Об обострении экономико-энергетического кризиса в Алжире

Двойные нефтяные и эпидемиологические потрясения в марте 2020 года погрузили АНДР в небывалый кризис, сопровождающийся серьезным снижением экономических показателей, ростом безработицы и бедности.

Данная ситуация прежде всего порождена крайней экономической уязвимостью страны, являющейся результатом многих факторов, уходящих своими корнями в историю независимой страны.

Напомним, что с 1962 г. алжирская экономика страны строилась на основе затратного «государственного национального социализма», почти целиком обеспечиваемого доходами нефтегазового сектора.

Отчасти это компенсировалось за 1962 – 2019 гг.  пусть и низкой, но стабильной рентабельностью инвестиций (средний ежегодный рост 4.1%). Причем до середины 1980-х гг. проблемы практически не ощущались. Например, население в среднем увеличивалось на 2.1 – 2.3 % ежегодно и до недавнего времени демографический рост не нес в себе вызова.

Пока сохранялись высокие мировые цены не нефть и газ, нарастание проблем в экономическом секторе практически не ощущалось, но в периоды их неоднократного падения уязвимость алжирской экономики становилась очевидной.

Очередное снижение нефтегазовых цен в 2020 г. ввиду почти тотальной зависимости от них алжирской экономики нанесло по ней мощный удар, усиленный пандемией коронавируса.

К этому времени у страны накопилось много проблем, усугубляемых заметным ростом населения со всеми вытекающими последствиями, (включая высокий уровень безработицы и рост протестной активности), неэффективным управлением и гипертрофированными расходами на силовые структуры, отсутствием альтернативных доходных отраслей и возможностью производить конкурентную по мировым меркам продукцию.

Кроме того, до настоящего кризиса с доходом на душу населения в 4114 долларов в 2019 году Алжир занимал 82-е место в рейтинге Индекса развития человеческого потенциала ПРООН, что, по мнению зарубежных аналитиков, свидетельствует о средних показателях развивающихся стран, что препятствует ему подняться выше и по экономическому развитию.

Еще хуже ситуация выглядит по версии Всемирного банка – в рейтинге Doing Business 2019 года Алжир занимал 157-е место из 190, что на практике означает отсутствие экономической свободы, гибкости, ограниченной управляемости и открытости для бизнеса.

Причем по данным Всемирного банка, обновляемым 1 июля каждого года, в 2020 г. Алжир перешел из категории стран со средним уровнем дохода в разряд государств с доходами ниже среднего. Следует заметить, что по данным местных экспертов, данная информация еще не учитывает потери от пандемии коронавируса.

На практике ежегодный рост экономики страны снизился с 7.2 до 1.4 % на фоне сохранения отрицательных показателей (например, по демографическому росту).

Еще один удар по Алжиру нанес развивающийся скандал с поставками государственной компанией Sonatrach некачественного дизельного топлива, предназначенного для ливанских электростанций EDL, результатом чего стал арест двух принадлежащих ее «дочке», лондонской SPC Sonatrach Group, кораблей.

Так, ливанские власти обвинили Алжир в усугублении топливного дефицита, «удушающего» их страну, что на практике выразилось во введении норм потребления бензина и дизельного топлива. В свою очередь, это вызвало в стране новый виток политического кризиса.

Причем министр энергетики Ливана Раймонд Гаджар прямо обвинил Sonatrach «в отказе от поставки топлива», условием для возобновления которой руководство АНДР ставит отмену ареста обоих судов, а депутаты ливанского парламента назвали Алжир «мафиозной страной».

И не столь важно, кто прав в данном случае – алжирская сторона или ливанская. Важно, что казна АНДР в результате дополнительно недополучит валютные поступления, что имеет гораздо более серьезное негативное влияние на нее в будущем, бросая тень на ее договороспособность. А это, в свою очередь, в дальнейшем будет также способствовать снижению алжирских валютных поступлений.

В связи с этим важно отметить, что поставки топлива SPC для электростанций EDL осуществлялись с нефтеперерабатывающего завода Augusta в Италии, купленного «при подозрительных условиях» Sonatrach, ранее возглавляемой Абдельмуменом Ульдом Каддуром, у американского гиганта ExxonMobil на сумму более 725 млн долларов, не считая расходов, необходимых для его соответствия экологическим стандартам.

Вскоре американские, итальянские и далее алжирские власти начали антикоррупционные расследования, в результате которых был арестован бывший вице-президент по маркетингу Sonatrach Ахмед Мазиги, что создало основу для обвинения бывшего генерального директора Sonatrach, Абдельмумена Ульд Каддура, скрывающегося за границей.

Разумеется, эти потрясения также не идут на пользу находящейся в перманентном кризисе ведущей компании страны.

Заметим, что в 2019 г. планировалось привлечь для ее развития многомиллиардные инвестиции, как алжирского, так и иностранного происхождения, что должно было обеспечить прирост ее производства нефти и газа.

Однако ввиду заметного падения цен на энергоресурсы в мире зарубежные инвесторы не проявляют прежнего желания вкладываться в Sonatrach, а власти АНДР также в условиях прогрессирующего кризиса решили 1 июля «сократить расходы на 50% без ущерба для производственной деятельности».

Совершенно очевидно, что в будущем это приведет к пропорциональному снижению доходности алжирского энергетического сектора, что создает для экономики АНДР дополнительные риски.

Заменить эти выпадающие доходы нечем. На повестке дня всё ближе вырисовывается возвращение к зарубежным заимствованиям, причем, скорее всего, их предоставление и расходование кредиторы будут стараться предоставить под собственную диктовку.

52.44MB | MySQL:104 | 0,319sec