Израиль: перспективы развития ЦАХАЛа в условиях ограниченного финансирования

Одной из инициатив, разработкой которой занимается Генеральный штаб ЦАХАЛа  во главе с А.Кохави, является роботизация границ. Предполагается создание системы, объединяющей в себе беспилотные летательные аппараты и возможности наземного слежения для того, чтобы способствовать пресечению случаев несанкционированного проникновения на израильскую территорию, а также обезопасить военнослужащих, которые вместо непосредственного патрулирования смогут делать это удаленно, управляя оборудованием. Это, в свою очередь, будет содействовать снижению риска гибели солдат или захвата их в плен.

Предполагается, что на начальном этапе «умная» система пограничного контроля будет развернута в районе Газы. В дальнейшем её надеются распространить в районах, соседствующих с Египтом, Ливаном, Иорданией и Сирией, т.е. по всему периметру границ страны. Также не исключено, что технологии пойдут на экспорт, однако, пока список предполагаемых покупателей не уточняется. Потенциально система может найти применение в странах, которые страдают от проблемы нелегальной миграции. В реализации проекта планируется задействовать израильские оборонные компании, в том числе Elbit.

Параллельно с этим в ЦАХАЛе разрабатывается и новая модель роботизированной машины для участия в наземных операциях. Фактически таким образом предпринимается попытка реанимировать проект Guardium —  работающего автономно беспилотного транспортного средства, построенного на базе внедорожника, который может нести на себе броню, системы слежения, а при необходимости и оружие. Разработка Guardium началась в 2008 г., а с 2009 г. машина применялась сначала в районе Газы, а затем была закуплена для нужд Северного военного округа. Также интерес к системе проявляли израильские службы безопасности аэропортов. В 2016 г. проект был закрыт. В новых условиях усовершенствованный механизм планируется задействовать, прежде всего, на израильско-ливанской границе. Вместе с упомянутой выше инициативой «умной» границы он должен образовать роботизированную наступательную и оборонительную систему.

Технологические инновации, внедрение которых запланировано в ЦАХАЛе, согласуются с недавними заявлениями А.Кохави об опасностях, угрожающих государству на различных направлениях, а также с разработанным при действующем начальнике Генштаба многолетним планом развития Армии обороны Израиля «Тнуфа». Вместе с тем реализация последнего, включая приведенные выше проекты, оказалась под угрозой в связи с экономической ситуацией в стране, осложнившейся сначала вследствие серии избирательных кампаний, а затем распространения COVID-19. При этом, как отмечает израильский военный обозреватель Й.Лимор, от пандемии оборонная отрасль пострадала в меньшей степени, чем от замороженного на время голосований процесса бюджетного планирования. В результате, как стало известно на текущей неделе, несмотря на то, что фактически план «Тнуфа» частично реализуется, требующие наибольших затрат его составляющие будут отложены до тех пор, пока правительство не утвердит план военных расходов.

Такой расклад осложняет отношения между Генеральным штабом ЦАХАЛа и Министерством обороны, при этом в непростом положении оказывается глава ведомства Б.Ганц, который,  с одной стороны, должен отстаивать ассигнования на вверенный ему сектор перед Министерством финансов. С другой стороны, лидер «Кахоль-лаван» понимает, что на своем нынешнем посту он будет пребывать относительно непродолжительный срок, а дальше его ждет или ротация с Б.Нетаньяху или новые выборы. В этой связи ему необходимо учитывать все аспекты нынешних кризисных явлений в экономике страны, а также возражения политиков, недовольных тем, что оборонный бюджет растет в ущерб гражданским структурам.

Наконец, немало трудностей создал и завершающий этап предыдущей каденции Б.Нетаньяху  на посту главы правительства. Во-первых, совещания с участием премьер-министра, министра обороны, начальника Генерального штаба и представителя Минфина, предшествовавшие мартовским выборам, заканчивались решением о  целесообразности увеличения ассигнований на оборону. При этом на тот момент кабинет министров не мог не понимать, что утвердить это сможет только новое правительство, поскольку без принятого бюджета финансирование всех направлений строилось на базе показателей 2019 г.

Во-вторых, большую роль сыграли личности глав оборонного ведомства. Так, А.Либерман был сторонником роста военных расходов. Б.Нетаньяху, на определенном этапе совместивший этот пост с основным, также придерживался такой позиции, во многом по соображениям реализации разработанной в его канцелярии концепции «Безопасность 2030», предполагавшей, что военный бюджет должен вырасти на 0,2 % — 0,3 % от ВНП. Наконец, Н.Беннет, будучи временной фигурой во главе Минобороны, предпочел поддержать позицию Генерального штаба, также ясно понимая, что на тот момент вопрос финансирования оставался открытым. Также считается, что существовали определенные негласные договоренности между ведомствами, схожие с теми, что действовали между министром финансов М.Кахлоном, министром обороны М.Яалоном и главой Генштаба Г.Айзенкотом в период принятия плана «Гидеон».

Кроме того, большие надежды возлагались и на пакет американской военной помощи, согласованный еще при президенте Б.Обаме и получивший статус «беспрецедентного». За счет того, что нуждам программы «Тнуфа» потенциально отвечают некоторые образцы вооружений США. Все это сформировало у А.Кохави определенные ожидания относительно финансирования, а также позволило ЦАХАЛу укрепить свои позиции в диалоге с правительством. Теперь же во главе оборонного ведомства стоит Б.Ганц, некогда сам руководивший Генштабом и, в отличие от предшественников на этом посту, имеющий заметно больше практического опыта в  данной сфере, а потому он не хочет отдавать фактический контроль в руки армии, оставаясь лишь посредником в переговорах с Минфином.

В целом ситуация в Министерстве обороны во многом схожа с той, что сложилась во внешнеполитическом ведомстве, где бюджетные вопросы, оставшиеся в наследство от предыдущего правительства, теперь решают министры из «Кахоль-лаван», получившие помимо влиятельных постов сложности, способные в дальнейшем негативно отразиться на их дальнейшей политической карьере. Б.Ганц, учитывая все воздействующие на него факторы, часть из которых продиктованы перспективой перехода на ключевой в стране пост, пока старается быть максимально нейтральным, как по отношению к ЦАХАЛу, так и казначейству. При развитии событий по такому сценарию конфликт между ведомствами рискует обостриться, причем потенциально развиваться он может в двух плоскостях: между военными и представителями Минфина, а также между Генеральным штабом и главой военного ведомства.

52.7MB | MySQL:104 | 0,352sec