Итало-ливийские отношения на современном этапе. Часть 4

Как известно, на прошлой неделе глава Президентского совета ПНС Ф.Саррадж посетил Рим, где провел переговоры с премьер-министром Италии, Джузеппе Конте. Незадолго до этого, глава МИД Италии посетил Стамбул, Триполи и Мисурату, где действует итальянская военно-медицинская миссия. Рим, который всегда поддерживал ПНС, являясь единственной европейской страной, которая делает это официально — поскольку Франция и Греция открыто сделали выбор в пользу конкурирующей фракции — считает Ливию «приоритетной», как «наиболее важный вопрос, касающийся нашей национальной безопасности». По словам источника итальянского МИДа в газете Messaggero, в ходе встречи с Сарраджем Конте вновь категорически заявил: «Мы не можем позволить себе раздел страны. Именно поэтому мы сначала отправились в Анкару, используя дипломатический канал, который мы всегда держали открытым», — сказал источник, ссылаясь на поездку Луиджи ди Майо в Турцию, где тот встретился со своим коллегой Мевлютом Чавушоглу.

В повестку дня встречи Ф. Сарраджа с Д.Конте в Риме входил, прежде всего, Меморандум о взаимопонимании, подписанный между ПНС и Италией в 2017 году, в соответствии с которым итальянское правительство обязалось техническими и технологическими средствами поддерживать ливийские вооруженные силы и, в частности, береговую охрану, чтобы контролировать поток мигрантов, которые хотели достичь территории ЕС. Здесь следует упомянуть, что в рамках соглашения, которое было недавно продлено до 2023 года, Триполи уже получил из Рима и из целевого фонда ЕС для Африки более 100 млн долларов, предназначенных для обучения личного состава, приобретения патрульных катеров и оборудования.

Во-вторых, на повестке дня стояло разрешение гражданской войны в Ливии, которая началась в 2011 году, практически сразу после свержения Муаммара Каддафи. Италия приветствовала военную победу, которую три недели назад силы ПНС одержали в столице, бывшей в осаде со стороны ЛНА в течение предыдущих 14 месяцев. Официальный Рим с тех пор становится все ближе к Сарраджу, даже подписывая с ним соглашения о будущей стадии, которая начнется в стране после «стабилизации», и в которой, по мнению ПНС, Хафтар не играет никакой роли. Фактически, на позапрошлой неделе была проведена первая встреча между итальянской армией и частями Сарраджа, чтобы начать операцию по разминированию южных пригородов Триполи, его окрестностей и международного аэропорта. Кроме того, еще раз было подтверждено, что итальянский консорциум будет отвечать за реконструкцию, а фактически, постройку заново аэропорта, согласно проекту стоимостью 79 млн евро. По иронии судьбы, при Джамахирии, контракт на модернизацию международного аэропорта Триполи был отдан…французскому строительному консорциуму.

Обсуждались и многочисленные «неформальные» пространства для сотрудничества и проблемы незаконного оборота нефтепродуктов, контрабанды наркотиков, и добычи морепродуктов в Центральном Средиземноморье.

Между итальянским и ливийским берегами традиционно действует множество лиц, ведущих дела в условиях географической близости Италии, Ливии, Мальты и Туниса, они взаимодействуют и сотрудничают, иногда поддерживая традиционные дипломатические каналы и, как правило, всегда обходя физические границы. К слову, по одному из таких неформальных каналов в 2011 была организована эвакуация из Триполи группы иностранных подданных, в числе которых находилось несколько сотрудников спецслужб, конгрессмен США, группа военнослужащих итальянской армии, накануне освобожденная из плена.

Использование морских ресурсов

На этот раз речь пойдет не о нефти и газе на шельфе. До 1950-х-1960-х годов сицилийские рыбаки работали в водах Ливии и Туниса без каких-либо проблем, некоторые из них проводили ночь в портах Северной Африки, прежде чем вернуться домой. Однако сейчас рыбалка в Центральном и южном Средиземноморье стала гораздо более сложным делом. Море между Италией и Ливией является важнейшим ресурсом для обеих стран. Существуют нерешенные споры между Триполи и международным сообществом о расширении его национальных вод: с 2005 года, когда Ливия утверждала, что ее территориальные воды простирались более чем на 70 миль от берега, далеко за ее пределами, были захвачены десятки итальянских рыболовецких судов. В дополнение к этому, политика в области рыболовства является исключительной компетенцией ЕС, и споры должны решаться на европейском уровне. Сицилийская местная организация, Distretto della Pesca e Crescita Blu, возглавляемая Джованни Тумбиоло, в настоящее время утверждает, что «рыбная война» между Италией и странами Северной Африки, до сих пор, обошлась Италии в более чем 100 млн евро, в результате захвата более чем 150 рыбацких лодок (6 из которых так и не были возвращены), 27 раненых и 3 погибших. ВМС Италии и патрульным катерам Мальты приходилось регулярно участвовать в защите итальянцев и мальтийцев, предотвращая, а иногда и отбивая нападения на рыболовные суда и предотвращая их захват, которые иногда выполнялись теми же патрульными подразделениями, которые подчинялись ливийским властям и создавались при поддержке итальянского правительства. В этом контексте Distretto проделала значительную работу по налаживанию формальных и неформальных отношений, имеющих политическое значение и положительное воздействие, хотя невозможно представить исчерпывающую картину последствий, которые может дать этот образ действий. В течение этого десятилетия Д.Тумбиоло установил прочные связи с членами различных ливийских «правительств», местными группировками и ассоциациями, преодолев политические разногласия на местах. В феврале 2017 года он написал письмо представителю правительства во главе с Ф.Сарраджем, Аюбу Омару Касему и представителю Ливийской национальной армии, Ахмеду аль-Мисмари, предложив провести встречу для заключения экономических соглашений и соглашений о научном сотрудничестве в целях защиты мореплавания в районах Бенгази — Дерна и Мисурата — Триполи, что создает новые пространства для диалога и сотрудничества. В том же месяце он собрал в Палермо представителей ассоциации рыболовства, портовых властей и компаний из Триполи, Бенгази и Тобрука с целью создания, своего рода, дорожной карты для налаживания технического и научного сотрудничества между двумя берегами, разработки решений для общей инфраструктуры и внедрения инновационных методов лова рыбы, ее переработки, системы связи и оповещения на водах. Таким образом, этой неформальной сети диалога с участием сообществ рыбаков удалось обойти посредничество и конфликтность на государственном уровне.

Торговля оружием и наркотиками

Наркотики, оружие и украденная нефть являются общими сферами интересов вооруженных ополченцев и преступных сетей. В то время как европейские правительства все больше внимания уделяют ливийским сухопутным границам, в теории, во всяком случае, обращая взоры на юг, запад и восток, ничтожно мало внимания «уделяется самой большой границе континента: морю». Транзит товаров, оружия и наркотиков через Тирренское море и Сицилийский пролив вовлекает несколько сотен диц, действующих в Италии и Ливии. Согласно источникам в полиции, сотни «кораблей-призраков», причастных к незаконному обороту, отключают свои устройства слежения во время плавания вблизи ливийских портов, перекрашивают регистрационные номера судов и их названия, оформляют поддельные журналы судоходства, а также практикуют необычные прибрежные остановки и необъяснимые рейсы, часто регистрируемые в Средиземном море. По данным Financial Times, в январе 2016 года «540(!) грузовых судов вошли в европейские порты после прохождения через территориальные воды Сирии и Ливии, а также Ливана, где оказывались по неясным причинам, произвольно меняя курс своего следования». В недавнем отчете израильской компании морской разведки «Уиндвард» было указано, что эти корабли «могут быть вовлечены в торговлю оружием, наркотиками или людьми и в конечном итоге представляют угрозу терроризма». Полицейские операции против этой деятельности довольно распространены.  Например, в 2016 году Guardia di Finanza (итальянская финансовая охрана) заблокировала в Генуе трейлеры, предназначенные для ПНС, а также оружие и боеприпасы, предназначенные для Мисураты.  В том же порту позднее была обнаружена партия автомобилей из Ливии (прибывшая через Тунис) с контрабандными товарами на сумму 10-12 млн евро, которые предназначались для финансирования террористической деятельности в Европе. В начале мая 2017 года итальянская полиция изъяла в порту Генуи 37 тонн психотропных препаратов, произведенных в Индии и используемых джихадистами для повышения боевой эффективности, и предназначенных для связанных с ИГ групп в Ливии (оценочная стоимость около 75 млн евро). Порты Генуя и Джоя Тауро (и, предположительно, в меньшей степени, Равенна, Маргера, Ливорно и Специя) стали итальянскими центрами для такого оборота наркотиков, оружия и контрабанды.

В июле прошлого года Европейский союз принял решение продлить мандат операции «София» на борьбу с незаконным оборотом нефти. Прокуратура Катании ведет расследование под названием «Грязная нефть» итальянских и мальтийских брокерских компаний, выступающих в качестве посредников между ливийскими контрабандистами и итальянскими НПЗ и дистрибьюторами. В октябре 2017 года несколько граждан из Италии, Мальты и Ливии были заключены в тюрьму, в том числе Фахми Муса Салим Бен Халифа, лидер наиболее влиятельного ополчения «Зувара». Прокурор Катании, Кармело Зуккеро не исключил, что некоторые из лиц, на которых было нацелено это расследование, могли быть причастны к убийству журналистки криминальной хроники, Дафни Каруана Галиции, которая была убита в результате взрыва автомобильной бомбы на Мальте 20 октября.

Очевидно, что в случае Италии для ведения переговоров с уничтоженной ливийской системой государственности, с целью борьбы с такими явлениями, как международная миграция, глобальный терроризм и транснациональные криминальные сети, а также для обеспечения безопасности итальянских стратегических активов, Риму необходима всеобъемлющая стратегия и долгосрочное политическое видение.

В сложных отношениях между Италией и Ливией доминируют три основных вопроса: управление миграционными потоками; энергетическая безопасность и экономические отношения и сотрудничество с местными партнерами для обеспечения безопасности Сицилийского пролива. По мнению ряда французских экспертов, Италии, на сегодня, не хватает структурированной средиземноморской политики, и международная проекция страны в Ливии была поручена МВД. Стратегия министра Марко Миннити привела к «молекулярной» политике в отношении региона (которая включает в себя переговоры с Сарраджем,  Хафтаром, племенами на юге страны, городами и ополченцами), которая в некоторой степени является успешной и привела к сокращению на 34% миграционных потоков в 2017 году по сравнению с 2016 годом. Тем не менее, существуют риски для расширения прав и возможностей случайных партнеров и легитимизации неправильных и неоднозначных игроков что, безусловно, ставит под угрозу перспективы мира в стране, закладывая мины в будущее отношений Италии и Ливии.

Рим стремится быть признанным, как несущий особую ответственность за Ливию из-за географической близости, колониального наследия и геостратегической значимости, но эта активная позиция может восприниматься как внешнее вмешательство, мотивированное внутренними делами и политической целесообразностью и дискредитировать всю стратегию. Помощь только тем, кто может поддержать краткосрочное видение правительства Д.Конте, в основном, сосредоточенное на сдерживании миграционных потоков, означает подвергание отношений возможной ревизии со стороны тех, кто не был уполномочен на этом конкретном политическом этапе, хотя они могут сыграть роль в будущем примирении. Это означает уступку шантажу от сомнительных игроков, обогащение ополченцев (усиление их способности покупать больше оружия) и подстрекательство центробежных сил. Наконец, это влечет за собой ускорение локальных процессов и динамики, которым может потребоваться дополнительное время, прежде чем они будут полностью выяснены во всех их аспектах (как это может быть в случае племен на юге страны). Рим, «исправляющий» ливийскую фрагментацию без надежного видения, рискует поставить себя в плохое состояние для будущих переговоров, потерять ту роль, которую он хочет играть, на благо других региональных держав и потенциально ухудшая многие угрозы безопасности, исходящие с южных берегов Средиземного моря.

Мы не во всем согласимся с мнением экспертов IFRI. В условиях того хаоса, в которой ввергнута Ливия усилиями тех же Франции, ОАЭ, Катара, Саудовской Аравии и Турции, задача выстраивания равновесных и эффективных отношений не тривиальна от слова «совсем». К чести итальянцев, им несмотря на всю собственную политическую «вымороченность», удается на сегодняшний день, более-менее, решать собственные насущные задачи и оказывать стабилизирующее влияние на большинство вменяемых участников ливийского политического процесса. Ось Рим – Стамбул, выстраиваемая на ситуационном поле ливийского конфликта кажется более обоснованной и жизнеспособной, чем у их оппонентов, где, по сути, роль главного «зачинщика» и заказчика принадлежит ОАЭ, на содержании которых оказались РФ и Египет, подрядившиеся на участие в войне на стороне ЛНА.  Как только финансирование со стороны ОАЭ прекратится, тут же закончится участие в ливийских делах тех, кого «там нет», сойдет на нет и вся воинственность Каира. Своего рода индикатором для ситуации станет в ближайшее время Сирт, где, судя по всему, состоится принципиальное «выяснение отношение» между Анкарой и Абу-Даби. Италия определилась, на чьей она будет стороне.

48.75MB | MySQL:111 | 0,856sec