Американские эксперты о причинах и последствиях роста популярности и влияния «Хизбаллы» в Ливане

Правительство Ливана приступило с 27 апреля к поэтапной реализации плана по возобновлению экономической активности на фоне акций протеста по поводу роста цен и безработицы. Согласно распоряжению МВД республики, в Бейруте, Триполи, Сайде и других городах открылись овощные и мясные рынки, кондитерские и ремонтные мастерские. В сельских районах заработали аграрные фермы и предприятия пищевой промышленности. Власти разрешили розничную торговлю, в народных кварталах открыли двери магазины одежды и обуви. При этом их владельцам предписано придерживаться санитарно-эпидемиологических норм, следить за соблюдением дистанции между покупателями внутри помещений и ношением защитных масок и перчаток.  С понедельника открылись мебельные фабрики и салоны. Как ожидается, в течение недели возобновят по специальному графику работу муниципальные службы и офисы коммерческих фирм.  Как отмечает газета «Ан-Нахар», власти пошли на частичное ослабление мер чрезвычайного характера, введенных в середине марта для противодействия эпидемии коронавируса, после начавшихся в столице и на периферии демонстраций. Их участники выражают недовольство резким ухудшением жизненных условий и ростом цен на продовольствие и товары первой необходимости, который составил около 60%. По словам министра здравоохранения Ливана Хамада Хасана, в ходе стартовавшего процесса перезапуска национальной экономики власти будут постепенно ослаблять режим самоизоляции, однако рекомендация по соблюдению гражданами домашнего карантина остается в силе до 10 мая. В общем-то, что во главе установления карантинных мер и их ослабления стоит министр здравоохранения логично, но в случае с Ливаном в этом есть свой особый смысл. Но об этом ниже.
Как указывают местные аналитики, эти усилия центрального правительства направлены прежде всего на «выпуск пара» практически у всех групп местного населения, которые в принципе стали жертвами внутриполитической борьбы с использованием экономических факторов. Если проще, попытки оппозиции через распоряжения контролируемого ею Центробанка страны по валютному обменному ограничению ускорить резкую девальвацию местной валюты и тем самым стимулировать отставку правительства Дияба. Этот кабинет, напомним, плотно ассоциируются с «Хизбаллой». В этой связи американские аналитики указывают на то, успешные усилия правительства по сдерживанию и борьбе с коронавирусом могут серьезно повысить электоральную популярность и политическую мощь поддерживаемой Ираном группировки боевиков в Ливане, которая в последние годы сильно пострадала. Такой сценарий однако потенциально может повысить риск возникновения еще одного вооруженного конфликта с Израилем.
Сейчас на фоне ограниченности средств и возможностей правительства Ливана по борьбе с пандемией именно «Хизбалла» взяла на себя основную роль в борьбе с коронавирусом. Этот шаг, скорее всего, принесет дивиденды для группы в будущем, а также увеличит риски внутри Ливана. 25 марта «Хизбалла» объявила, что выделит около 20 000 врачей и медицинского персонала для оказания помощи в проведении тестов и управлении машинами «Скорой помощи», а также для работы в больницах и медицинских клиниках по всей стране. С тех пор «Хизбалла» выделила очень значительное количество финансовых средств и рабочей силы для решения этих задач, оперативно предоставив Министерству здравоохранения машины «Скорой помощи», лаборатории для проведения тестов, а также срочное финансирование для строительства модульных больниц. В этой связи отметим интересный момент. Еще в марте сего года американские и французские эксперты полагали, что внешние источники финансирования шиитской партии иссякает, что усугублялось еще эпидемией коронавируса. Тогда «Хизбалла» очень оперативно создала на ливанской территории изоляционные лагеря для своих боевиков, срочно возвращающихся из тренировочных лагерей в Тегеране. Это смогло очень эффективно предотвратить распространение пандемии в шиитских районах страны. Более того, «Хизбалла» сумела аккумулировать значительные финансовые средства (про оценкам тех же американцев, до одного миллиарда долларов) на развертывание своей программы борьбы с пандемией уже в национальном масштабе. У шиитской партии, несомненно, есть стимул помочь предотвратить распространение потенциально смертельной болезни внутри своей собственной страны, и такие усилия без всякого сомнения в состоянии значительно укрепить «мягкую» и политическую власть «Хизбаллы» в Ливане, особенно в сравнении с пока еще в значительной степени непопулярной и неэффективной реакцией на коронавирус правительства. Несмотря на то, что центральное правительство Ливана изо всех сил пытается справиться со вспышкой болезни в стране, с октября экономический и политический кризис в Ливане еще больше ограничил финансирование и без того слабой инфраструктуры здравоохранения в государственных больницах и клиниках. Государственные больницы испытают серьезные проблемы в рамках не просто обеспечения чисто медицинского аспекта своей деятельности, но и в связи с невозможностью регулярно выплачивать зарплату государственным медицинским работникам. В ряде случаев это даже вызвало протесты и перебои в работе больниц. Собственно первые волнения 20 апреля в Бейруте и Триполи были вызваны в первую очередь недостаточными мерами правительства в рамках борьбы с пандемией.
«Хизбалла» смогла заполнить образовавшийся вакуум возможностей правительства благодаря собственным ресурсам. Она имеет свои собственные клиники, разветвленные медицинские сети внутри страны, которые могут быть легко развернуты. «Хизбалла» также пользуется независимыми источниками финансирования, включая прибыль от ее транснациональных преступных сетей, бизнеса в странах Азии, Африки и Латинской Америке, и продолжающейся финансовой подпитки из Ирана. Наконец, партия фактически установила через своих назначенцев контроль над Министерством здравоохранения, и какими бы ущербными и ограниченными ресурсами оно не обладает на сегодня, это дает «Хизбалле» еще одно преимущество в доступе к медицинскому оборудованию и персоналу. Весь этот потенциал дает «Хизбалле» возможность восстановить свою репутацию среди ливанских граждан, особенно среди христианского и суннитского населения страны, которое в какой-то мере пострадала после вмешательства партии в сирийские события. Мощные информационно-пропагандистские усилия (активное приглашение журналистов в больницы и на церемонии раздачи лекарств; проведение массового тестирования; парады автомашин «Скорой помощи», которые передаются местным структурам здравоохранения, и т.п.) в рамках рекламирования своих усилий по оказанию помощи районам, затронутым пандемией, дают «Хизбалле» очень серьезный инструмент в рамках повышения своей популярности именно в этих районах страны.
Как полагают американские аналитики, после пандемии политическое усиление «Хизбаллы» будет иметь многочисленные негативные последствия для Ливана, а также для всего региона в целом. Прежде всего в рамках усиления степени максимального давления Соединенных Штатов на «Хизбаллу» как части их антииранской стратегии. Это выразится прежде всего в продолжении санкций в отношении банковской системы Ливана. Арабские государства Персидского залива также серее всего откажутся от предоставления кредитов и других видов помощи Ливану. Соседний Израиль, с которым эта группировка вела войну в 2006 году, также будет воспринимать более сильную «Хизбаллу» как возросшую угрозу. Если усилия «Хизбаллы» по преодолению пандемии позволят ей получить значительную власть в ливанской политической системе, то Израиль, скорее всего, предпримет действия против этой группировки, как тайные, так и явные. Израильские лидеры неоднократно предупреждали об угрозе, которую представляет собой «Хизбалла» с точки зрения ее ракетного арсенала. Израильские военные также неоднократно наносили удары по связанным с «Хизбаллой» целям в Сирии и, вероятно, стояли за инцидентом с разбившимся беспилотником в Бейруте, который привел к короткому военному обмену на израильско-ливанской границе в конце августа-начале сентября прошлого года. Такие действия увеличивают риск возникновения еще одного конфликта между Израилем и «Хизбаллой», который, вероятно, окажет разрушительное воздействие на Ливан и, в меньшей степени, на Израиль. Эти последствия, скорее всего, проявятся только после того, как закончится вспышка пандемии, и в большой степени такой сценарий будет зависеть от успеха или неудачи «Хизбаллы» в этой игре демонстрации своей «мягкой силы» в борьбе с коронавирусом. И насколько ее действия в этом контексте будет контрастировать с аналогичной реакцией правительства, а также от того, как они будут восприниматься христианским и суннитским населением Ливана. От себя рискнем добавить, что сценарий прямого боестолкновения между Израилем и «Хизбаллой» маловероятен. Б.Нетаньяху активно использует в своей в первую очередь информационной внутренней войне сирийское направление, нанося по иранским и ливанским целям там периодические ракетные удары. И происходит это в основном путем запуска ракет с самолетов именно из ливанского воздушного пространства. При этом никаких внятных ударов (если не считать одного по ангару в аэропорту Бейрута в прошлом году) по целям внутри Ливана не было. Даже по таким вроде бы очевидным, как ракетные заводы в шиитской южной зоне страны. Это свидетельствует только о том, что между Израилем и Ливаном не без участия США существует что-то вроде неформального договора о ненападении. Или вернее, жестокая негативная реакция Вашингтона на любые попытки Израиля военным путем действовать против «Хизбаллы» именно на ливанской территории. При этом тот факт, что «Хизбалла» была и будет главной системообразующей силой страны в политическом и военном плане никакая пандемия не изменила и не в состоянии изменить в будущем.

51.9MB | MySQL:101 | 0,435sec