Об особенностях экономической ситуации в Ливии в условиях гражданской войны. Часть 7

Финансово-кредитная система

До трагических событий 2011 года ливийский динар был одной из самых стабильных валют арабских стран и абсолютным фаворитом среди валют стран Магриба. Официальный и реальный курс динара к доллару составлял 1.23 динара за 1 доллар, ВВП, по оценке МВФ, в пересчете на душу населения в 2013-2014 гг. оценивался в 11 тысяч долларов США, а профицит бюджета в годы, последовавшие за отменой санкций, в 2003 году и перед началом мятежа, составлял не менее 25%. Разумеется, существовали и трудности, такие как 20%-ая безработица, но она, и без особых усилий для бюджета купировалась пособиями и дотациями. Диспропорция в формировании ВВП Ливии хорошо известна и была связана с тем, что почти 80% доходов бюджета формировалось и формируется от нефтяного экспорта.  Сектор услуг, частный и государственный к 2011 году оставлял в структуре ВВП около 25%, 2% приходилось на сельское хозяйство и 3% — на строительство. Несмотря на снижение доходов от нефти на 18%, в период с 2007 по 2010 год ВВП Ливии продолжал расти, примерно, на 6%, главным образом, за счет роста внутреннего спроса. Мятеж и гражданская война 2011 года буквально обрушили экономику страны: доходы от экспорта нефти снизились на 71%, расходы государства выросли на 70%.  Дефицит бюджета в 2011 году составил 18.7%, инфляция выросла до 15.9%, высокие показатели волатильности, связанные с начавшимися кризисными явлениями на глобальном рынке энергоносителей, необходимость закупать до 70% продовольствия, расходование значительной части валютных резервов и вывод части капиталов за границу обусловили драматическое обесценивание прежнего ливийского динара, по крайней мере, в пять раз.  За рамками описываемой катастрофы остались огромные средства, принадлежавшие Джамахирии и депонированные на счетах инвестиционных компаний и фондов, а также вложенные в различную недвижимость и бизнесы. Общий их объем подсчитать невозможно, по крайней мере, в той части, что касается вложений в Африку и в некоторые арабские и европейские страны.

В результате, по состоянию на 25 апреля 2020 года, обменные курсы доллара и других иностранных валют по отношению к ливийскому динару, в соответствии с цифрами, циркулирующими в реальных сделках на «черном» рынке, то есть, по которым вам обменяют и выведут средства за границу путем той же системы «хаваля», своего рода неофициального, исламского Western Union, известной с незапамятных времен, составляют:

Доллар США — (в Триполи) 5,85 динаров

Доллар США — (в Злитне) 5,87 динаров

Евро — 6,30 динаров

Фунт стерлингов — 7,18 динаров

Турецкая лира — 0,83 динара

Тунисский динар — 1,98 динара

Египетский фунт — 0,37 динара

Карты домохозяйств (местная система потребительских карт) — 5.35 динаров

Иорданский динар — 8.17 динар

Переводы в Дубай за 1 доллар США — 6,27 динара

Золото 18 карат за тройскую унцию — 207 динаров

Серебро за тройскую унцию —  2,45 динара

Плохо обстояло дело и с привлечением инвестиций в страну. Принятый в 2010 году Закон № 9 об учреждении Приватизационной и Инвестиционной палаты так и не заработал, а ряд декретов 2012 и 2013 года запретил иностранцам участвовать в бизнесе как либо, кроме СП, где их доля не могла превышать 65%. Не позволялось иностранцам и владеть землей. Это как раз служит наглядной иллюстрацией как смена режима сказалась на смене способа хозяйствования. Негативно сказалась на инвестиционной составляющей и установившаяся в Ливии махновщина, когда кроме двух враждующих ветвей власти, на местах все вопросы стали решать местные полевые командиры. В подобных обстоятельствах обеспечить приток наличных денег в рамках установленного инфляционного коридора стало возможным так же, за счет экспорта нефти и внешних заимствований.

Нехватка наличности стала ощущаться с 2017 года и особенно остро это коснулось ряда удаленных провинций и тех районов, где статус власти оставался неопределенным, или менялся, по мере того, как контроль над ними переходил от сил ПНС к ЛНА и наоборот.

Так, мэр города Убари, Ахмед Матако заявил 27 апреля, что у городских банков почти восемь месяцев (!) не было наличных.

В специальном заявлении для экономической колонки газеты «Эхо», Матако заявил, что банки города были отрезаны от ликвидности в течение нескольких месяцев с момента последней отправки денег в Национальный коммерческий банк, с середины прошлого года.

Мэр указал, что большинство граждан в Убари зависят от переводов посредством чеков, и в других случаях, от покупки иностранной валюты и ее продажи на параллельном рынке для получения наличных денег.

По словам Матако, в городе очень тяжелые условия жизни, особенно в свете недавних обстоятельств, вызванных коронавирусом, который повлиял на экономическую ситуацию в городе и в южном регионе, в целом.  Убари – это ключевой город, транспортная развязка и центр обширного региона, простирающегося от Гата и до Мурзука.

Ситуаций, подобных той, что сложилась в Убари, немало отмечалось в Мурзуке, Куфре, Себхе и даже не столь удаленных, Бени-Валиде, Гарьяне и Мизде.

Регулятор финансовой системы Ливии, Центральный банк действует в условиях структурных проблем в финансовом секторе, главной из которых, по мнению экспертов МВФ, является то, что финансовый сектор Ливии развит слабо и в нем, в значительной степени, до сих пор доминирует государственный сектор. Государственные банки являются основным источником финансирования в экономике. Доступ к финансам рассматривается как основное ограничение частному сектору, особенно, для МСП (малых и средних предприятий). Экономика характеризуется низким уровнем финансового посредничества. До конфликта отечественное кредитование частного сектора составило всего 12,4% ВВП, что значительно ниже среднего показателя по региону — 57,2% (Всемирный банк, 2013 г.). Кроме того, внутренний кредит к ВВП снизился с 22,7% до 9,8% в период с 2000 по 2009 год.

Банковская ликвидность не вкладывается в продуктивную деятельность частного сектора из-за отсутствия посреднических механизмов. В результате коммерческие банки кредитуют только на краткосрочной основе и деятельность с низким уровнем риска, такую как финансирование торговли.

Еще одной проблемой является то, что государственные специализированные кредитные учреждения банковского сектора порождают, по мнению западных экспертов, рыночные искажения. Первоначально, они были созданы для поддержки деятельности коммерческих банков и для содействия социально-экономическому развитию страны (М.Каддафи так, своеобразно, относился к этому вопросу). За эти годы предшествующие мятежу, эти учреждения расширились настолько, что на них приходится около половины всего непогашенного кредита в стране. В результате они образуют искажение рынка в банковском секторе, поскольку конкурируют с коммерческими банками и пользуются льготной кредитной политикой, поскольку она не регулируется Центральным банком, и, в результате, вытеснили несколько коммерческих банков из некоторых сегментов рынка.  Конфликт интересов объясняется еще и тем, что Центральный банк Ливии является одновременно, и акционером в четырех государственных банках, и регулирующим органом.

Отсюда можно констатировать, что несмотря на все усилия Всемирного банка и МВФ, разрушить систему государственных финансов в Ливии до сих пор не удалось. Государственный Центральный банк продолжает играть в ней основную роль и вот один из недавних примеров.

23 апреля Центральный банк Ливии объявил об открытии 40 документарных аккредитивов для 22 компаний, для того, чтобы те могли импортировать «различные основные потребности».

Общая стоимость этих документарных кредитов, оформленных в период с 9  по 16 апреля, составляет более 56,1 млн долларов.

Согласно тому, что было опубликовано Центральным банком, кредиты для компаний включали средства, выделенные на импорт материалов и товаров, которые варьируются от продуктов питания, лекарств и медицинских препаратов до мыла и чистящих средств, а также для импорта сельскохозяйственной техники.

21 апреля,  в преддверии месяца рамадан и общего дефицита средств, Центральный банк издал нормативные акты, регламентирующие порядок открытия документарных аккредитивов в текущем периоде, с тем чтобы минимальная стоимость единого документарного аккредитива для коммерческих товаров, промышленных товаров и лекарств составляла 100 000 долл. США или ее эквивалент.

Максимальный лимит должен составлять 2 млн долларов США или их эквивалента, а максимальный размер — 3 млн долларов США или эквивалентный максимум для импорта таких товаров как: пшеницы, ячменя, сахара, кукурузы, сои, скота и медицинского оборудования.

Миссия Организации Объединенных Наций в Ливии объявила 25 апреля, что Ливия «обременена долгами, исчисляемыми сотнями миллиардов в местной и иностранной валюте, из-за боевых действий в ливийской столице Триполи.

Миссия приводит следующие слова «Хотя Ливия является страной, богатой природными ресурсами, она в настоящее время обременена долгами более чем на 100 миллиардов ливийских динаров в виде местного долга, дополнительными миллиардами долларов в виде кредитных лимитов на импорт местного топлива и 169 миллиардами ливийских динаров в качестве обязательств по различным займам. Нефтяная блокада, введенная 17 января (силами ЛНА, контролирующими ряд основных месторождений и отгрузочных терминалов), привела к финансовым потерям, превышающим 4 миллиарда долларов».

Миссия подчеркивает, что продолжающийся конфликт усугубил разделение и «заставил расходовать средства на разрушительные военные усилия как таковые, а не на создание жизненно важных объектов, в которых страна отчаянно нуждается».

«Существование двух отдельных центральных банков мешает любой рациональной реформе денежно-кредитной или налогово-бюджетной политики и вместо этого способствовало внутреннему банковскому кризису, который мог бы привести к беспрецедентным потенциальным финансовым потерям, если их оставить без внимания», — говорится в заявлении миссии.

Миссия призвала все заинтересованные стороны незамедлительно осуществить гуманитарное перемирие и прекратить все военные операции, с тем чтобы позволить ливийским властям противостоять угрозе пандемии коронавируса и безотлагательно принять участие в трех направлениях (военном, политическом и экономическом) для достижения национального примирения.

Основная причина экономического и финансового кризиса, который усугубил жизненную ситуацию в стране, по оценке руководства самого Центрального банка в Триполи, состоит в двоевластии. Что касается недавнего закрытия отделения Центрального банка в Бенгази, то это было мерой предосторожности, вызванной самоуправством заместителя управляющего и его действиями с некоторыми банковскими счетами государственных учреждений «вне рамок закона».

Кроме того, Центробанк добавил, что временное приостановление продаж иностранной валюты произошло в соответствии с состоянием крайней необходимости из-за прекращения добычи и экспорта нефти, а также, для обеспечения финансовой устойчивости государства в свете «преувеличенного спроса на иностранную валюту для спекулятивных прибыльных целей».

Центральный банк в Триполи указал, что он находится в процессе возобновления продажи иностранной валюты сразу же после решения председателя Президентского совета Ф.Сарраджа об изменении размера комиссии, взимаемой с продажи иностранной валюты.

Также, регулятор указывает, что в течение 2014, 2015 и 2016 годов Центральный банк Ливии уже принимал пакет мер для противодействия последствиям кризиса прекращения добычи и экспорта нефти в то время, что способствовало достижению финансовой устойчивости страны, подчеркнув, что банк действует в соответствии с полномочиями предоставленными в соответствии с законами.

Центральный банк призвал все государственные институты объединить усилия для противостояния растущим опасностям и растущим вызовам в свете исключительных обстоятельств, с которыми сталкиваются ливийское государство, и мир, в целом.

27 апреля Центральный банк Ливии призвал коммерческие банки не принимать денежные депозиты до дальнейшего уведомления, чтобы предотвратить распространение пандемии коронавируса.

Генеральный директор отдела банковского надзора Центрального банка Ливии, Идрис Мухаммед аль-Ахимар направил письмо генеральным менеджерам коммерческих банков и менеджерам филиалов в восточном регионе с просьбой прекратить обмен и временно не принимать депозиты бумажной и металлической валюте в коммерческих банках с понедельника до другого уведомления с необходимостью активации всех методов электронных платежей.

Фактический раскол страны не смог до конца нарушить интегральность ее финансовой системы, валюта осталась единой, все ключи от нее по-прежнему в Триполи, куда стекается нефтяная выручка и те средства, которые генерируются от внешнеэкономических предприятий, таких как «Тамойл», чья деятельность также контролируется правительством национального согласия. Ему же подответственны и уцелевшие инвестиционные фонды, в которых Джамахирия размещала свободные ресурсы, вкладывая их в недвижимость и в различные ценные бумаги. Объем этих авуаров не афишируется, но именно это наследство в значительной степени помогает нынешним ливийским властям свести концы с концами.

51.89MB | MySQL:101 | 0,342sec