О влиянии пандемии коронавируса на политическую ситуацию в Афганистане

C конца апреля распространение коронавируса в Афганистане вошло в стадию неконтролируемого роста (общее число заболевших достигло 2300 и продолжает увеличиваться, 30 апреля был зафиксирован рекордный прирост – 230 человек в день). С учетом ограниченного объема тестов, имеющихся в распоряжении правительства, реальное число инфицированных на порядок выше. Этому, в частности, cпособствует регулярный приток афганских мигрантов, репатриирующих из соседнего Ирана, который с января считается эпицентром COVID-19 в регионе.

Рост угрозы COVID-19 позволяет прогнозировать вероятность военной активизации движения «Талибан», которое может воспользоваться ослаблением власти как шансом на восстановление своих позиций. Пока чисто внешне реваншистских настроений в руководстве талибов не замечено, и даже более того – «Талибан» официально заявил о приостановке военных действий и перемирии на период пандемии COVID-19 в тех регионах, которые находятся под его контролем.

В то же время, такое заявление может быть тактическим ходом. Ясно, что в условиях хрупкого мира, несмотря на недавно заключенное соглашение с США, кстати довольно скептически воспринимаемое экспертами, талибы неизменно воспользуются слабостью власти для взятия реванша. А такое ослабление вполне допустимо. Коронавирус не просто сковывает экономическую политику властей и угрожает посевному сезону (который должен стартовать в августе с.г.).

В случае массовой эпидемии, особенно среди международного военного контингента и местной армии, cистема здравоохранения страны просто не потянет. Адресная превентивная политика по выявлению COVID-19 в принципе не представляется возможной: сегодня в Афганистане лабораторные мощности для тестирования коронавируса построены на 8 лабораториях, с общей мощностью в 100-150 тестов в день. Правительство с середины апреля ввело меры по социальному дистанцированию и карантину уже инфицированных, однако эти запоздалые меры едва ли смогут сдержать вирус. О серьезности ситуации свидетельствует чуть ли не крайняя мера отчаяния – освобождение Кабулом недавно из тюрем 5300 заключенных. Разумеется, больничных коек, подготовленного медицинского персонала и аппаратов искусственной вентиляции легких в Афганистане для населения просто нет, не считая пары частных клиник, которые будут лечить политическую элиту страны и международный персонал.

Таким образом, если COVID-19 будет массово распространятся в силовых структурах и среди международного континента, вероятность активизации талибов, если не полномасштабной операции, то по крайней мере в форме отдельных спецопераций и терактов в Кабуле, вполне возрастает.

Дополнительным стимулирующим фактором для роста угрозы от движения «Талибан» может служить растущая угроза коллапа в финансово-экономической сфере и блокировка торговых рынков. Это в конечном счете приведет к хаосу и дезорганизации, а также значительному ухудшению продовольственной ситуации с вытекающей угрозой голода. В частности, ограничение внутренней активности в стране ведет к замедлению аграрного производства, что на фоне закрытия торговых границ способствует росту цен на продовольствие.  Правительство было вынуждено обратиться к местных фермерам с настоятельной просьбой активизировать внутреннее производство, чтобы отчасти компенсировать сокращение импорта пшеницы, которая ранее закупалась на рынках стран Центральной Азии. В частности, удалось наладить по сути госзаказ на дополнительное производство пшеницы для компенсации потерь ввиду импортных ограничений.  Ситуация однако остается неустойчивой и рост голода по-прежнему сохраняется в качестве угрозы, что станет благоприятным фактором для Талибана с точки зрения усиления своих военно-политических позиций в стране.

Еще одна серьезная угроза для Кабула в контексте коронавируса – вероятность финансового кризиса.  COVID-19 потребует от правительства значительных компенсационных средств. Пока Кабул выделил на борьбу с пандемией скромную сумму — 8 млрд афгани (порядка 100 млн долларов или 0.5% от ВВП страны), преимущественно на медицинские цели. В целом Кабул рассчитывает выделить на эти цели около 500 млн долларов (порядка 2% от ВВП). Однако по мере роста распространения вируса расходы правительства на социально-экономическое реагирование будут только увеличиваться, и запланированных средств может оказаться явно недостаточно. В частности, потребуются значительные расходы на социальный пакет для самых уязвимых слоев населения, чтобы избежать их маргинализации и дальнейшему социальному расслоению, что может вести к внутриполитической дестабилизации. «Талибан» только и ждет, чтобы воспользоваться этим ослаблением власти и начать наступление по всем фронтам.

Чтобы избежать такого сценария, власти Афганистана обратились за финансовым содействием к международным институтам и банкам развития, прежде всего к Всемирному банку, Азиатскому банку развития, Исламскому банку развития и Международному валютному фонду. С помощью доноров Кабул рассчитывает подготовить достаточно прочный пакет социальной помощи в форме прямых денежных переводов уязвимым слоям. Одновременно, правительство предпринимает шаги по смягчения волатильности цен, особенно на продукты питания.

Думается, опасения официального Кабула относительно растущей угрозы со стороны «Талибана» на фоне пандемии вполне оправданы. С недавним подписанием в Катаре соглашения между талибами и Вашингтоном наблюдается весьма интересный тренд: в течение марта с.г. талибы акцентировано свернули свои атаки против ведомых США сил международной коалиции, одновременно наращивая вооруженные нападения на афганские национальные силы. Эта статистика подтверждается в докладе Специального генерального инспектора по реконструкции Афганистана Джона Сопко. Складывается впечатление, что коронавирус становится удобным предлогом для талибов, чтобы торпедировать соглашение с американцами, по условиям которого в июлю 2021 года талибам предстояло выполнить свою часть обещаний по завершению переговоров с Кабулом и выполнению обязательств в сфере безопасности взамен на выход международного контингента из страны. Теперь надвигается угроза коронавируса, способного не только поразить систему здравоохранения Афганистана, но и парализовать всю экономику и спровоцировать массовый голод. Эта угроза может кардинально изменить расклад и создать спровоцировать «Талибан» на новую крупную военную операцию против ослабевшего под натиском коронавируса правительства в Кабуле. Активные действия талибов против национальных вооруженных сил в марте с.г. только подтверждают эту гипотезу – за месяц совершено свыше 2800 вооруженных атак талибов против афганских сил безопасности, что существенно превышает среднемесячную статистику последних лет.

52.79MB | MySQL:107 | 0,556sec