О внешней и внутренней политике нового султана Омана Хайтама бен Тарика

Эксперты отмечают, что, хотя наследный принц Абу-Даби Мухаммед бен Заид аль-Нахайян должным образом с соблюдением всех положенных в данном случае церемоний поздравил нового султана Омана Хайтама бен Тарика аль-Саида, когда тот был приведен к присяге в январе, новый оманский лидер не проявляет пока никаких признаков желания еще больше сблизиться с ОАЭ. Хайтам бен Тарик безусловно стремится сохранить нейтральную традицию, установленную его предшественником Кабусом бен Саидом в вопросах региональной политики. Иными словами, Маскат четко настроен на продолжение прежней внешнеполитической линии, которая подразумевает роль Омана, как главного регионального посредника и место для вынужденной эмиграции для всех политических и военных лидеров региона, которые оказались не у дел в своих странах. Главный принцип такой политики — равноудаленность от всех центров региональной силы, с сохранением при этом более чем конструктивных отношений с Тегераном. Это не вполне устраивает КСА и ОАЭ. Напомним, что первый визит в Оман заместителя министра обороны Саудовской Аравии Халед бен Салмана 4 марта в принципе провалился. Все его попытки трансформировать позицию Маската в пользу Эр-Рияда по вопросу контрабанды современного ракетного оружия через оманский канал в йеменскую провинцию Махра должного отклика у нового султана не нашли. Саудовские войска также на фоне этого визита подверглись нападению в этой провинции со стороны ополченцев, контролируемых Салемом аль-Хураиси, бывшим заместителем губернатора Аль-Махры, который считается близким к оманским спецслужбам. Примерно такое же отношение новый султан демонстрирует и к аналогичным просьбам со стороны Абу Даби. Хорошо информированные местные источники говорят, что власти ОАЭ считают такое отношение Хайтама «раздражающим» и предпочитают, чтобы его сводный брат Асад бен Тарик аль-Саид или его сын Таймур бен Асад бен Тарик аль-Саид, которые считаются более сговорчивыми и лояльными к Абу-Даби, управляли страной вместо него. Такие веяния со стороны своих мощных соседей мимо внимания нового султана не прошли, и он вместе со своим влиятельным родным братом предпринял в последние недели шаги по укреплению своей власти в качестве нового султана Омана.
За последние несколько недель новый султан Омана Хайтам бен Тарик аль-Саид назначил некоторых из своих самых верных союзников на ключевые посты в стране. Как полагают источники, он сейчас работает над созданием своей собственной команды и устранением из административной системы людей, которые были назначены в разное время покойным Кабусом бен Саидом. Новым специальным посланником Хайтама стал ультралояльный ему Сайед Фатик бен Фахр бен Таймур аль-Саид. Он также назначил ряд новых советников в королевскую канцелярию, а заместителем министра обороны стал его брат Шихаб бен Тарик, который когда-то был адмиралом ВМС Омана. Новый султан также сделал ряд комплементарных жестов в сторону основных племен Омана, возобновив правительственные контракты с ключевыми оманскими семьями, такими как Машани (владельцы конгломерата Muscat Overseas Group, в которой имеют свои доли отец и сын Асады), Завави (коммерческий конгломерат Омар Завави), Шанфари (близка к семье матери покойного Кабуса), а также семьями Бахвана, Зубаира и Султана. Хайтам бен Тарик в рамках укрепления свое лояльной вертикали власти также призвал к себе своих сыновей. Его старший сын 30-летний Тейязин бен Хайтам недавно вернулся из Лондона, где он был вторым секретарем в посольстве Омана. Второй сын 25-летний Билараб бен Хайтам пока остается в Лондоне, но, как ожидается, вернется в Маскат сразу после окончания вспышки пандемии коронавируса и займет высшую командную должность в султанской гвардии. В борьбе за укрепление своего влияние, которая сейчас развернулась в Маскате, Хайтам бен Тарик может рассчитывать и на своего близкого союзника, министра внутренних дел Хамуда бен Фейсала бен Саида аль-Бусаиди, главного критика и оппонента семьи Асадов. Недавно он был назначен главой комитета, ответственного за борьбу с пандемией коронавируса  в стране, что по факту означает сосредоточение в его руках серьезных административных и силовых инструментов.
Генерал Султан бен Мухаммед аль-Наамани, влиятельный глава аппарата безопасности и разведки во времена Кабуса и главный контакт Тегерана в Омане, продолжает играть центральную роль в формировании новой архитектуры власти в султанате. Изначально близкий к Асаду, он затем присягнул на верность Хайтаму. Эта позиция позволяет ему маневрировать между двумя этими полюсами силы, и при этом выполнять функции коммуникационного моста между ними. Как утверждают местные источники, новый султан уже пообещал сохранить его в качестве руководителя аппарата безопасности с прежним набором привилегий в рамках принятия самостоятельных решений.
При этом эксперты, знакомые с ситуацией в Омане, утверждают, что султану будет трудно провести институциональные реформы, которые он обещал, когда пришел к власти. Ключевой момент сопротивления будет исходить от его сводного брата Асада бен Тарика аль-Саида и его сына, хотя внешне они демонстрируют максимум лояльность к новому султану и всячески позиционируют среди представителей иностранного дипкорпуса в Маскате наличие с ним очень хороших отношений. Асад был личным представителем Кабуса, и многие считали, что он станет его преемником. Он пользуется поддержкой аппарата безопасности страны, а также племен беспокойного региона Дофар, расположенного на границе с Йеменом, чей бизнес-класс уже давно чувствует себя исключенным из системы финансовых субсидий со стороны центрального правительства в Маскате. Асад женат на Ниме бинт Бадр аль-Бусаиди, дочери одного из вождей племени Бусаиди. Он и его сын Таймур бен Асад бен Тарик аль-Саид вполне в состоянии образовать очень мощный силовой блок лояльных себе фигур в высших эшелонах власти Омана. Таймур, который также имел все шансы сменить Кабуса в какой-то момент, был женат с 2004 года на Сальме бинт Мустахаль аль-Машани, чей отец является главой семьи Дофари, материнской ветви семьи Кабуса.

51.48MB | MySQL:101 | 0,367sec