Тема Ливии на переговорах министров иностранных дел Турции и Италии

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу подтвердил, что его страна продолжает работать с Италией для «достижения прочного мира и плодотворного политического процесса в Ливии». Заявление главы МИД Турции прозвучало во время совместной пресс-конференции, устроенной Чавушоглу для его итальянского коллеги, Луиджи де Майо, после их встречи в турецком Министерстве иностранных дел в столице страны, Анкаре 19 июня.

М.Чавушоглу проинформировал итальянского министра иностранных дел о своем визите в Ливию в прошлую среду, выразив желание Турции увидеть Италию на двусторонних и трехсторонних форумах по Ливии и указав, что Анкара сообщила об этом России и другим странам.

Он заявил: «Италия не поддерживает Хафтара, как некоторые страны Европейского союза, но прилагает искренние усилия, чтобы прекратить огонь и продвинуть политический процесс».

Глава МИД Турции высоко оценил усилия, предпринятые Италией в Ливии, сказав: «Мы понимаем важную роль, которую Италия играет здесь, в Ливии, и мы благодарим их за это, поскольку они сыграли сбалансированную роль». Кроме того, Турция может совместно работать с Италией, чтобы обеспечить потребности Ливии в электроэнергии.

Турецкий министр отметил, что реакция, которую Анкара продемонстрировала на сегодняшний день, направлена ​​против шагов, направленных на ее удаление из восточного Средиземноморья, подчеркнув, что Турция готова сотрудничать со всеми открытыми партиями для равноценного диалога, добавив: «Там, где нет мира и обмена, напряженность всегда преобладает».

Чавушоглу подчеркнул, что для стабильности в Ливии, Турции и Италии полезно совместно работать в восточной части Средиземного моря.

Что касается европейской операции IRINI по контролю за эмбарго на поставки оружия в Ливию, то Чавушоглу считает, что этот процесс не был объективным, поскольку он, как правило, не способствует решению проблемы Ливии или решению таких вопросов, как эмбарго на поставки оружия и его мониторинг.

«Я хотел бы отметить, что Италия может внести важный вклад в решение существующих проблем путем диалога», — добавил он: «Все страны вокруг Восточного Средиземноморья должны делиться всеми богатствами региона. С точки зрения подтверждения сотрудничества в восточной части Средиземноморья я хотел бы от всего сердца высказать свое мнение относительно операции IRINI, — передает слова министра агентство Anadoly, сказавшего далее: «Мы не сомневаемся в доброй воле Италии, которая участвовала в этой операции, чтобы как можно скорее остановить конфликты здесь, но мы считаем, что все должно быть сбалансировано. Операция IRINI несбалансированная и предвзятая. Требования и Правительства национального согласия при ее проведении не были выполнены».

Ливийское новостное агентство приводит выдержки из выступления министра иностранных дел Италии Луиджи де Майо, заявившего на пресс-конференции, что, по его убеждению, политическое решение ливийского кризиса, а также, «единственное жизнеспособное решение, все еще возможны». Глава внешнеполитического ведомства Италии также объявил в Анкаре, что в ближайшие дни он начнет переговоры с ПНС в Триполи и другими ливийскими сторонами, чтобы попытаться донести до них обеспокоенность ситуацией в Ливии, не только Италии и Европы, но также и всего международного сообщества. Итальянский дипломат заявил, что следующие шаги будут заключаться в том, чтобы «побудить стороны достичь прекращения огня и начать политический диалог».

Напомним, что 31 марта Европейский союз объявил о начале операции IRINI, что на греческом языке означает «мир», для контроля над эмбарго на поставки оружия Ливии.

С самого своего начала это действо напоминало, что угодно, только не эффективные действия морских и воздушных сил стран-членов ЕС, (читай НАТО) по недопущению поставок оружия в Ливию. И турецкий министр иностранных дел с этой точки зрения не грешит против истины: действия ВМС Франции, Италии, Греции, основных участников операции не помешали доставке оружия и боеприпасов враждующим сторонам, а стали профанацией ее продекларированных целей и задач. Итальянские корабли разместились около Мисураты и занялись радиоразведкой и РЛС-мониторингом активности авиации ЛНА, а французские – в открытую разведкой действий ВМС Турции, и даже попытались остановить и досмотреть одно из турецких грузовых судов, что было тут же предотвращено вмешательством конвоировавшего его, турецкого фрегата. Следует отметить, что в это же самое время, Южное командование НАТО проводит военно-морские учения в районе Корсики и Сардинии, где силы и средства всех трех упомянутых стран, включая турецкие подводные лодки, вполне себе проводят маневры бок о бок с друг другом, словно и нет никакой напряженности между ними, буквально в нескольких сотнях миль юго-восточнее.

Встреча де Майо с главой турецкого МИДа ознаменовала собой подведение основными внешними покровителями ПНС промежуточного итога проекта, который мы условно называли «Триполийский пашалык». То есть, области, управляемой пашой, в качестве которого выступает Ф.Саррадж. По иронии судьбы, бывшие колонизаторы, Турция и Италия, выступают на этот раз вместе, поскольку между ними нет на этот счет никаких принципиальных разногласий. Итальянцы не оспаривают у турок политическое и идеологическое верховенство над новоявленным протекторатом, в обмен получая гарантии для своего бизнеса в Ливии и права на участие во всех будущих инфраструктурных проектах, где у Турции не хватает сил, навыков и умения осуществить их самим.

С другой стороны в Италии закрывают глаза на то, что с началом турецкой военной интервенции в Ливии открыто и публично, все чаще заявляется о возвращении растущего терроризма в стране, ставшего ближе, чем когда-либо, в свете четкого международного молчания об этой интервенции, которая уже привела в страну тысячи наемников, в том числе боевиков-экстремистов.

Соперники Анкары полагают, что турецкая интервенция в Ливию усилила напряженность в сфере безопасности и усугубила кризис, от которого страдает страна, и бросила тень на граждан, когда она вынудила силы Ливийской национальной армии уйти из некоторых западных городов.

Несколько стран, а также иностранные и местные организации неоднократно предупреждали о том, что террористические организации вновь прибывают в Ливию, куда Турция направляет наемников и иностранных боевиков, сражающихся вместе с силами ПНС и союзными им ополченцами, против ЛНА.

Такую точку зрения высказал ливийский писатель и политолог, Фаузи аль-Хаддад заявивший, что Ливия постепенно становится идеальным местом для существования террористических групп, и что в дополнение к сильному вакууму власти в стране, существуют обширные, никем не контролируемые пустынные районы, простирающиеся на восток, запад и юг.

Ф.аль-Хаддад считает, что международному сообществу нужны места для «захоронения террористических отходов, особенно из Ирака и Сирии», на фоне подозрительного международного молчания по поводу операций по доставке наемников из Сирии в Ливию с целью избавления сирийского региона Идлиба от боевиков-экстремистов и террористов, собравшихся там со всей Сирии.

Международные силы, являющиеся одними из участников продолжающегося конфликта используют терроризм в качестве оружия для достижения своих собственных целей, и если ливийцы не найдут слово, которое объединит их, они не смогут искоренить эту злокачественную опухоль из своей страны, которая расширяет спектр столкновений и увеличивает интенсивность конфликта, — уверен аль-Хаддад, утверждающий, что, на самом деле, международное сообщество не будет стремиться к достижению реальной стабильности в Ливии, если, прежде всего, на то не будет реальной воли со стороны всех ливийских сторон. Все здравомыслящие ливийцы, по его мнению, протестуют в этот трудный период и выступают в поддержку идеи о принятии «хартии чести», которая соберет их диаспору и позволит построить новое государство вдали от амбиций групп, партий и личностей, финансируемых за счет иностранных средств, чтобы спасти свою страну от опасности террористов и экстремистов, которые ее разрушают.

Утопичны ли выкладки аль-Хаддада? Не более, чем идея сентябрьской революции 1969 года или нынешние планы главы парламента Акиллы Салиха об учреждении триумвирата и, де-факто, конфедерализации Ливии. Главное, это то что пока вот такие вот внешние силы, как союзные Италия и Турция договариваются между собой, речь идет не о благе ливийцев, точно так же, как и тогда, когда эмиссары Х.Хафтара обращаются за поддержкой в Каир, Абу-Даби или в Москву, а об обеспечении их собственных, интересов, и больше ни о чем.

Итало-турецкие договоренности, в том числе и молчаливое одобрение Италией морских инициатив Анкары и Триполи (еще бы, ведь они затрагивают почти всех, кроме Италии), наверняка не останутся незамеченными у их визави. Очевидно, что Каирская декларация, с каждым днем все более условная и ни к чему не обязывающая, пополнит ряды таких же фикций на ливийскую тему, как операция IRINI и Берлинская конференция. Под их прикрытием, все стороны готовятся к решающей схватке за Ливию, пускай, пока за ее половину, но, неизбежно за первой последует и вторая. И мантры о «невозможности военного решения», чем чаще они звучат, тем очевиднее будет их смысл, состоящий в том, что решение будет военным. Италия и Турция (с Катаром) определились. Теперь ход за их визави, им будет труднее договориться, но что-то делать придется. Главное, не отдать инициативу Парижу, у того в ливийских делах есть редкий талант: испортить все и себе, и другим.

52.74MB | MySQL:104 | 0,331sec