О факторах влияющих на позицию Судана по реализации проекта «Плотина великого возрождения Эфиопии»

Министр финансов США Стивен Мнучин обсудил 27 марта с премьер-министром Судана Абдаллой Хамдоком борьбу с коронавирусом, а также ситуацию с ГЭС Хидасэ, известной как «Плотина великого возрождения Эфиопии» (GERD). Об этом говорится в распространенном на следующий день заявлении пресс-службы Минфина США. «Министр и премьер-министр обсудили воздействие коронавируса на народ Судана и нагрузку, которая ложится на систему здравоохранения страны. Они обсудили важность международного сотрудничества. Министр и премьер-министр также подчеркнули свою приверженность тому, чтобы достичь справедливого решения по «Плотине великого возрождения Эфиопии»», — отмечается в документе.  Эфиопия приступила в 2011 году к постройке на Голубом Ниле (правый приток Нила) крупнейшей в Африке ГЭС Хидасэ. Объект стоимостью 4,6 млрд долларов уже готов на 71%, Эфиопия намерена начать заполнение водохранилища водой из Нила. Египет и Судан опасаются, что в результате работы эфиопской ГЭС в Ниле может возникнуть нехватка воды, которая приведет к многочисленным экономическим и экологическим проблемам.  В совместном заявлении МИД Эфиопии и Министерства водных ресурсов, ирригации и энергетики, распространенном 29 февраля, отмечалось, что Аддис-Абеба разочарована посредническими попытками США в отношении ГЭС Хидасэ на Голубом Ниле и считает, что сохраняющиеся разногласия не могут быть урегулированы в ближайшее время. Ожидалось, что трехсторонние переговоры между Эфиопией, Египтом и Суданом, на которых США и Всемирный банк участвовали в качестве наблюдателей, завершатся в январе этого года заключением полномасштабного соглашения по вопросам наполнения водохранилища ГЭС Хидасэ водой Нила. Затем срок был продлен до конца февраля. Однако сторонам не удалось добиться компромисса. В этой связи отметим, что премьер-министр Абдалла Хамдок 10 апреля подтвердил приверженность Судана посредническому процессу Вашингтона в рамках урегулирования аспектов заполнения и эксплуатации GERD. Это объявление произошло сразу же после его переговоров с египетской делегацией, которая спешно прибыла в Хартум. Примечательно, что ее возглавляли руководитель Управления общей разведки (УОР) АРЕ Аббас Камель и министр ирригации Мухаммед Абделаати. Суданское информационное агентство (СУНА) сообщило, что «обе стороны подтвердили приверженность Вашингтонскому переговорному пути по заполнению и эксплуатации большой эфиопской плотины Возрождения (GERD), а также трехсторонней Декларации принципов 2015 года, подписанной в Хартуме». То есть, условно Хартум поддержал сейчас солидарную позиции Вашингтона и Каира по этому вопросу, что выглядит некоторым диссонансом после того, как суданцы долгое время присоединялись к позиции Эфиопии в отношении технических аспектов заполнения водохранилища и выступил против египетской редакции резолюции 4 марта в Лиге арабских государств по этому вопросу. Хамдок также обсудил с египетскими официальными лицами свои предстоящие визиты в Каир и Аддис-Абебу для обсуждения вопроса GERD. Таким образом, как полагают некоторые обозреватели, Судан стремится преодолеть разрыв между Эфиопией и Египтом по этому вопросу, несмотря на устойчивое мнение ряда силовых министров в Каире о том, что Хартум принимает сторону Аддис-Абебы в этом вопросе. Сразу отметим, что египетские силовики в целом имеют все основания для такого вывода. Особенно с учетом того, что принципиальная позиция Хартума по этому вопросу не является монолитным мнением всей суданской политической элиты, а расколота, как минимум, по линии военные-гражданские. И собственно не случайно тот же А.Камель встретился с главой Суверенного совета Абдель Фаттахом аль-Бурханом, прежде чем вернуться в Каир. «Наша позиция ясна, как мы подчеркивали на последней встрече в конце февраля прошлого года, что нет смысла подписывать проект соглашения, все детали которого не были доведены до конца», — заявил суданский премьер. То есть, несмотря вроде бы на солидарность с американо—египетским подходом, он снова оговорил условия присоединения Хартума к будущей сделке. Важно понимать, что, хотя правительство Абдаллы Хамдока в целом встало на сторону Эфиопии по вопросу GERD, суданские генералы отдают предпочтение позиции Каира. Это в категорической форме еще больше усугубляет разногласия в самой суданской верхушке по вопросу разделения власти. Отметим, что фактор своей опоры на военных в суданской верхушке египтяне фактически не скрывают. На очень шумной по характеру дискуссий встрече членов Суверенного совета (военные) и правительства 7 марта высшие генералы армии выразили свое недовольство ухудшением отношений с Каиром и обвинили премьер-министра Абдаллу Хамдока в том, что он несет ответственность за провоцирование дальнейшего кризиса с Египтом. В конце концов было принято решение доверить досье GERD военным представителям в Суверенном совете и, в частности, Абдель Фатаху аль-Бурхану и Мухаммеду Хамдану Далго (он же Хемити). 5 марта и еще раз 9 марта эти силовики уже принимали и вели переговоры в Хартуме с Аббасом Камелем. 15 марта Хемити совершил двухдневную поездку в Каир, в ходе которой он встретился с президентом АРЕ Абдель Фатахом ас-Сиси и генералом А.Камелем. Согласно ряду источников, Хемити принес египетскому лидеру извинения А.Ф.аль-Бурхана за оппозицию Судана резолюции Лиги арабских государств и пообещал, «что он и аль-Бурхан поддержат Египет по всем вопросам, касающимся GERD». «Вместе мы будем искать решения, приемлемые для всех сторон», — заявил он, подчеркнув традиционный характер отношений своей страны с Египтом. Также надо отметить и тот факт, что после того, как Хартум отказался подписывать египетскую резолюцию ЛАГ по GERD 4 марта, египетские строительные и инвестиционные компании, тесно аффилированные с УОР АРЕ и египетской военной разведкой, резко активизировали свою деятельность в спорной с Суданом зоне треугольника Халаиб в рамках акцентирования суверенитета Египта над ним. Абдель Фаттах ас-Сиси не скрывает, что хочет превратить Шалатин, столицу спорной территории, в жилой, сельскохозяйственный и промышленный комплекс, предназначенный для граждан Египта, что естественно встречает жесткое противодействие в Хартуме. Но пока суданские военные явно используют египетский фактор для своего давления на правительство А.Хамдока. В этом контексте отметим, что одним из проявлений такой борьбы стал захват военными Научно-исследовательского и информационного центра водных систем Судана 7 апреля. Как заявил позже представитель армии Амер аль-Хасан: «Мы не имеем никакого отношения к захвату научно-исследовательского центра Министерства ирригации и водных ресурсов. Это дело Суверенного совета и исполнительного органа (кабинета министров). Силы, захватившие центр, только что выполнили приказ, поэтому мы не комментируем его». Военный чиновник имел в виду заявление директора Центра Абдель Рахмана Сегируна, который ранее на этой неделе выступил с заявлением, осуждающим поведение военных, которые не позволили сотрудникам войти в здание. Сегирун сказал, что они проинформировали министра ирригации и водных ресурсов, который передал этот вопрос в кабинет министров, чтобы «принять то, что он сочтет целесообразным»,- как он и сказал. То есть, правительство в данном случае вообще не при чем, а захват Центра произошел по чистой инициативе военных. В состав Центра входят подразделения исследований и проектирования, разработки и защиты систем гидрологических данных. В его задачи входит надзор за исследованиями сельскохозяйственных проектов, сопровождающих проекты плотин, управление и защита данных основных схем орошения, сбора воды и питьевой воды. Центр также отвечает за сбор данных о существующих и будущих плотинах, а также за реализацию проектов развития мониторинга водных ресурсов. То есть, в том числе, и в формате выдачи рекомендаций правительству по вопросу последствий строительства GERD.
В связи со всем изложенным надо отметить и еще один нюанс. Хартум, пытается торговаться с Вашингтоном по вопросу окончательного снятия с себя санкционного давления, постоянно варьируя свою позицию по GERD и периодически перебегая из одного лагеря в другой. 7 апреля стало известно, что Соединенные Штаты пока не приняли решения об исключении Судана из списка государств-спонсоров терроризма (SST), поскольку переговоры между двумя странами все еще продолжаются. Судан на этой неделе объявил о завершении согласованного урегулирования с семьями жертв бомбардировки эсминца USS Cole и продолжает вести переговоры по урегулированию дела, связанного с нападениями на посольства США в Дар-эс-Саламе и Найроби. Считается, что эти решения являются последним шагом на пути к отмене статуса SST Судана. Однако высокопоставленный чиновник США, выступавший на условиях анонимности, подчеркнул, что обе страны еще не завершили обсуждение претензий, связанных со взрывами в посольстве Восточной Африки в 1998 году. Он признал, что был достигнут определенный прогресс, и подчеркнул, что вопрос компенсации «остается приоритетным для администрации США». Помимо финансовых репараций для пострадавших, по его словам, они также обсуждают требования, которые Хартум должен выполнить до исключения из «черного списка». Чиновник повторил, что они обсуждают «политику и законодательные требования» до отмены назначения SST. Сюда входит не только реформа банковской системы Судана, в частности в рамках полной реализации положения о борьбе с отмыванием денег в стране, но и максимальное дистанцирование военных от власти. Собственно не случайно 1 апреля 2020 года госсекретарь США Майкл Помпео призвал премьер-министра Абдаллу Хамдока сформировать переходный парламент и назначить гражданских губернаторов штатов. Помпео обсудил эти два вопроса в телефонном разговоре с Хамдоком, согласно заявлению, опубликованному во вторник пресс-секретарем Госдепартамента США М.Ортэгус. «Госсекретарь Помпео и премьер-министр Хамдок подтвердили важность успешного демократического перехода в Судане и важность продвижения вперед с назначением переходного Законодательного совета и гражданских губернаторов», — сказала Ортэгус. «Госсекретарь вновь заявила о поддержке Соединенными Штатами возглавляемого гражданским населением переходного правительства и его усилий по установлению прочного мира в Судане», — подчеркнула она далее. Правительство Судана отложило назначение губернаторов и членов переходной ассамблеи до подписания мирного соглашения с вооруженными группами в Джубе. Эта отсрочка наступила после того, как Суверенный совет согласовал с вооруженными группами политическую декларацию, предусматривающую перенос двух важнейших вопросов на срок после подписания Всеобъемлющего мирного соглашения. Пресс-секретарь правящей коалиции Амина Махмуд сообщила на прошлой неделе, что «они завершат консультации о пропорциях представительства различных политических сил к концу этой недели». Махмуд далее заявила, что имена членов законодательного совета и губернаторы штатов должны быть объявлены к 15 апреля, после подписания мирного соглашения с вооруженными группами в Джубе. Вот этот момент давления Вашингтона на Хартум и является ключевым для понимания того факта, что некоторые ключевые представители администрации США по-прежнему неохотно соглашаются с полной отменой санкций в отношении Судана, поскольку опасаются, что это придаст военным смелости и заставит их сменить гражданское правление. По словам Ортэгус, Хамдок и Помпео также обсудили «политику и законодательные требования для рассмотрения вопроса об отмене назначения Судана государственным спонсором терроризма». В своем ответе в Твиттере на твит, опубликованный госсекретарем США о телефонном звонке, Хамдок сказал, что у них была «очень проницательная и многообещающая дискуссия» о законодательных требованиях для исключения Судана из списка государств-спонсоров террористов. «Я высоко ценю вашу поддержку и с нетерпением жду возможности зафиксировать плоды наших усилий», — добавил он без дальнейших подробностей. А подробностей и не будет, поскольку американцы будут и дальше давить на суданские власти, фактически вызывая очередной кризис властей и стимулируя новый виток противостояниям между военными и гражданскими. 6 апреля 2020 года они сформировали совместный комитет для быстрого проведения реформ в государственных институтах и установили временную матрицу для их осуществления через год после краха прежнего режима. Спустя год после краха прежнего режима Суверенный совет, правительство и Силы за свободу и перемены (FFC) подвели итоги годичной деятельности правительства Хамдока. Несмотря на экономические проблемы, стоящие перед страной, FFC указала на очень медленные темпы реформ и продолжающееся присутствие в государственных институтах посреднических кадров прежнего режима. После долгих обсуждений участники совещания договорились сформировать совместный комитет, включающий трех членов Суверенного совета, четырех министров и восемь членов FFC. Среди неотложных вопросов, обсуждавшихся на совещании, — реформа разведывательного аппарата, передача собственности на экономические и промышленные предприятия от силовых и военных ведомств правительству, решение проблем безопасности в стране, обеспечение необходимой поддержки комитету по ликвидации прежнего режима, а также изъятие конфискованных средств и передача их Министерству финансов. В последние месяцы Суверенный совет, в частности военный компонент и премьер-министр, жаловались на отсутствие поддержки со стороны FFC. Последний в свою очередь обвинил Хамдока в передаче власти военным, которые подозреваются в убийстве мирных жителей и сотрудничестве с региональными властями. «Объединенный комитет — это попытка активизировать механизмы партнерства и рассеять недоразумения», — сказал собеседник агентства, добавив, что стороны указали на отсутствие совместных механизмов в течение прошедшего периода после формирования кабинета Хамдока. 13 апреля итоги этого совещания были официально зафиксированы. Если называть вещи своими именами, то речь идет о планах проведения таких реформ, которые не только означают дистанцирование военных от рычагов управления, но и одновременное их удаление из всех ключевых секторов экономики, что означает по факту новый виток внутреннего конфликта. И военные -это не единственные оппоненты гражданского правительства на сегодня: есть еще исламисты, которые в уходом режима О.аль-Башира никуда не делись. 12 апреля 2020 года суданские власти арестовали нескольких исламистов, организовавших две акции протеста с призывом свергнуть переходное правительство на фоне экономического кризиса. Архитектор этого мероприятия Х.Муса, который является ведущим членом новой группы под названием «Объединенное народное движение», организовал две демонстрации в 10 и 12 апреля в знак протеста против условий жизни в стране и «неолиберальных» реформ, предпринятых правительством Хамдока. В заявлении, опубликованном в воскресенье, группа осудила арест Мусы и еще двадцати человек, а также двух женщин, участвовавших в воскресной акции протеста». Движение заявляет о «своем полном неприятии этой отвратительной репрессии, о которой мы объявили в апреле прошлого года (2019), когда дух революции победил жажду репрессий». Два протеста исламистской группировки были организованы в рамках чрезвычайных мер в области здравоохранения, запрещающих собрания и митинги. Полиция в минувший четверг окружила акцию протеста, но не разогнала ее, несмотря на запрет. Премьер-министр в воскресенье вечером издал экстренный указ, вводящий санкции в отношении лиц, нарушающих ограничительные меры, запрещающие распространение коронавируса. Декрет налагает штраф в размере 5000 суданских фунтов на каждого человека, нарушившего запрет на публичные собрания. 12 апреля полиция разогнала протест женщин, который был организован «Объединенным народным движением», призывающим к отстранению от власти сил за свободу перемен. Кроме того, они скандировали лозунги типа «Долой неоколониализм», ссылаясь на западную поддержку правительства Хамдока или «одна армия, один народ» в призыве к военному перевороту. В течение последних месяцев суданские исламисты (и смеем рискнуть утверждать, не без поддержки со стороны серьезных фигур в армии, спецслужбах и бизнес-среде) пытаются использовать эндемичный экономический кризис и связанные с ним социальные стрессы для организации протестов, прокладывающих путь к новому военному перевороту. И ряд внешних игроков (прежде всего в лице АРЕ и ОАЭ) такой сценарий, пусть неявно, но приветствуют. Таким образом, надо констатировать разновекторность подхода к суданскому досье со стороны Вашингтона и Каира, как минимум. Второй вообще не доверяет гражданским в Судане и предпочитает иметь дело исключительно с военными. А те, в свою очередь, используют Каир для поднятия своего статуса в рамках внутриполитической борьбы. Вашингтон же пытается усидеть на двух стульях: посодействовать египтянам в рамках их противостояния с эфиопами, и одновременно окончательно убрать военных с политического ландшафта Судана. И все их контакты по вопросу GERD эти противоречия отлично демонстрируют.

51.53MB | MySQL:101 | 0,440sec