Италия и Греция противодействуют усилению активности Турции в средиземноморском регионе

Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что его страна хочет сотрудничать с Италией в вопросе обеспечения Ливии энергоресурсами. С таким заявлением он выступил 19 июня на пресс-конференции со своим итальянским коллегой Луиджи ди Майо.  «Мы хотим работать с Италией в вопросах энергетики. Сегодня Ливия нуждается в электроэнергии, и мы вместе можем обеспечивать ее. Происходящее в Ливии сейчас наиболее влияет на ситуацию в Италии и на Мальте», — передает слова Чавушоглу телеканал «Хабертюрк». Он указал, что Анкара также заинтересована работать с Римом и в Восточном Средиземноморье, где Турция намерена добывать углеводороды на шельфе Кипра. Проблемным моментом остаются споры турецкой и кипрской сторон вокруг границ исключительных экономических зон и прав на ресурсы.  Ди Майо, коснувшись вопроса о ливийском урегулировании, заявил, что Италия и Турция «поддерживают план мирного урегулирования в Ливии под эгидой ООН». «Мы хотим, чтобы конфликт закончился, и в Ливии был установлен постоянный режим прекращения огня», — сказал он. Чавушоглу в свою очередь прокомментировал ситуацию с военно-морской операцией Евросоюза IRINI, которая направлена на контроль за соблюдением эмбарго ООН на поставки оружия в Ливию. По его словам, она «лишена сбалансированности». «Ожидания ливийского правительства не оправданы. Приходящее с севера оборудование контролируется только частично. А есть ли контроль над оружием из Сирии или Абу-Даби? Франция, участвующая в IRINI, лично доставляет вооружения в Ливию», — сказал турецкий министр.  В настоящее время Турция блокирует все попытки достижения договоренности между ЕС и НАТО об оказании кораблями альянса в регионе содействия военно-морской операции Евросоюза IRINI . По информации как европейских, так и арабских СМИ, Анкара якобы систематически нарушает эмбарго ООН, перебрасывая оружие и наемников, в том числе из Сирии для поддержки базирующегося в Триполи Правительства национального согласия Фаиза Сарраджа, воюющего с Ливийской национальной армией Халифы Хафтара.
В этой связи ряд экспертов отмечает, что приведенный выше обмен дипломатическими любезностями не должен вводить в заблуждение относительно сохраняющего напряжения в позиции двух стран по ливийскому досье. Рим отчетливо чувствует угрозу растущего влияния Анкары в Ливии и не прекращает своих усилий с целью сохранения своих экономических интересов как внутри этой страны, так и в регионе Средиземного моря. На сегодня перед итальянцами стоит очень четкая цель сделать все возможное, чтобы попытаться спасти свои активы в Ливии. В этой связи отметим, что на фоне оптимистичных заявлений по итогам встречи министров иностранных дел двух стран параллельно, по ряду данных, Рим не только подтвердил, но и акцентировал свою оппозицию действиям Турции на ливийском направлении на встрече представителей стран НАТО, которая состоялась 17 июня под эгидой генерального секретаря организации Йенса Столтенберга. Такая позиция логична: влияние Италии в ливийском кризисе на сегодня пропорционально уменьшилось с ростом роли и влияния Турции. Союз Фаиза Сарраджа с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом может стоить главе ПНС поддержки его главного союзника из Европейского союза.
Рим, который последовательно воздерживался от контактов и поддержки Халифа Хафтара, предпочитая поддерживать ПНС в Триполи, сегодня серьезно обеспокоен тем, что действия Турции могут поставить под угрозу безопасность итальянских инвестиций в Ливию. Недавние военные успехи поддерживаемых Турцией сил ПНС против ЛНА придали стремлению Р.Т.Эрдогана получить контроль над строительным, нефтегазовым и судоходным секторами Ливии дополнительный мощный импульс. До сих пор итальянский нефтяной гигант Eni, эксплуатирующий ливийское месторождение Elephant, известное как El Feel, был довольно уверен в своем будущем в этой стране. Однако в последние несколько дней он публично и без огласки активно лоббировал итальянских депутатов парламента поддержать усилия ЕС по «антитурецкой» блокаде. Существует также большое количество итальянских компаний, действующих в Ливии в строительстве и секторе общественных работ, таких как Impregilo, Garboli-Conicos и GrupoMaltauro, в транспорте — Iveco, Calabrese, Gruppo Maltauro, Gruppo Messina, Grimaldi и Alitalia, а также в секторе телекоммуникаций с государственными Sirti и частной группой Telecom Italia. Эта часть бизнеса также серьезно опасается своего вытеснение с ливийского рынка турецкими конкурентами.
Одним из проявлений такой озабоченности Рима стало подписание министром иностранных дел Италии Луиджи ди Майо и его греческим коллегой Никосом Дендиасом 10 июня морского соглашения о разграничении исключительных экономических зон (ИЭЗ) между двумя странами. Было также подписано Совместное уведомление в адрес Европейской комиссии, в котором, по словам греческих правительственных источников, содержится просьба двух государств изменить в будущем правила общей политики в области рыболовства, чтобы, когда Греция решит расширить свою прибрежную морскую зону с нынешних 6 морских миль до 12 морских миль, сохранилась существующая рыболовная деятельность итальянцев в районе, который в настоящее время является международными водами. Оно обновляет условия соглашения, подписанного между двумя странами в 1977 году. Это должно дать Италии и Греции возможность совместно и уже вполне легитимно противостоять сделке, заключенной в ноябре между ливийским ПНС и Турцией, которые претендуют ровно на те же морские зоны. Борьба за контроль над ними является столь же стратегической целью как для Италии, как и для Турции, поскольку регион Восточного Средиземноморья располагает крупными месторождениями газа, над которыми обе страны хотели бы установить если не полный, то максимальный контроль. Таким образом, Рим присоединился фактически к инициативе Афин по экономической блокаде претензий Анкары на владение Средиземноморском шельфом путем подписания соглашений ИЭЗ со всеми своими соседями. Афины продолжили этот процесс в рамках переговоров с Каиром, который Н.Дендиас посетил 18 июня. Греция также хочет немедленно обсудить тему разграничения исключительных экономических зон с Албанией, с которой в 2009 году уже было достигнуто соответствующее соглашение, аннулированное позднее албанским Конституционным судом. Дендиас также подчеркнул, что Греция в любой момент имеет право расширить свои территориальные воды с 6 до 12 морских миль, хотя Турция считает такой шаг угрозой своим интересам в Эгейском море и угрожает Афинам в этом случае военными действиями. «Расширение прибрежных вод — право нашей страны, которое может быть реализовано, где и когда Греция захочет», — сказал греческий министр. На вопрос о casus belli, о котором говорила Турция в таком случае, Дендиас ответил, что «угроза войны непостижима в современном мире».
При этом министр считает, что в данный момент сценарий, согласно которому Греция и Турция сядут за стол переговоров, «не существует». Касаясь недавней публикации в правительственной газете Турции серии заявок на предоставление турецким правительством лицензии на проведение поиска и разработку углеводородов государственной нефтяной компанией Турции в районах греческого морского шельфа, глава МИД сообщил, что «тема этой турецкой провокации будет обсуждаться по просьбе Греции на следующем заседании Совета ЕС по иностранным делам [в режиме видеоконференции]». «Если Турция считает, что может с помощью давления заставить Грецию отказаться от своих законных по международному праву национальных интересов, то она совершает очень большую ошибку», — сказал он. Глава МИД Греции призвал соседнюю страну не выносить постоянно различные вопросы на обсуждение, потому что Афины могут сделать то же самое. Например, по его словам, «Лозаннский мирный договор [1923 года] предусматривает, что конечный предел суверенитета Турции в Эгейском море составляет 3 морских мили от ее островов. Есть несколько островков за пределами трех миль, которые Турция считает своими собственными», — сказал Дендиас.   Касаясь ситуации на сухопутной границе с Турцией в районе Эврос, министр подчеркнул, что попытка Турции создать там [в феврале и марте] иммиграционные потоки была «большой неудачей и большой ошибкой», и «в конце концов она не дала никакого результата». При этом «она заставляет Грецию строить [на границе] забор, потому что мы вовсе не уверены, что Турция не попытается это сделать снова», пояснил глава МИД. Однако Турция выступает категорически против возможного расширения Грецией своих территориальных вод в Эгейском море и утверждает, что у греческих островов нет права на морской шельф. Анкара не подписала Конвенцию ООН по морскому праву, согласно которой страны могут расширить свои территориальные воды до 12 морских миль. В 1995 году во время ратификации этой конвенции греческим парламентом Турция заявила, что в случае, если Греция расширит свои территориальные воды до 12 морских миль, это будет рассматриваться как нарушение национального суверенитета Турции и, следовательно, станет так называемым casus belli (поводом для войны).

52.81MB | MySQL:107 | 0,467sec