Ситуация в Ливии: март 2020 г.

2 марта эмиссар ООН в Ливии Гасан Саламе объявил о своей отставке с этого поста «по причинам, связанным со здоровьем». До этого он проработал в этой должности 3 года.

«Я должен признать, что мое здоровье больше не позволяет мне подвергаться стрессам. Поэтому я попросил генерального секретаря ООН освободить меня от моих обязанностей», — написал он в Твиттере.

Говоря о своей деятельности, ливанский дипломат сказал: «Я пытался объединить ливийцев и предотвратить иностранное вмешательство». Он пожелал «мира и стабильности» Ливии.

Г.Саламе был назначен на пост эмиссара ООН в Ливии 2 июня 2017 г., сменив на нем представителя ФРГ Мартина Коблера. В Ливии с 2015 г. оспаривают власть базирующееся в Триполи правительство национального согласия (ПНС) и «сидящее» в Тобруке восточное правительство Ливии, олицетворяемое командующим Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршалом Халифой Хафтаром. Первое пользуется поддержкой ряда западных стран, Турции и Катара. Второе поддерживают Египет, ОАЭ, Саудовская Аравия, Иордания, Россия. Согласно Схиратским соглашениям, ПНС не может считаться законным до тех пор, пока его легальность не подтвердит перебравшийся в Тобрук международно признанный парламент. Последний отказывает ему в этом. В настоящее время ЛНА контролирует большую часть территории Ливии.

С 4 апреля 2019 г. силы ЛНА пытаются вести наступление на Триполи. Боевые действия шли в южных предместьях ливийской столицы. С 12 января с.г. в зоне боевых действий установлен режим перемирия, который регулярно нарушается.

3 марта, на следующий день после отставки Г.Саламе, ПНС призвало мировое сообщество продолжить его усилия по достижению мира в Ливии. «Мы призываем мировое сообщество выполнить его обязательства по отношению к ливийскому народу, содействуя укреплению безопасности и стабильности в Ливии», — отмечалось в коммюнике МИД ПНС. Оно призвало «оказать реальное давление на повстанцев (так в Триполи называют ЛНА) с тем, чтобы они прекратили их наступление на Триполи и другие ливийские города».

3 марта восточное правительство Ливии после 8 лет отсутствия дипломатических отношений с Сирией вновь открыло посольство Ливии в Дамаске. Как заявил в этой связи заместитель главы МИД Сирии Фейсал Микдад, «тот факт, что Сирия решила восстановить (дипломатические) связи с Ливией, доказывает, что мы ведем общую борьбу в Сирии и Ливии против терроризма и его покровителей». «Турецкий режим и его главарь, который полностью оторвался от действительности, интенсифицируют свои атаки», — сказал Ф.Микдад на пресс-конференции. По его оценке, в Дамаске возобновило работу «не посольство востока или запада Ливии, а единой Ливии».

На церемонии в Дамаске восточное правительство Ливии было представлено главой МИД Абдель Хади эль-Хуэйджем и одним из двух вице-премьер-министров Абдеррахманом аль-Ахерешем.

В конце 2018 г. в Дамаске вновь открыли свои посольства ОАЭ и Бахрейн, что позволило Сирии начать возвращение на региональную сцену, с которой она была вынуждена уйти в 2011 г., когда было приостановлено ее членство в ЛАГ.

4 марта обстрелу реактивными снарядами вновь подвергся аэродром Митига — единственный действующий в районе ливийской столицы. Персонал аэродрома был эвакуирован, в результате обстрела пострадал как минимум один самолет. ПНС обвинило силы ЛНА в совершении этого обстрела. До этого самолеты государственной компании Libyan Airlines поддерживали из Митиги воздушное сообщение с Тунисом и Турцией. После обстрела воздушное движение было переведено на аэродром в Мисурате.

9 марта президент Франции Эммануэль Макрон принял в Париже главу ЛНА фельдмаршала Х.Хафтара. Как сообщил Елисейский дворец, в ходе переговоров фельдмаршал заверил, что готов подписать соглашение о прекращении огня, но это обязательство перестанет действовать, если милицейские формирования, поддерживающие ПНС, не будут его соблюдать.

Согласно Елисейскому дворцу, переговоры также касались ситуации с блокированием нефтеэкспортных портов и иностранном вмешательстве в дела Ливии. Париж неоднократно критиковал Анкару на направление в Ливию наемников из состава действующих в Сирии протурецких формирований и нарушения эмбарго на поставки оружия.

12 марта в Ойо (Конго) президенты трех африканских стран (Конго, ЮАР и Чад), глава Комиссии Африканского союза, представители ООН, правительств Алжира и Египта объявили о проведении в июле в Аддис-Абебе конференции по внутриливийскому примирению.

12 марта в Тунисе министр экономики ПНС Али аль-Иссауи заявил, что Триполи был вынужден сократить свой бюджет на треть – с 35 млрд евро до 24,5 млрд евро — из-за «двойного шока», связанного с блокированием работы нефтеэкспортных терминалов и падением цен на нефть на мировом рынке, усугубленным пандемией коронавируса.

13 марта Министерство образования ПНС и аналогичное ведомство восточного правительства в раздельных коммюнике объявили в связи с коронавирусом о превентивном закрытии на две недели всех школьных учебных заведений, государственных и частных.

15 марта ПНС решило закрыть начиная со следующего дня на три недели наземные границы территорий, находившихся под его контролем, и приостановить воздушное сообщение с внешним миром в качестве превентивной меры по недопущению распространения коронавируса. В техническом плане это означало закрытие границы с Тунисом и приостановку полетов с аэродромов Митига и в Мисурате. В телевизионном обращении глава ПНС Фаиз Саррадж объявил о введении «чрезвычайного положения и мобилизации в Ливии», запрете на проведение культурных и спортивных мероприятий. На тот момент в Ливии не было зафиксировано ни одного заболевания коронавирусом.

17 марта ООН и несколько арабских и западных стран призвали стороны внутриливийского конфликта к гуманитарному перемирию с тем, чтобы дать возможность санитарным структурам лучше подготовиться к борьбе с коронавирусом. Совместное коммюнике подписали посольства Алжира, Франции, Германии, Италии, Голландии, Великобритании, США, делегация ЕС в Ливии, правительства Туниса и ОАЭ. ПНЕ положительно отреагировало на этот призыв, но предупредило, что оставляет за собой право на ответ в случае ударов по гражданским лицам и государственным учреждениям. ЛНА первоначально не отреагировала на этот призыв, однако затем приняла его.

19 марта ПНС в очередной раз обвинило ЛНА в ракетно-артиллерийском обстреле ряда кварталов ливийской столицы, в результате которого погибли 5 женщин, 5 гражданских лиц получили ранения. Обстрелам подверглись кварталы Аин Зара и Баб бен Гашир.

21 марта в рамках борьбы с коронавирусом ПНС объявило о введении ночного комендантского часа с 18 часов вечера до 6 часов утра и закрытии всех общественных мест. К аналогичной мере прибегла и ЛНА. На это время   запрещалась работа кафе и ресторанов, похоронные и свадебные церемонии.

22 марта противоборствующие в Ливии стороны взаимно обвинили друг друга в нарушении перемирия при том, что ранее они якобы согласились с инициативой ряда стран и ООН относительно гуманитарного перемирия. Бои при этом продолжались, пусть они были и меньшей чем ранее интенсивности.

Представитель ПНС Мухамед Гнуну обвинил ЛНА в попытке прорыва на участке линии фронта в южном квартале Аин Зара в районе Аль-Хира ливийской столицы.

С другой стороны, представитель ЛНА Ахмад аль-Мисмари утверждал, что именно исламистские формирования ПНС нарушили перемирие. «Милиции террористов нарушили перемирие в регионе Аль-Хирана юге Триполи, где подвергли обстрелу наши позиции», — уточнил он.

24 марта ПНС объявило о регистрации первого в Ливии случая заболевания коронавирусом. Речь шла о ливийце, прибывшем на родину неделей ранее из Саудовской Аравии через Тунис.

30 марта ливийская Национальная нефтяная компания NOC сообщила об освобождении двух своих сотрудников, включая гражданина Румынии, которые были похищены 14 июля 2018 г. на нефтяном поле Аш-Шарара в районе Убари на юге страны вместе с двумя их ливийскими коллегами. Последние были тут же освобождены. NOC не стала сообщать детали освобождения еще двух человек. Оба работали в качестве инженеров.

31 марта состоялся телефонный разговор  между президентами США и Турции Дональдом Трампом и Реджепом Тайипом Эрдоганом соответственно. Обе стороны по итогам переговоров лицемерно указали на важность в таких конфликтных странах, как Сирия и Ливия, достичь соглашения о прекращении огня на период борьбы с пандемией коронавируса.

В целом, как представляется, ситуация в Ливии будет только ухудшаться – слишком велики ставки в борьбе за ливийскую нефть между основными зарубежными движителями этого противостояния.

51.54MB | MySQL:101 | 0,455sec