Израильские эксперты о политике России в отношении Сирии

Госсекретарь США Майк Помпео 17 июня с.г. объявил о введении новых санкций против Сирии, а именно, против президента Башара Асада и его жены Асмы, всего 39 человек и организаций. Это продолжение санкционной политики Вашингтона в рамках принятого Конгрессом США в декабре 2019 года «Закона Цезаря», который позволяет вводить политические и экономические ограничения за «войну и зверства против сирийского народа».

По мнению Йони Бен Менахема, аналитика Иерусалимского центра публичной политики (Jerusalem Сenter for Рublic Аffairs, JCPA), фабрики мысли правого толка, продвигающей повестку дня израильских «ястребов», позиция России по ситуации в Сирии заключается в том, что, несмотря на победу в гражданской войне, из-за новых санкций земля начинает гореть под ногами президента Б.Асада. Он должен поддерживать хорошие отношения с Россией и Ираном, чтобы удержать власть, и для этого ему придется сдерживать своего брата Махера Асада [проводника иранских интересов в сирийском руководстве], фигуру, которая «отказывается выполнять инструкции Кремля».

Семья Асада принадлежит к алавитскому меньшинству в Сирии, которое обеспокоено развитием событий, а именно конфликтом между семьей Асада и миллиардером Рами Махлюфом, двоюродным братом президента, а также новой напряженностью в отношениях с Кремлем.

Израильский аналитик пишет о том, что президент России В.Путин не заинтересован в замене Башара Асада, но хочет, чтобы послушный и дисциплинированный сирийский президент следовал его указаниям и позволил России пожинать плоды своих инвестиций в Сирию. В конечном итоге именно семья Асада придает российским вооруженным силам легитимность перед лицом международного сообщества, позволяя им оставаться в Сирии в качестве «гостей режима»[i].

Пинхас Инбари, эксперт Иерусалимского института публичной политики, журналист и комментатор, специалист по Ближнему Востоку, также рассматривает разногласия в сирийской правящей семье (между Башаром и его женой Асмой, с одной стороны, и Рами Махлюфом – с другой), на фоне которых стоит Россия.

Ссылаясь на источники в сирийской оппозиции, П.Инбари полагает, что в основе разногласий в семье Асада лежит требование Кремля начать финансовое погашение долга за огромные расходы Москвы по спасению его режима, тогда как России не удалось взять под контроль нефтяные месторождения Сирии и обеспечить себе перспективы развития газового потенциала у сирийского побережья. Точно также как Саддам Хуссейн считал Национальный банк Ирака своим частным банком и опустошил его во время своего крушения, семья Асада перевела крупные суммы из Национального банка в частный банк на имя Махлюфа. Когда Асма Асад обратилась к двоюродному брату мужа с просьбой оплатить долг России, тот отказался, утверждая, что деньги не семьи, а его личные. Израильский эксперт отмечает, что многие на Ближнем Востоке стали задаваться вопросом, сочтены ли дни президента Башара Асада.

П.Инбари пишет о том, что Москва хочет ограничить свое присутствие в Сирии теми областями вдоль «алавитского побережья», которые действительно интересуют ее. По этой причине к ужасу Асада Россия и Турция пришли к пониманию по Идлибу. В этом отношении интересы России совпадают с интересами алавитской элиты и командования сирийской армии на севере (аналогичные признаки эксперт просматривает также в Ливии). Они видят, что происходит в южной части Сирии, когда сирийская армия представляет собой не что иное, как собрание шиитских ополченцев в сирийской форме, и то, что они делают, – это превращают Южную Сирию в шиитский район с помощью религии по иранской модели. На севере алавитское духовенство понимает, что то же произойдет в их регионе, если расширится влияние Ирана. Именно они являются одним из главных факторов, препятствующим закреплению иранцев в Северной Сирии. При этом Асад не мог отказаться от Ирана, и позволил ему превратить Великую мечеть Омейядов в шиитскую хусейнию[ii].

По мнению Цви Бареля (аналитик по ближневосточным делам газеты Haaretz, имеет научную степень по истории Ближнего Востока, преподает в Академическом колледже им. Пинхаса Сапира и является научным сотрудником Института проблем мира им. Трумена при Еврейском университете в Иерусалиме, а также Центра иранских исследований), Кремлю нужно выдавить Иран из Сирии, чтобы пожинать плоды своих стратегических инвестиций. Тем временем союзник Ирана Рами Маклюф препятствует тому, чтобы Россия получила вознаграждение за оказанную поддержку Б.Асаду.

В 2015 г. российская стратегия основывалась на четком и простом принципе: удержать Асада у власти, уничтожить повстанцев и расширить правление режима, чтобы в конечном итоге создать государство, которое будет находиться под российским патронажем или, по крайней мере, под российским влиянием. Москва рассчитывала достичь этих целей в течение недель или месяцев, но реальность оказалась намного сложнее. Иран уже принимал активное участие в войне, «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России) контролировало большие территории на северо-востоке страны, а десятки, если не сотни милиций – как повстанческих, так и лояльных режиму, – установили почти автономное правление в различных частях страны. Что еще хуже для Москвы, количество бойцов в милициях, лояльных режиму, превышало более чем в два раза количество военнослужащих регулярной армии, и это без учета иранских ополченцев.

России пришлось выстроить новую стратегию, которая выходила за рамки использования ее авиации для оказания помощи силам режима. Москва должна была обеспечить, чтобы ее военный вклад в победу Асада принес финансовые, дипломатические и стратегические плоды. Россия начала объединять ополченцев и интегрировать их в армию Асада. Одним из примеров стали «Силы тигра», спонсируемые Рами Махлюфом. Этот спецназ состоял как минимум из 24 частей, каждая из которых носила имя своего командира. Россия смогла заставить Асада интегрировать эти силы в армию, нейтрализовав тем самым контроль Махлюфа.

Летом 2019 года Асад переименовал подразделение и оно превратилось в 25-ю дивизию спецназа, военнослужащие которой были тщательно отобраны и обучены российскими офицерами и инструкторами. Таким образом, Россия усилила боевые подразделения, действующие под командованием Асада, и, что еще более важно, она отказала Тегерану в возможности использовать спецназ через Махлюфа в стремлении создать военные силы, параллельные сирийской армии. Россия вынудила Асада внести другие изменения в вооруженные силы, например, заменить высокопоставленных офицеров и принять тактику, разработанную российским Министерством обороны. Конечная цель заключалась в создании сильной, квалифицированной, аполитичной армии, которая будет подчиняться Башару Асаду, но управляться Россией. Асад также приказал арестовать генерала Гасана Билала, которого Иран предлагал сделать главой военной разведки, но Россия выступила против.

Ц.Барель отмечает, что в рамках своей военной операции в Сирии Россия начала изучать способы получения доходов и контроля над экономикой. В 2018 году Иран подписал ряд соглашений, предоставивших ему эксклюзивные права в послевоенных соглашениях, но Россия получила франшизы на добычу нефти и инфраструктуру. Москва по-прежнему стремится вытеснить Иран из проекта восстановления Сирии, чтобы заявить о себе как об образце успеха и получить выгоды в других местах, таких как Ирак, Ливия и Йемен.

Успех в Сирии стал жизненно важным стратегическим стремлением, альтернативой американскому влиянию на Ближнем Востоке. Но у России нет сотни миллиардов долларов, которые по оценкам необходимы для восстановления страны. Главным препятствием является присутствие Ирана и ливанской «Хизбаллы», которые из-за санкций против них создают препятствия для иностранных инвестиций из Европы и США.

России пишет Ц.Барель, нужно быстрее убрать Иран с арены. Вот почему Москва допускает атаки Израиля по иранским базам в Сирии. Израиль бомбит согласованно и, неудивительно, что российская сторона не отреагировали на шесть авиаударов, нанесенных Израилем в конце апреля 2020 г. Москва также промолчала, когда министр обороны Израиля Нафтали Беннет заявил, что Израиль не только занимается ограничением иранского закрепления в Сирии, но и стремится полностью вывести Иран из Сирии.

Однако не только удары Израиля приводят к сокращению иранских сил в Сирии. Россия удерживала Иран от соглашений, которые она подписала с Турцией о прекращении огня в Идлибе, последнем оплоте повстанцев в стране. Москва также не подпускает иранцев к осуществлению полицейской миссии, чем занимается российская военная полиция.

Чтобы усилить давление на Асада с целью продвижения дипломатического плана, Россия требует от него оплаты части расходов.  Ц.Барель сравнивает это с мафиозным бизнесом, когда у цели нет денег, семья должна прийти к его помощнику. Вот и Россия «предложила», чтобы Асад заставил Махлюфа заплатить 3 млрд долларов, и когда последний отказался, заявив, что у него нет таких денег, Россия продемонстрировала Асаду доказательство: видео с сыновьями Махлюфа,  демонстрирующими их дорогие автомобили рядом с их роскошными домами в Дубае. У Башара Асада появилась возможность свести счеты с двоюродным братом, который накопил свое состояние благодаря семейной связи. Махлюф, видимо, поссорился с женой президента Асмой Асад, которая возглавляет комитет по борьбе с отмыванием денег. Махлюфу был предъявлен иск за уклонение от уплаты налогов, большая часть его имущества была конфискована, некоторые его сотрудники были арестованы.

 

Ряд сообщений в СМИ, в том числе российских, представляющих президента Сирии в негативном свете, привели к спекуляциям по поводу того, что Россия начинает отказываться от Башара Асада, чтобы создать новое руководство, которое будет реализовывать предложенную Россией конституцию и полагаться на технократов, представляющих все фракции и этнические группы страны. По мнению России, считает Ц.Барель, такое правительство сможет завоевать международную легитимность и послужить катализатором для финансирования восстановления страны под пристальным взором России. Однако такой план может оказаться недостижимым, и российское руководство, как никто другой, знает, насколько трудно создать коалицию, состоящую из ополченцев, движений и группировок, враждующих между собой.

России, пишет Ц.Барель, еще предстоит решить проблему Идлиба, чтобы завершить установление контроля режима над всей Сирией, и ей также придется сделать магический трюк по нахождению сильного и признанного в мире лидера вместо Башара Асада. Возможно, Россия окажет давление на президента Сирии, чтобы заставить его пойти на уступки оппозиции, что станет ключевым шагом для российской дипломатической победы[iii].

[i] אלאסד מאהר נגד רוסיה // Arabexpert. 18.06.2020 — http://www.arabexpert.co.il/2020/06/blog-post_0.html

[ii] המחיר את שילמו כי חוששים העלויים:בסוריה הסכסוך // JCPA. 28.05.2020 — https://jcpa.org.il/article/הסכסוך-בסוריה-העלויים-חוששים-כי-שילמו/

[iii] Analysis. Russia Wants a Lucrative Diplomatic Victory in Syria. Iran and Assad Are in Its Way // Haaretz. 10.05.2020 — https://www.haaretz.com/world-news/.premium-russia-syrian-iran-israel-u-s-1.8831215

52.77MB | MySQL:104 | 0,272sec