Ливия: стагнация, как основная тенденция гражданской войны на ближайшую перспективу

На всех оперативных направлениях в районе в Триполи в период с 2 по 4 апреля отмечалось «осторожное затишье» с периодическим артиллерийским обменом, в то время как частные источники отрицали, что Ливийская национальная армия контролировала район вокруг кладбища Сиди-Хуссейн неподалеку от проекта «Хадаба», равно как и подтвердили, что на других участках противоборствующие стороны не смогли добиться какого-либо прогресса.

3 апреля вечером турецкие беспилотники совершили налет на позиции ЛНА в окрестностях авиабазы «Аль-Утиа», согласно одному хорошо информированному источнику, в результате удара был отмечен один погибший и 4 человека получили ранения. Утверждается, что БПЛА вылетел из аэропорта Зувара, поэтому ответная реакция хафтаровцев свелась к попыткам нанесения артиллерийского удара по тому месту, откуда взлетел БПЛА. Зувара это не военная авиабаза, а небольшой аэродром, где до войны базировалась авиация общего назначения и вертолеты, обслуживавшие расположенный неподалеку проект подводного газопровода и сооружения ННК.  Таким образом, в результате военных действий вновь страдает нефтегазовый комплекс Ливии, хоть на сей раз и опосредованно.

Некоторые источники рассуждают о намерении вооруженных формирований ПНС возобновить наступление и вновь атаковать базу «Аль-Утия», не принимая во внимание то, что произошло в прошлый раз, когда их атака была отбита, а ЛНА удалось захватить несколько участков территории, расположенных севернее авиабазы.

На другом направлении, восточнее Мисураты, военные источники ПНС распространили сообщения об интенсивных воздушных ударах по частям ЛНА, пытавшимся наступать в районе Бугрина, и, в конечном счете, вынужденных перебросить сюда дополнительные средства ПВО, после чего им удалось сбить один из самолетов ПНС.

Пресс-центр Оперативного штаба операции ЛНА «Аль-Карама» в западном регионе подтвердил, что силы ЛНА в ранние часы 5 апреля, нанесли удар по нескольким местам расположения сил ПНС в городе Зувара, к западу от столицы.

Центр заявил в своем кратком коммюнике, что «силы Национальной армии нанесли ряд ударов по городу Зувара и объектам, предназначенным для сил ПНС», указав, что «эти объекты использовались для хранения боеприпасов и оружия, поступающих на них в рамках постоянной поддержки со стороны Турции».

О том же свидетельствовали и местные жители, сообщившие, что силы ЛНА наносили удары по этим объектам с помощью дальнобойной артиллерии и установок залпового огня, в то время как в районе Джамиля, к югу от Зувары, раздавался звук разрывов снарядов.

Между тем, источники в триполийских СМИ указали, что бомбардировка «также была направлена ​​на зал летных операций в аэропорту города Зувара».

«134-й батальон сил ЛНА, Утийская бригада» заявил, что турецкий БПЛА нанес удар по КПП «Зарер», который находятся примерно в 20 км от базы «Аль-Утия», убив одного солдата и ранив четырех других.

Источники из Бенгази подтвердили, что турецкие войска в Ливии недавно полагались на самолет E-7T для наблюдения и отслеживания кораблей и беспилотников, чтобы направлять на них собственные беспилотники и средства ПВО.

База ВВС «Аль-Утия», которая была названа в честь Окба бен Нафаа, арабского полководца, расположена к югу от города Эль-Аджалат, и унаследовала это название от авиабазы Майтига (Митига) в Триполи, после того, как последняя и получила это свое нынешнее название. Это крупнейшая военная база и имеющая стратегическое значение в регионе западее Триполи до границы с Тунисом, находится под контролем ЛНА сил уже в течение 6 лет и является ее центром руководства западными операциями.

Таким образом, стороны исчерпав в последних стычках возможности ведения наземных действий пехотой: напомним, по ливийским меркам, использование в бою отрядов численность 100-200 человек уже считается, чуть ли, не операцией стратегического масштаба, вновь перешли к нанесению ударов друг по другу с помощью артиллерии, взаимным атакам БПЛА и редких вылетов пилотируемой авиации. Все это не приносит им ровно никакого военного успеха, поскольку потеря нескольких грузовиков и десятка бойцов почти тут же компенсируются, внешние спонсоры исправно поставляют боеприпасы и ревниво следят за тем, чтобы образующиеся местные изменения обстановки не переросли в нечто большее. Ни одна из сторон по прежнему не имеет возможностей или потенциала для создания решающего военного перевеса.

Очевидно, что интенсификация боевых действий последует после того, как сторонам удастся накопить, прежде всего, резервы живой силы, причем если структуры ПНС, опирающиеся на сирийских боевиков нуждаются во времени для их адаптации на новом театре военных действий и боевого сколачивания, ЛНА приходится изыскивать финансирование для вербовки новых рекрутов. В этом процессе она все чаще прибегают к нефинансовым способам, апеллируя к национальному самосознанию и не чурается джамахирийской риторики, что становится объектом критики и насмешек в Триполитании.

Главные же внешние участники процесса: Турция и Катар, с одной стороны, и ОАЭ с Египтом, с другой, а настоящий момент вынуждены сконцентрировать усилия на проблеме коронавируса и кризисных явлениях в экономике, вызванных макро- и региональными обстоятельствами. Ливия для них отошла на второй, если не на третий план, хотя военно-техническая помощь продолжает оказываться. На уровне больших цифр и порядков ливийскую нефть, главный ценный товар тоже никто не ждет, глобальному рынку предстоит в ближайшее время решить судьбу сокращения куда как более важных стран-производителей, так что и с этой стороны не стоит ждать вмешательства кого-то из «сильных мира сего»: ливийцам в ближайшее время предстоит и далее продолжить выяснять отношения между собой в текущем формате «низкой интенсивности» с преобладанием медийной составляющей.

51.58MB | MySQL:101 | 0,353sec