Энергетический кризис в Пакистане

Пакистан, в отличие от близлежащих и граничащих с ним стран с их крупнейшими в мире запасами углеводородного сырья (нефть и газ), обладает весьма ограниченными разведанными запасами. Это вызвало в прошлом и вызывает сейчас энергетические кризисы, ведущие к большим экономическим и социальным потерям. Достаточно вспомнить кризис 1973 г., поставивший страну, по оценке ООН, в ряд стран, наиболее сильно пострадавших от него.

В 2007-2008 гг. страну вновь охватил энергетический кризис, который пакистанские экономисты оценивают как «самый сильный» [1]. Согласно данным Мирового банка, в ближайшие пять лет из-за нехватки водных и энергетических ресурсов страна будет расходовать на строительство водных резервуаров 60 млрд рупий ежегодно, чтобы избежать нехватки воды и подготовить всеобъемлющий план по преодолению дефицита энергии, который к 2010 г. может достичь 10 тыс. МВт. Нехватка энергии объясняется быстрым ростом потребностей при неуспевающем, хотя и растущем, производстве. Учитывая очевидную нехватку электроэнергии и газа в будущем для промышленности и коммерческого сектора, президент П. Мушарраф в феврале с.г. заявил о первоочередном освоении угольного месторождения Тхар, которое позволит увеличить производство электроэнергии на 1000 МВт, а также создать долгожданный гидроэнергетический комплекс мощностью 969 МВт на реке Джелум (Нилум-Джелум). Эксперты банка одобряют проекты, но не уверены в их скором осуществлении [2].

Власти страны считают, что главной причиной нынешнего кризиса являются снижение уровня воды в гидроузлах и остановка подачи газа на термальные источники, производящие тепловую энергию.

Но это далеко не всё. Из-за волнений и забастовок в конце декабря 2007 г. и в начале 2008 г. дефицит энергии возрос на 35% из-за несвоевременных поставок нефти. Только из-за нападений на линию электропередачи Хаб Ко (Нub Co) мощностью 600 МВт передача энергии потребителям резко снизилась. Проблема нехватки электроэнергии усугубилась тем, что за последние десять лет, по существу, не было создано новых мощностей, хотя в период правления П. Мушаррафа, называемый «экономическим бумом», потребности росли в среднем по 1500 МВт в последние пять лет, а дополнительно было получено всего 286 МВт.

Не были введены в строй и источники гидроэнергии, более того, она стала причиной межпровинциальных разногласий в 80-е годы, а с 1994 г. единственной гидроэнергетической стройкой является дамба Бхаша, но завершена она будет только к 2016 г. [3].

Разразившийся кризис связан и с нехваткой газа. Его широко используют многие отрасли промышленности и жилой сектор, но из-за низкого давления в трубопроводах по всей стране поставки газа резко снизились, особенно в СЗПП, где закрылись 245 предприятий и 36 тысяч рабочих потеряли работу [4]. По всей же стране приостановили работу не менее шести тысяч предприятий. Особенно сильно кризис отразился на деятельности хлопчатобумажной промышленности в Пенджабе, где находится основная их часть. Сокращение производства хлопчатобумажных тканей и пряжи сразу отразилось на доходах от экспорта, который снизился на 25%. Председатель Всепакистанской ассоциации текстильной промышленности Шейх Акбар заявил, что воздействие кризиса ощущают «около 33% производственных мощностей. Из-за многочисленных отключений электроэнергии» урон наносится и текстильному оборудованию [5].

Большие потери несет из-за кризиса и фармацевтическая отрасль, которая при обычном снабжении электричеством и газом обеспечивает 70% местных потребностей в лекарствах и нацелена на производство их на экспорт, который, по плану, к 2010 г. должен составить 1 млрд долларов [6].

Из-за кризиса спадом производства трикотажных изделий озабочены владельцы предприятий, так как эта отрасль является экспорториентированной и в 2007 г. принесла доход в 2 млрд долларов [7].

Вторая по значимости после хлопчатобумажной кожевенная промышленность широко использует газ, нехватка которого также привела, наряду с многочасовыми выключениями электричества, к сокращению экспорта и срывам поставок шкур, кож и готовых изделий за рубеж [8].

Официальные власти считают, что если не поднять цены на нефть, убытки экономики к 30 июня с.г. составят 136 млрд рупий. Страна уже понесла потери в размере 55 млрд рупий за счет не увеличения тарифов на электроэнергию и еще 20 млрд из-за импорта 2 млн тонн пшеницы, хотя официальные власти объявили о небывалом ее урожае в 23,5 млн т в 2006-2007 г. [9].

Как справедливо отметил президент Лахорской торгово-промышленной палаты Мухаммад Миан, «защита местного потребителя обеспечивается за счет беспрепятственного управления промышленностью. Если же она не функционирует должным образом, тогда как же простой человек сможет зарабатывать на кусок хлеба с маслом?» [10].

1. The Nation, 7.02.08.

2. Pakistan Observer, 10.02.08.

3. Dawn, 5.05.2008.

4. The News, 4.01.2008.

5. The Nation, 7.02.2008.

6. Pakistan Observer, 16.01.2008 ; The Nation, 16.01.2008.

7. The News, 16.01.2008.

8. The Nation, 15.01.2008.

9. The News, 16.01.2008.

10. The Nation, 7.02.2008.

28.3MB | MySQL:67 | 0,760sec