О возрождении «Исламского государства» в Ираке и его возможных последствиях

Международная коалиция, которую возглавляют США, объявила о продолжении своих боевых операций против сторонников террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) на территории Ирака. Об этом, как передал 11 мая иракский телеканал «Рудау», заявил представитель пресс-службы альянса Мэтью Моррис. «По меньшей мере шесть стран, входящих в коалицию, продолжают координировать свои действия с оперативными штабами иракской армии на местах и помогают иракским войскам в борьбе с ИГ по нескольким направлениям, в том числе поддержкой антитеррористических операций с воздуха», — отметил Моррис. Он добавил, что в прошлом месяце ВВС коалиции нанесли два удара по позициям боевиков. Кроме того, международные силы возобновили предоставление иракскому военному командованию оперативных разведданных о расположении и передвижениях формирований ИГ, оставшихся на территории Ирака. Эти действия коалиции, как указывает телеканал, связаны с желанием альянса оказать поддержку новому правительству в Багдаде во главе с Мустафой аль-Каземи, а также с активизацией действий боевиков в условиях политической нестабильности в Ираке. Но насколько такое решение командования коалиции отразиться на развитие ситуации на земле? По данным «Рудау», воспользовавшись отсутствием полноценного правительства страны и распространением коронавируса, боевики ИГ только с 15 апреля по 6 мая совершили 24 вооруженные вылазки в различных иракских провинциях. В результате этих нападений экстремистов погибли более 40 человек. Последней по времени такой атакой стало нападение сторонников ИГ 20 мая на линии ЛЭП на окраине иракского района Мансурия в провинции Дияла. Боевики взорвали две опоры и повредили третью с помощью взрывных устройств в деревне Аль-Тинех к северу от Мансурии. Эти опоры являются частью стратегической линии электропередачи между Мансурией и Киркуком, и их повреждения вызвали обширные отключения электроэнергии в нескольких регионах. После нападения сторонники ИГ успешно ушли в труднопроходимые горные районы. Линии ЛЭП, протянувшиеся из Ирана в Багдад через Диялу, в прошлом подвергались многочисленным нападениям на фоне народных и официальных требований сформировать специальные силы для их защиты. Отметим, что атаки именно на объекты электроэнергетики носят принципиальный характер с точки зрения стимулирования социальных волнений в различных регионах страны. С началом лета и жаркого сезона наличие электричества становится для местного населения главной и приоритетной темой.
По оценке американских экспертов, всплеск нападений ИГ на обширных территориях в Ираке за последний месяц показывает, что эта группировка остается мощной угрозой, способной быстро восстановить свой боевой потенциал. Отсутствие силового давления со стороны правительственных сил в Ираке и резкий рост внутренней поддержки позволили «Исламскому государству» усилить свою повстанческую и террористическую активность на своей основной территории, что грозит не только дальнейшей дестабилизацией Ирака, но и активизацией других джихадистов по всему миру. ИГ потеряло контроль над своим последним оплотом в Ираке в марте 2019 года, но с тех пор стремится к возрождению. Группа все еще имеет филиалы, действующие от Западной Африки до Филиппин, хотя Ирак и Сирия остаются ее наиболее важными тыловыми базами.
Используя уроки, извлеченные после своего предыдущего поражения в 2019 году, «Исламское государство» на сегодня сумело аккумулировать деньги, сторонников и ресурсы, в то время как противостоящие иностранные силы либо ушли, либо были отвлечены другими проблемами. У группы было достаточно времени, чтобы восстановиться после потери своей последней территории в марте 2019 года и смерти ее лидера Абу Бакра аль-Багдади в октябре 2019 года. По оценкам ООН, группировка по — прежнему имеет до 20 000 бойцов, а также доступ к сотням миллионов долларов, что позволяет ей зарабатывает до 4 млн долларов в месяц. Тем временем противостояния между американскими войсками и поддерживаемыми Ираном ополченцами в Ираке, также известными как Силы народной мобилизации (Аль-Хашед аш-Шааби») закономерно еще больше ослабили военное давление на ИГ, отвлекая внимание двух самых влиятельных внешних акторов в Ираке от джихадистской группировки. В марте 2020 года Соединенные Штаты начали перебазирование своих сил в Ираке из районов операций ИГ вблизи Мосула и Киркука, а также в провинциях Анбар и Ниневия, с тем чтобы сосредоточить основное внимание на угрозе, исходящей от «Аль-Хашед аш-Шааби»  в других районах Ирака, где ИГ действует гораздо менее активно. Иными словами, они начали уходить из суннитских районов в чисто шиитские, что собственно знаково с точки зрения определения нынешних приоритетов Вашингтона. Пандемия COVID-19 также побудила европейские страны временно вывести свои силы из борьбы с ИГ. В период с 19 по 25 марта Чешская Республика, Франция, Нидерланды и Испания объявили о своем временном выводе из Ирака, а Германия и Соединенное Королевство сообщили о сокращении своего присутствия. Хотя эти страны тратили гораздо меньше военной силы и ресурсов, чем Соединенные Штаты в Ираке, они играли ключевую роль в возглавляемой США коалиции против ИГ.
После отставки иракского правительства в декабре 2019 г. Багдад увяз в череде экономических, медицинских и политических кризисов. В мае в стране наконец-то было сформировано правительство, основной задачей которого будет управление растущим протестным движением, а также сдерживание кризиса пандемии коронавируса в стране. Последнее обстоятельство также вынудили иракские силы безопасности ограничить свои передвижения в последние месяцы. На этом фоне ИГ в Ираке в последнее время увеличило масштабы своих нападений, похищений и других операций на севере и западе Ирака. Эти операции направлены на запугивание местных жителей, ослабление сил безопасности, разжигание нестабильности и служат эффективным пропагандистским инструментом с точки зрения вербовки новых сторонников, и не только в Ираке. Согласно данным проекта «Место и события вооруженного конфликта» и Центра глобальной политики, число насильственных инцидентов в Ираке, связанных с «Исламским государством», выросло на 58% только в период с марта по апрель. Если сравнивать количество атак с апреля прошлого года (21) по апрель этого года (87), то количество атак подскочило более чем на 300%. Причем они становятся более технически изощренными. ИГ в последнее время проводит ночные рейды, многоцелевые скоординированные нападения и взрывы террористов-смертников. Это знаменует собой заметный всплеск по сравнению с типичными «слепыми» обстрелами конвоев на дорогах, минометными обстрелами и установкой придорожных самодельных взрывных устройств (СВУ), что сторонники ИГ в основном практиковали в предыдущие месяцы. 28 апреля ИГ атаковало штаб-квартиру разведки Ирака в Киркуке. Такое прямое нападение на объект силовиков является первым с тех пор, как группировка потеряла свой территориальный контроль в Ираке в 2017 году.
«Исламское государство» смогло увеличить свою изощренность и изобретательность в атаках по целому ряду причин:
— Отсутствие внешнего давления дало ИГ больше времени для создания более технически совершенных и мощных взрывных устройств и планирования более сложных операций.
— ИГ смогло захватить оружие, взрывчатые вещества, боеприпасы и другие материалы во время рейдов против сил безопасности для использования в этих операциях.
— Расширился приток оружия из Сирии, где ИГ также восстанавливает свой боевой потенциал.
Американские эксперты полагают, что в отсутствие значительного давления со стороны противостоящих ему сил ИГ, скорее всего, продолжит усиливаться в Ираке в ближайшие месяцы, наращивая уже достигнутый им импульс. Правительственные силы вряд ли будут готовы или способны принять серьезные контрмеры, чтобы сдержать ИГ в ближайшие месяцы, не говоря уже о том, чтобы отбросить его назад. Соединенные Штаты, например, заключили соглашение с Ираком о том, что они не будут перебрасывать свои войска в районы интенсивной деятельности ИГ. Но на фоне растущей напряженности между США и Ираном Белый дом, скорее всего, будет по-прежнему озабочен в большей степени сдерживанием проиранских милиций в Центральном и Южном Ираке. Точно так же европейские страны вряд ли вернут свои войска целиком в Ирак в ближайшем будущем: остается неясным будет ли присутствовать в ЕС политическая воля сделать это после окончания пандемии коронавируса. Иракское правительство, со своей стороны, будет бороться с непосредственными экономическими и медицинскими последствиями COVID-19, по крайней мере, в течение следующих нескольких месяцев. Новый всплеск политической стагнации и социальных волнений можно ожидать уже этим летом. Новое правительство Ирака уже заявило, что оно будет уделять приоритетное внимание борьбе с терроризмом и с «Исламским государством», но его способность сделать это будет ограничена сокращением международной поддержки и внутриполитической борьбой. Сценарий роста напряженности между США и Ираном также останется высокой в обозримом будущем, что повысит риск дальнейшего снижения военного прессинга на ИГ.
Расширяющиеся операции «Исламского государства» сделают эту группировку и ее приверженцев еще большей угрозой на местном, национальном, региональном и, возможно, международном уровнях. Нападения, похищения людей и другие операции усугубят и без того высокую угрозу для персонала, объектов и инфраструктуры в Северном и Западном Ираке, а также создадут новую потенциальную угрозу для Багдада, где нападения этой группировки резко сократились в последние годы по мере снижения территориального контроля группировки. При этом растущая военная активность ИГ рискует подорвать усилия правительства по экономическому восстановлению в районах, которые иракские власти отбили у него в 2016 и 2017 годах. Существует также риск того, что ИГ может использовать Ирак в качестве плацдарма для организации нападений в других ближневосточных странах, таких как Иордания, Иран и Ливан. ИГ уже совершало нападения из Ирака на этих направлениях в прошлом и намерена сделать это снова. ИГ также наращивает свою повстанческую активность в Сирии, что может послужить еще одним плацдармом для нанесения ударов по соседним Иордании и Ливану. Растущая активность ИГ в Ираке сыграет свою негативную роль в возрождении низовых ячеек боевиков в других частях мира, которые не имеют прямой связи с этой группировкой, но все еще вдохновляются ее идеологией для совершения нападений. Хотя нет точных прогнозов с точки зрения определения приоритетных направлений будущих нападений «франшиз» ИГ или их последователей-одиночек, американские эксперты полагают, что теракты, скорее всего, произойдут в первую очередь в местах, где нападения низовых боевиков проводились  во время пика мощи ИГ в 2014 и 2015 годах, включая западноевропейские страны, такие как Бельгия, Франция, Германия и Великобритания и страны Ближнего Востока, такие как Иордания, Ливан, Марокко, Саудовская Аравия и Тунис.

52.57MB | MySQL:104 | 0,345sec