О ситуации в Ливии после поражения ЛНА и о подготовке наступления сил ПНС на Сирт

Ливийская национальная армия (ЛНА) фельдмаршала Халифы Хафтара готова к любому развитию событий вокруг удерживаемого ею стратегически важного города Сирт, продолжает стягивать к нему дополнительные силы. Об этом сообщил 14 июня ливийский военный источник. «Армия стянула подкрепления к западу от Сирта, — указал он. — Войска находятся в полной боевой готовности к тому, что может произойти. Мы ожидаем много событий в предстоящий период и готовы к любым сценариям их развития». 13 июня телеканал «Аль-Арабия» со ссылкой на собственные источники передавал, что вооруженные формирования Правительства национального согласия (ПНС) премьера Фаиза Сарраджа планируют провести масштабную операцию для установления контроля над Сиртом. При этом отмечалось, что наступление будет проходить под командованием турецких военных. Некоторое время назад канал сообщил о переброске в район этого города спецназа ЛНА «Ас-Саика» («Молния»). Отметим, кстати, что  он укомплектован в основном представителями пламени варфалла, которое является главной племенной группой Киренаики. Это говорит о том, что Хафтар отказался от всех иных местных попутчиков и сделал единственно верный выбор в этой ситуации на самые крупные племена на востоке страны. И это правильно — только это обстоятельство может сделать  перспективу дальнейшей экспансии ПНС на восток Ливии проблематичной. Напомним, что сейчас основная задача для ПНС и Анкары является захват Сирта и Джуфры как достаточного условия для: а) монополизации нефтяного экспорта;  б) создание устойчивой линии обороны, которая гарантировала бы военную и политическую устойчивость Триполи от любых попыток новых военных наступлений со стороны ЛНА. Речи о захвате всей Киренаики не было и и не будет. И не случайно, что неделю назад глава МВД столичного правительства Фатхи Али Башага сообщил, что ПНС будет готов к мирным переговорам с ЛНА только после того, как вернет контроль над Сиртом и авиабазой в муниципалитете Эль-Джуфра. Территория вокруг Джуфры и Сирта стратегически важна для ПНС, как ворота в Восточную Ливию и благодаря жизненно важной нефтяной промышленности региона. Контроль над этой территорией позволит максимально укрепить позиции ПНС в любых мирных переговорах с ЛНА, усилив его способность изолировать командующего ЛНА Халифу Хифтара. Город Сирт — главный прибрежный город между Мисуратой и так называемым «нефтяным полумесяцем», где расположены ключевые нефтяные экспортные терминалы, включая Рас-Лануф и Ас-Сидр. ЛНА контролирует нефтяные терминалы и блокирует экспорт нефти с января 2020 года, отрезая столь необходимые финансовые ресурсы от ливийской экономики. База в Джуфре является самой важной военной базой на разделительной линии между востоком и западом Ливии и станет естественным стартовым пунктом для любого наступления против другой стороны. Эта база  также представляет собой критическую точку входа и старта для обеспечения безопасности нефтедобывающих объектов в верхнем части нефтяного бассейна Сирта, самого важного ливийского бассейна, который в значительной степени контролируется ЛНА и ее союзниками. Напомним, что в мае 2016 года лояльные ПНС силы начали в Сирте операцию под кодовым названием «Аль-Буньян аль-Марсус» по освобождению его от экстремистов из террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ). Она проходила при поддержке боевой авиации США, которая по просьбе ПНС нанесла почти 500 ударов по объектам в самом городе и его окрестностях. Об окончательном выдворении боевиков из Сирта было объявлено 6 декабря 2016 года.  Сирт находился под контролем ПНС до конца прошлого года, а в начале января текущего был занят ЛНА. Причем без особого труда, поскольку местные племенные группы являлись  во времена Джамахирии основными поставщиками рекрутов в армию и спецслужбы, а те самые пресловутые сторонники ИГ были  в основном выходцами из Мисураты, которые просто ушли к себе обратно в город. Взятие Сирта при этом не является простой задачей: в отличие от западного побережья Средиземного моря, где племенное ополчение зинтан просто перешло на сторону ПНС, в Сирте племена  каддафа и варфалла такую лояльность не демонстрируют. Именно по этой причине ПНС отказалось от идеи штурма оплота племени  варфаллы Бени-Валида.

Помимо этого существует еще несколько препятствий для ПНС в рамках развития дальнейшего оперативного военного успеха.

  1. Как полагают американские эксперты, если силы ПНС преуспеют в продвижении вглубь Центральной и Восточной Ливии, она рискует побудить главных иностранных спонсоров ЛНА — Египет, Россию и Объединенные Арабские Эмираты — к усилению своего участия в раздираемой войной североафриканской стране. Россия, Египет и Объединенные Арабские Эмираты уже оказали Хафтару значительную поддержку и вряд ли позволят поддерживаемому Турцией ПНС захватить Восточную Ливию или критически важные нефтяные месторождения.
  2. Любое успешное продвижение сил ПНС вглубь для захвата Сирта и Джуфры потребует существенной турецкой поддержки. ЛНА не спешит покидать свои позиции перед лицом наступления ПНС в Сирте и Джуфре, как это было в начале этого месяца в Тархуне и вокруг Бани-Валида. Здесь в действие вступает традиционное для Ливии племенное противостояние по линии Восток -Запад, что означает приоритет использования в наступлении сирийских наемников, которые в общем-то организованным военным наступательным операциям не обучены. А турки собственными кадровыми частями воевать не будут.
  3. Силы ПНС продемонстрировала слабую способность поддерживать быстрый темп устойчивых наступательных операций в Центральной Ливии из-за чрезмерно растянутых цепочек поставок. То есть, они столкнулись ровно с такой же проблемой, что в свое время и ЛНА. Более длинные логистические цепочки поставок также подвергают силы ПНС растущим рискам нанесения авиаударов со стороны ЛНА и ее иностранных сторонников, включая Египет и ОАЭ. При этом силы ПНС были в состоянии компенсировать превосходство в воздухе ЛНА в Западной Ливии только за счет увеличения числа турецких беспилотных летательных аппаратов, средств ПВО и радиоэлектронной борьбы; ПНС нуждалась бы в таком же уровне поддержки со стороны Турции, чтобы продолжить свое продвижение в Центральной Ливии. Заявления Р.Т.Эрдогана указывают на то, что такая поддержка будет оказана, но технически сделать это будет очень сложно, особенно если Египет начнет использовать свою авиацию. И не только Египет — наличие загадочных Мигов в Джуфре продолжает будоражить США: они полагают, что пилотами на них будут  российские летчики, что в состоянии  поменять ситуацию в воздухе в корне.  То есть, дальнейший успех в продвижении вглубь Центральной и Восточной Ливии со стороны ПНС   рискует спровоцировать более значительную интервенцию в поддержку ЛНА со стороны России, Египта и ОАЭ. При этом американские аналитики отмечают, что несмотря на развертывание истребителей на авиабазах Джуфра и Хадим в прошлом месяце, Россия до сих пор избегает серьезно участвовать в боевых действиях против ПНС, даже когда наступление его сил продемонстрировало положительную динамику. Как они полагают, такая позиция Москвы  может быть вызвано молчаливым соглашением с Анкарой о том, что наступление ПНС не будет посягать на позиции России, отсутствием какого-либо намерения непосредственно вмешиваться в наступательную боевую роль и/или оперативной неспособностью принять более активное участие. От себя добавим, что скорее всего мы имеем налицо сочетание всех этих трех факторов: Москва оттянула силы ЧВК «Вагнер» к Джуфре и Сирту и тем самым провела «красную черту» для дальнейшего наступления ПНС. Теперь идут российско-турецкие консультации на эту тему дальнейшего разграничения. Дата встречи министров иностранных дел России и Турции, намечавшейся на 14 июня, будет согласована дополнительно. Об этом говорится в сообщении, размещенном в воскресенье на сайте российского внешнеполитического ведомства. «По поручению президентов России и Турции министерства иностранных дел и обороны двух стран активно работают в поддержку ливийского урегулирования, — указали в МИД РФ. — Эксперты находятся в контакте в интересах скорейшего согласования прекращения огня, а также налаживания межливийского переговорного процесса на политическом и экономическом направлениях под эгидой Организации Объединенных Наций в соответствии с решениями Берлинской международной конференции от 19 января и резолюцией 2510 СБ ООН».  «Работа продолжается. Дата встречи министров иностранных дел и обороны двух стран будет согласована дополнительно», — добавили в МИД РФ. 13 июня в МИД РФ сообщали, что министры иностранных дел и обороны России отправятся 14 июня в Турцию для проведения межведомственных консультаций по региональной проблематике. Если эти консультации пройду успешно, то далее последует российско-турецкий саммит, который даст «зеленый свет» для ливийского мирного урегулирования, или, как минимум, устойчивого перемирия. На этом фоне между сторонами и их иностранным спонсорами начались негласное консультации. Их координатором является  Салем аль-Хасси, возглавлявший в течение некоторого времени постреволюционные разведывательные службы Ливии. Сейчас он активно консультируется с Тобруком и Триполи  для разрешения ливийского противостояния. При этом С.аль-Хасси находится в хороших отношениях с большинством иностранных игроков в стране, в частности с американскими, российскими и эмиратскими спецслужбами.

В рамках повышения своих переговорных козырей  Египет размещает все больше своих военных на базах в Западном Египте, что дает сигнал о том, что Каир рассматривает возможность более прямого вмешательства, если позиция Хафтара продолжат ухудшаться. Объединенные Арабские Эмираты лишены возможности более активно взаимодействовать с наземными силами ЛНА, но вместо этого, скорее всего, попытаются спасти положение  с помощью постоянной финансовой поддержки, авиаударов и поставок вооружения.

В течение нескольких дней силы  фельдмаршала Халифа Афтара были оттеснены с большинства фронтов на западе Ливии протурецкими силами, что было поддержано катарскими финансами и материально-технической поддержкой США. И последний фактор обусловлен исключительно паникой американцев в связи с перспективой якобы повторения российской стороной в Ливии «сирийского сценария».  Москва активизировала свои усилия по оказанию помощи Хафтару путем предоставлением ему 14 МиГ-29 не только с целью стабилизации ситуации на фронтах, но и и тем самым была преодолена катастрофа в умах  и настроениях других спонсоров Хафтара.   Военная катастрофа   повергла в глубокое сомнение эмиратских, египетских и французских союзников ЛНА. Каир, который в последние месяцы был разочарован «военным гением» Хафтара, все больше склоняется к тому, чтобы отказаться от своих намерений закрепиться в Триполитании и сосредоточиться на военном укреплении в Киренаике с выдвижением на первые роли  своего давнего местного союзника, председателя Палаты представителей в Тобруке Акилу Салеха. По мере того как позиции Хафтара слабели, Каир дистанцировался от Абу-Даби, который упрекает египетскую армию в том, что она не вмешивается в ситуацию.  При этом Абу-Даби также ставит под сомнение дальнейшее пребывание Хафтара во главе ЛНА. Вложив большие суммы в его поддержку, наследный принц Абу-Даби Мухаммед бен Заид Аль Нахьян начинает уставать от того, что деньги, выделенные на ЛНА, фактически уходят в «черную дыру». Снабжение сил находится в руках сыновей Хафтара — Саддама Хафтара, Халеда Хафтара и Белкасема Хафтара, что вызывает уже открытое недовольство большинства командиров ЛНА. Одновременно они требуют от ОАЭ увеличения материальной поддержки. В последние недели ссоры между эмиратскими офицерами и офицерами штаба Хафтара на эту тему время от времени переходили даже в прямое рукоприкладство. В этой ситуации Москва играет на успокоение страстей своими действиями и дипломатией, предлагая  перенесение решение судьбы Хафтара  на более поздний срок.

Париж также взял паузу. Например, силы Хафтара обратились за французской помощью для эксплуатации южноафриканских вертолетов «Газель» и «Супер Пума»», поставляемых южноафриканской группой во главе с Кристианом Дюрантом и Лафрасом Луйтингом. Но специалисты этой компании поспешно покинули страну, прихватив с собой технические инструкции для вертолетов. Эксперты DGSE, которые хорошо знают и эксплуатируют эти вертолеты в рамках своих операций, сначала провели аудит того, что было необходимо для их эксплуатации. Но затем вся эта операция была остановлена по прямому приказу из Парижа, который не захотел принимать в ней дальнейшего участия.

Успех наступательных операций сил ПНС под командованием  турецких военных в Триполитании был обусловлен и успешной реализацией программы воздушного доступа/отказа в зоне (A2/AD), которая  застала врасплох ЛНА и их спонсоров. Контроль в зоне A2 / AD был осуществлен стационарным радаром Raytheon в Триполи и Мисурате и радаром Thales на турецких кораблях вдоль побережья. Но основную роль в этом сыграло скоординированное  с этим развертывание американских «глушилок», что  сделало всю зону свободной для действий протурецких сил без опаски получить «гостинец» с воздуха.  Вооруженные силы ОАЭ оказались не готовы вступить в бой в условиях, выходящих за рамки партизанской войны. Развертывание турецкой и американской РЭБ сделало эмиратские беспилотники Wing Loong  фактически  неработоспособными и привело к тому, что многие из них были потеряны. Эта ситуация, которая напугала Абу-Даби, заставила его держать свои истребители Mirage на летном поле без дела. Ровно этот предательский удар в спину от американцев породил было сомнения в Абу Даби и Каире в перспективах успеха своих действий в Ливии. Но действия Москвы похожа вернула некий оптимизм в ряды спонсоров ЛНА и заставляет их разрабатывать новые схемы сохранения своего влияния в стране.

52.49MB | MySQL:104 | 0,270sec