Популярность власти в Турции на фоне пандемии коронавируcа. Часть 3

11 марта 2020 года в Турции был зафиксирован первый случай коронавируса. На момент написания данной статьи — 11 апреля – прошел ровно один месяц с начала эпидемии коронавируса в стране.

Ситуация, на конец дня 10 апреля, выглядит следующим образом: общее число заболевших в Турции уже составило 47029 человек (прирост числа лишь только за последние сутки составил рекордную для страны цифру в 4747 чел.). Общее число умерших увеличилось до 1006 (суточный прирост на 98 человек).

Общее число тестов, проведенных на коронавирус в стране – уже 307210 (за последний день проведено 30864 теста), число больных в отделениях интенсивной терапии выросло до 1667, число больных, подключенных к аппарату искусственной вентиляции легких увеличилось 1062, число выздоравливающих, в свою очередь, возросло до 2423 (суточный прирост – 281 человек, что, как мы видим, намного меньше числа вновь заболевших).

Иными словами, негативная динамика развития инфекции в стране – продолжается. Прогнозы руководства страны о том, что инфекция достигнет в Турции пика в период с 12 по 15 апреля, пока не сбываются. Ежедневный рост числа заболевших отмечается существенным приростом.

Власти приходится предпринимать решительные меры по стабилизации ситуации. Так, в пятницу вечером, 10 апреля, было обнародовано решение Министерства внутренних дел страны, согласно которому на время с 10.04.2020, 24:00 по 12.04.2020, 24:00 для граждан — жителей 31 крупнейшего города страны, не попадающих под перечень исключений, полностью запрещен выход на улицу.

Перечень включает следующие города: Адана, Анкара, Анталья, Айдын, Балыкесир, Бурса, Денизли, Диярбакыр, Эрзурум, Эскишехир, Газиантеп, Хатай, Стамбул, Измир, Кахраманмараш, Кайсери, Коджаэли, Конья, Малатья, Маниса, Мардин, Мерсин, Мугла, Орду, Сакарья, Самсун, Шанлыурфа, Текирдаг, Трабзон, Ван и Зонгулдак. Иными словами, речь идет о тридцати городах, имеющих статус büyükşehir, а также о черноморском городе Зонгулдак.

При этом на период объявленного МВД полного карантина, продолжают свою работу: пекарни, производства медицинских изделий, государственные и частные медицинские учреждения и аптеки, учреждения, оказывающие обязательные услуги (реабилитационные центры, дома престарелых, колл-центры срочной помощи), заправочные станции и ветеринарные клиники, крупные предприятия, работающие в стратегических отраслях, связанных с природным газом, электроэнергией и нефтью, компании доставки, приюты и центры по уходу за животными, а также фермы.

На ряд категорий граждан полный запрет на выход из дома не распространяется.

Это относится, прежде всего, к людям, обеспечивающим функционирование перечисленных выше объектов. Также сюда, к примеру, относятся работающие в Великом национальном собрании (Меджлисе) Турции, сотрудники органов правопорядка, работники предприятий непрерывного цикла (сталелитейная и стекольная промышленности), сотрудники средств массовой информации и т.д.

В предыдущих частях нашей публикации, мы писали о том, что рейтинг одобрения действий президента Р.Т.Эрдогана, в связи с шагами, нацеленными на борьбу с коронавирусом, за первые недели эпидемии пока заметно вырос. Причем, что характерно, не только у сторонников действующей власти. Но и у оппозиционно настроенных граждан. В этом смысле, надо отметить, что внутриполитические дрязги (не путать с подковерной борьбой) в Турции отошли на второй план.

Власть получила шанс на то, чтобы вновь запустить кампанию всенародного единения и поднять свои рейтинги в глазах населения. Однако, ввиду кризисности ситуации, обстановка может очень легко измениться и ударить по самой власти. Как в силу шероховатостей и ошибок её собственных действий, так и из-за событий непреодолимой силы.

Свежим примером подобной ситуации является упомянутое выше решение МВД о введении на выходные дни полного карантина для граждан.

Понять турецкую власть можно: по мере того, как погода в стране улучшается и, как говорится «весна вступает в свои права», люди начинают вести себя все более расслабленно. Невзирая откровенно плохую ситуацию и на запреты, они выходят в парки и устраивают себе импровизированные пикники. Пресечь это одними предупреждениями не удается. А, следовательно, на самый «прайм-тайм», то есть, на выходные, требуется исключить «массовые гуляния».

Однако, пытаясь действовать оперативно, власть допустила ошибку.

На постановлении Министерства внутренних дел стоит дата 9 апреля. Однако, доведено до турецких граждан оно было лишь в пятницу вечером – 10 апреля. Тем самым, поздним вечером в пятницу, во всех крупных городах страны, возник ажиотаж: люди, которых не предупредили о том, что на выходные дни они должны будут остаться дома, кинулись в магазины закупать продукты. Возникло столпотворение. Люди были возмущены тем, что их о принятом решении уведомили так поздно, не дав возможности к нему подготовиться. Понятно ведь, что, когда все крупнейшие города страны сидят дома, никакие сервисы доставки еду и товаров из магазинов с наплывом заказов домой не справятся. А турецкие граждане, привычным образом, откладывают свои покупки на выходные дни.

Разумеется, это – всего лишь один небольшой эпизод в турецкой борьбе с коронавирусом. Однако, имея дело с решениями, которые затрагивают непосредственно все население страны, тем более, с мерами ужесточения, требуется быть вдвойне осторожными. Сейчас власть повела себя чуть неосторожно и, можно считать, что барометр её одобрения немедленно качнулся в сторону негатива. А такие эпизоды происходят ежедневно. Их арифметическая сумма и приведет, в итоге, к результату для действующей власти.

Малейшая неосторожность и одобрение действий президента, которым были отмечены предыдущие дни, может сойти на нет.

Согласно исследованию анкарской социологической компании MetroPOLL, рейтинг одобрения действий президента Р.Т.Эрдогана выглядит следующим образом. На вопрос «Одобряете ли вы стиль работы президента Реджепа Тайипа Эрдогана?», утвердительно ответило 55,8% опрошенных. Отрицательно ответило 39,9% опрошенных. Ещё 4,3% затруднилось с ответом.

Вот какой вывод по этому поводу делает агентство: «Столкнувшись с экстраординарными событиями и периодами хаоса, общества склонны чувствовать потребность в «сильном лидере». Выглядит так, что похожая необходимость была почувствована в Турции перед лицом угрозы COVID-19. Более всего, это отчетливо проявляется в том факте, что рейтинг одобрения президента Реджепа Тайипа Эрдогана достиг наивысшего уровня за последнее время.

Рейтинг одобрения Эрдогана – 55,8%. С февраля наблюдался рост его одобрения среди избирателей НРП (Народно-республиканской партии – В.К.) и ПДН (Партии демократии народов, то есть, двух оппозиционных партий с наиболее непримиримым, по отношению к действующей власти, электоратом – В.К.).

Рейтинг одобрения президента в феврале был 41,1% и он скакнул на 14,7 пунктов в марте. Со стороны неодобрения (действий президента Эрдогана – В.К.), мы видим падение с 51,7% в феврале до 39,9% в марте. Мы не видели таких цифр с периода августа – сентября 2016 года (после попытки военного переворота в ночь с 15 на 16 июля 2016 года – В.К.).

Другим важным фактором в этой огромной перемене может быть использование метода CATI (то есть, computer assisted telephone polling – В.К.). Этот метод может препятствовать выражению оппозиционных или критических настроений. Он может приводить к более высокой доле неопределенных или уклончивых ответов, или же к нежеланию критиковать правительство. Возможно, мы видим эти факторы в работе, посвященной рейтингам одобрения президента Эрдогана».

Разумеется, ни один из методов проведения социологических исследований не является безошибочно точным. Однако, сложно спорить с тем, что сейчас именно власть находится на переднем крае борьбы с коронавирусом и именно она – в фокусе внимания населения страны. Что дает ей возможность подсвечивать какие-то успехи (пока, они, скорее, — локальные), представая перед населением с выгодной стороны.

Рейтинги высокого одобрения действий президента Р.Т.Эрдогана, как представляется, во многом, основаны на двух обстоятельствах.

Во-первых, удалось избежать какого-либо дефицита, включая предметы первой необходимости для периодов инфекции. Система снабжения товарами первой необходимости и товарами народного потребления, так или иначе, работает.

Ну, а во-вторых, власть, в эти дни, выстраивает тесный диалог с населением, терпеливо, из дня в день, объясняя мотивы своих шагов. Это делают президент, а также профильные министры. В первую очередь, речь идет о министре здравоохранения, министре внутренних дел, а также о министре образования.

Кстати, это было и основной претензией ко власти в «мирное время»: власть упрекали в том, что она отдалилась от народа и теперь между властью и народными нуждами – находится забюрократизированный механизм, не пропускающий «народные чаяния» к политикам. Сейчас у власти есть отличная возможность этот диалог восстановить.

Обратимся у другим результатам проведенного со стороны компании MetroPOLL исследования.

Одним из вопросов было «Доверяете ли вы перечисленным ниже?». Далее перечислялись основные ведомства и их представители, чья роль, так или иначе, присутствует в вопросе борьбы с пандемией коронавируса.

  1. Доктора: да – 93,3%, нет – 3,1%, затрудняюсь с ответом – 3,6%.
  2. Медицинские специалисты: да – 93,0%, нет – 3,0%, затрудняюсь с ответом – 4,0%.
  3. Ученые: да – 88,2%, нет – 6,2%, затрудняюсь с ответом – 5,5%.
  4. Армия: да – 84,1%, нет – 8,8%, затрудняюсь с ответом – 7,1%.
  5. Религиозные лидеры: да – 57,4%, нет – 25,7%, затрудняюсь с ответом – 16,9%.
  6. Избранные официальные лица: да – 49,0%, нет – 30,7%, затрудняюсь с ответом – 20,3%.
  7. Бизнесмены: да – 35,1%, нет – 40,9%, затрудняюсь с ответом – 24,0%.
  8. Новостные медиа: да – 35,1%, нет – 40,3%, затрудняюсь с ответом – 24,6%.

Итак, как мы видим, все же, наибольшим доверием в Турции сегодня пользуются доктора, медицинские специалисты, а также ученые.

Возможно, как пишет компания MetroPOLL, одним из последствий коронавируса станет изменения отношения к науке в стране. До сих пор, нельзя сказать того, чтобы наука в Турции бы процветала. За исключением лишь отдельных, прикладных дисциплин.

Позиции армии в Турции – неизменно высоки, хотя сложно сказать про её непосредственную роль в борьбе с коронавирусом. Тут, скорее, сказывается инерция турецкого общества, которая в критические моменты для страны привыкло поглядывать на армию, как на институт, чья юрисдикция не ограничена лишь только вопросами, связанными с обороной страны. Невзирая даже на многолетнюю деятельность нынешнего руководства Турции, направленную на то, чтобы «вернуть военных в казармы» и исключить влияние армии на внутреннюю политику страны.

Довольно любопытно, что деятельность религиозных лидеров оценивается лучше, чем деятельность избранных политиков. Причем, заметим, что эта деятельность, если не говорить Управление по делам религии, — лежит далеко не на поверхности. И это, заметим, большой плохо видимый сторонним наблюдателям рычаг на турецкое население. Просто, в этой связи, вспомним, что именно религиозных деятелей турецкое руководство мобилизовало в ходе борьбы 15-16 июля 2016 года с попыткой переворота, предпринятой, как утверждается турецким руководством, со стороны сторонников секты беглого проповедника Фетхуллаха Гюлена или, как её называют в Турции, «террористической организации Фетхуллаха Гюлена» / «ФЕТО». Роль религиозных деятелей в турецкой жизни, безусловно, заслуживает отдельного, пристального внимания.

Ну, а дном рейтинга являются бизнесмены и новостные медиа. Первое – довольно интересно, с учетом попыток бизнеса в Турции выглядеть социально ответственными. А второе лишь указывает на недоверие к той информации, которая в эти дни исходит от СМИ. К сожалению, этого в опросе нет, но турки – массово пользуются социальными сетями и привыкли именно из них черпать информацию о происходящем в мире и в стране. Самыми популярными социальными сетями являются Facebook и Twitter.

Следующий вопрос к турецким респондентам, как представляется, является первостепенным в эти дни: «Как пандемия коронавируса влияет на вашу экономическую ситуацию?».

Ответ большинства турецких граждан на этот вопрос, в общем и целом, самоочевиден. Однако, интересно распределение полученных мнений.

О том, что эффект пандемии коронавируса на их экономическое положение — негативен, заявило 72,6% опрошенных. О том, что эффект от пандемии – положительный, заявило 5,5% опрошенных. 21,4% указало на отсутствие экономического эффекта на свою жизнь. 0,6% опрошенных – либо не имеют на сей счет мнения, либо уклонились от ответа.

В принципе, число тех, кто заявляет об отсутствии эффекта и даже о положительном эффекте (так называемое «счастливое меньшинство»), дает приблизительное представление об общей численности в Турции того сегмента креативного класса и онлайн-предпринимателей, который на коронавирусе получили новые возможности для дополнительного роста доходов. А, заодно, о числе тех, кто, напротив, по тем или иным причинам, не работает – будь то просто незанятые или домашние хозяйки.

Следующий вопрос звучит следующим образом: «Думаете ли вы, что правительство опоздало с тем, чтобы объявить карантин для тех, кто прибывает из-за рубежа?».

61,2% опрошенных ответило на этот вопрос утвердительно. Отрицательные ответы были получены от 34,4% опрошенных. А ещё 4,4% опрошенных указали на то, что у них нет на этот счет мнения или просто не ответили.

При том, что у населения в Турции наблюдается заметный пессимизм на 2020 год. На вопрос «Как уровень вашей удовлетворенности жизнью изменится в 2020 году, по сравнению с годом ранее?» 73,5% опрошенных ответило «снизится». 11,0% ответило «возрастет». Про неизменность удовлетворенности жизнью сказало 7,1% опрошенных. Не определилось ещё 8,4%.

Довольно любопытно, что пятый вопрос прозвучал от MetroPOLL в адрес участников опроса про Идлиб. Был он сформулирован следующим образом: «Думаете ли вы, что это правильно, что наши солдаты находятся без воздушной поддержки в регионе, где сирийские и российские военные самолеты летают?».

На этот вопрос 70,0% ответило, что это неправильно. 20,7% ответило, что это приемлемо. 9,3% затруднилось дать ответ или просто не ответило.

Опять же, ответы на этот и подобные вопросы следует читать в контексте общей волатильности рейтингов политиков в периоды различных кризисов.  Мы не раз говорили о том, что коронавирус – это для партии власти в Турции и лично для Р.Т.Эрдогана – это, одновременно, и исторический шанс, и исторический же вызов. В первом случае – заметным образом поднять свой рейтинг, во втором случае – этот рейтинг потерять окончательно.

Очевидно, что сейчас в турецких настроениях наблюдается «накладка»: с одной стороны, есть тема турецкого военного присутствия в сирийском Идлибе и перспективы очередного военного противостояния с Дамаском, поддерживаемым Москвой. А, с другой стороны — вопрос, касающийся также безопасности страны. Речь идет про пандемию коронавируса. Дальнейшие рейтинги власти в Турции будут определяться способностью параллельно управляться с этими двумя сложными вопросами.

51.9MB | MySQL:101 | 0,374sec