фонда, запланированная сумма сокращений составит порядка 12 миллиардов долларов США или порядка 7-8% от национального ВВП. При этом правительство обязалось сохранить основные социальные обязательства и расходы, в первую очередь ассигнования на заработную плату и расходы на здравоохранение и образование.

Дополнительные финансовые решения по преодолению социально-экономических последствий коронавируса правительством также готовятся, но говорить о них пока рано. Общие потери алжирской экономики от пандемии еще предстоит оценить. Но уже сейчас понятно, что правительству нужно думать о компенсационных пакетах и финансовых стимулах для бизнеса, особенно малого и среднего уровня, который сильно пострадает от кризиса. В качестве упредительной меры, правительство приняло решение об отсрочке декладирования и выплат подоходного налога для индивидуальных предпринимателей и компаний (за исключением крупных корпораций).

Разумеется, чтобы справиться с кризисом и особенно ростом финансовых обязательств, алжирскому правительству придется раскупорить и национальные резервы, накопленные в «тучные» периоды высоких цен на нефть. Национальный банк Алжира с 15 марта с.г. снизил потолок резервных запасов страны с 10% до 8%. Насколько правительство Алжира будет способно справиться cамостоятельно, не прибегая в внешней финансовой поддержке, станет ясно ближе к лету 2020 года. По мнению местных экспертов, новых заимствований по линии кредиторов и международных финансовых институтов Алжиру не избежать. Рост ВВП в 2020-2021 гг едва ли превысит 0.8% с учетом нынешней конъюнктуры на мировых нефтяных рынках, а принимая во внимание долгоиграющие последствия COVID-19 на алжирскую экономику он будет еще ниже.

Неясно пока, на каких условиях Алжиру удастся заручиться поддержкой международных финансовых институтов в случае необходимости. Накануне в качестве ответных шагов на COVID-19 лидеры Всемирного банка и МВФ рефреном заявили о намерениях отсрочить выплату по текущим долговым обязательствам «для бедных стран», к числу которых в арабском регионе они относят лишь три – Джибути, Йемен и Сирию. Алжир в этот список не входит и пока будет вынужден – если понадобится – обращаться на помощью к мировым кредиторам на общих условиях. Однако, финансовая помощь и согласование правительством пакета финансовой помощи – вопросы среднесрочной повестки.

Сегодня в актуальной повестке правительства Алжира – противостояние коронавирусу. Согласно прогнозам ВОЗ,  эпидемиологическая ситуация в стране еще не достигла «дна», и Алжиру еще только предстоит преодолеть первую чрезвычайную фазу кризиса и бросить силы и средства на поддержку системы здравоохранения на фоне растущей статистики заболеваний COVID-19.

Резюмируя, возникновение с марта с.г. одновременно двух внешних факторов – коронавируса и обвала мировых нефтяных цен – бросает существенный вызов новоизбранному президенту Алжира и его команде. Дело даже не только в том, что приторможено выполнение важнейших стратегических реформ, cформулированных А.Теббуном в начале года. Главный риск – потеря управляемости cтраной и новый взрыв оппозиционных настроений. Коронавирус стал легальным поводом для отмены общественных протестов и демонстраций, однако после снятия карантина они очевидно вновь возобновятся.

51.85MB | MySQL:101 | 0,383sec