Доклад Atlantic Council о растущих связях Израиля со странами Персидского залива

На днях американский аналитический центр  Atlantic Council представил доклад, посвященный расширению сотрудничества Израиля с государствами Персидского залива[i]. 7 июля авторы документа американский журналист, специализирующийся на Ближнем Востоке Дж.Ферцигер и профессор Центра стратегических исследований Ближнего Востока и Южной Азии Национального университета обороны США Г.Бахгад провели мероприятие, приуроченное к публикации, в котором также приняла участие экс-помощник госсекретаря по Ближнему Востоку Э.Петтерсон. В ходе онлайн дискуссии, а также в тексте самого доклада они обратились как к ставшим уже традиционными для такого рода обсуждений факторам, включая общее стремление названных игроков ограничить иранское влияние, так и к новым аспектам, среди которых взаимодействие в медицинской сфере, ставшее особенно актуальным в связи с COVID-19. Отдельно эксперты остановились на роли США в процессе сближения названных государств, которая далеко не всегда позитивна.

Авторы приходят к выводу, что Ближневосточный «стратегический ландшафт», начиная с 2000-х гг. претерпевает серьезные изменения, в том числе в вопросах, касающихся лидерства. С точки зрения Г.Бахгада, такие государства как Ирак, Сирия и Египет больше не могут восприниматься как лидеры арабского мира. Первые два утратили эти позиции вследствие конфликтов, в то время как основным негативным фактором для Египта стала экономическая ситуация. Такой расклад, как указывает эксперт в отдельном интервью, привел к повышению значимости неарабских игроков в лице Израиля, Турции и Ирана. Сложившаяся реальность толкнула арабские страны Персидского залива на поиск партнеров именно среди названных трех государств.

Как полагают авторы доклада, радикального поворота от конфронтации к сотрудничеству между арабскими странами Персидского залива и Ираном в «обозримом будущем» не предвидится, виной чему углубляющееся недоверие, связанное с прокси-войнами, ядерной и ракетной программами ИРИ и киберугрозами. В том, что касается Турции, в тексте документа Г.Бахгад и Дж.Ферцигер указывают на наличие точек соприкосновения интересов Анкары и таких государств как Саудовская Аравия или Катар, по вопросам, связанным с конфликтом в Сирии или присутствием на африканском континенте. Однако, наряду с этим есть и серьезные политические и идеологические разногласия, к которым авторы, прежде всего, относят поддержку «Братьев-мусульман». Это, в свою очередь, приводит к тому, что в докладе называется «вакуумом силы», который может заполнить собой Израиль. При этом Иерусалим в свою очередь сдерживает от альянса с Анкарой разница точек зрения на палестинскую проблему, в том числе растущее влияние Турции в Восточном Иерусалиме.

В случае с США, судя по документу, также большую роль играет недоверие, сформировавшееся еще при Б.Обаме вследствие его подхода к ведению переговоров с Ираном. Дистанцирование от партнеров в Персидском заливе при решении важных проблем привело к росту настороженности, справиться с которым не смогло стимулирование двусторонних контактов при Д.Трампе, которое не смогло вселить в них уверенность, что в случае опасности они могут действительно положиться на Соединенные Штаты. Любопытно, что тема оставления Соединенными Штатами региональных союзников в опасности звучит уже не в первый раз, хотя в рамках представленного документа обозначена эта проблема завуалировано и без четкой привязке к нынешней администрации. Ранее вопрос широко обсуждался в связи с курдами, а Израиль на разных уровнях, особенно экспертом не скрывал наличия определенных опасений, относящихся главным образом к перспективам диалога Вашингтона и Тегерана.

В качестве многообещающих направлений кооперации, эксперты называют военно-техническую и высокотехнологичную отрасли. Отдельное внимание было уделено медицине. В частности,  Г.Бахгад и Дж.Ферцигер отметили, что на протяжении многих лет состоятельные и высокопоставленные пациенты из арабских стран Персидского залива пользовались услугами израильских медицинских центров, где стандарты не уступают европейским, но не требуется путешествовать далеко за рубеж. Наиболее показателен в этом контексте пример медицинского центра Sheba в Тель-Авивском округе. Именно его директор, к примеру, получил приглашение посетить воркшоп Peace to Prosperity, организованный год назад в Бахрейне.

Стоит заметить, что медицинский центр Sheba стал первым, запустившим программу телемедицины для лечения коронавирусной инфекции нового типа еще в феврале. Эта опция в том числе отвечает потребностям оказания помощи пациентам, которые могут находиться за рубежом. В конце июня Израиль и ОАЭ заявили о скором согласовании программы сотрудничества в борьбе с COVID-19, включающей исследовательскую и технологическую составляющие, что, в свою очередь, также является дополнительным свидетельством важности медицинского трека контактов.

Список сфер, обладающих потенциалом для укрепления отношений Израиля и арабских стран Персидского залива, обозначенных в документе Atlantic Council весьма широк. Он включает в себя экономику, финансы, торговлю продукцией ВПК, алмазами, а также туризм, культуру и спорт. Также страны Персидского залива следят за энергетическими проектами Израиля в Средиземноморье. Наконец, тема, о которой редко говорят, это еврейские общины региона, также способные стать связующим звеном между государствами. Эксперты в докладе говорят об общине ОАЭ, сформировавшейся за счет тех, кто прибыл из США, Европы или ЮАР. Численность проживающих в стране евреев составляет порядка 3 тыс. человек. Однако авторы в докладе сосредотачиваются  на религиозной жизни и том, что активисты общины там зачастую связаны с бизнесом. Вместе с тем в последнее время можно отметить выход общины и в информационное пространство, особенно социальные медиа. Так, в мае текущего года ими был создан микроблог в твиттере, что можно считать своего рода способом подготовки общественного мнения к дальнейшему потеплению.

Главным заметным препятствием, согласно отчету Atlantic Council, является палестинская проблема. Впрочем, Дж.Ферцигер и Г.Бахгад приходят к выводу, что палестинский вопрос не имеет стратегического значения для стран Персидского залива. Расхождение их интересов отчетливо наметилось еще во времена Я.Арафата, поддержавшего агрессию С.Хусейна против Кувейта, и стала усугубляться на фоне растущей вражды основных палестинских фракций ХАМАСа и ФАТХа. Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что Я.Арафат встал на сторону С.Хусейна еще и потому, что был недоволен аккумулированной для защиты Кувейта поддержкой, не сравнимой с тем, на что могли претендовать палестинцы. Как бы там ни было, в результате, сейчас арабские страны Персидского залива просто не видят большого смысла вкладывать ресурсы в палестинское сопротивление, что, с точки зрения доклада, еще один элемент легитимации их сотрудничества с Израилем.

Отдельно Дж.Ферцигер и Г.Бахгад останавливаются на вопросе перспектив распространения израильского суверенитета на территории на Западном берегу р. Иордан. Их прогноз таков, что на сотрудничестве в сфере бизнеса и ВПК этот шаг серьезно не отразиться, замедлив лишь и без того затруднительный процесс установления полных дипломатических отношений. В качестве выхода авторы предлагают США усилить работу над перезапуском мирного процесса с привлечением арабских стран Персидского залива, которым рекомендуется сделать вливания в экономику и инфраструктуру палестинских территорий. Также сторонам советуют сделать ставку на крупные региональные проекты, такие как Неом, совместную борьбу с коронавирусом, а также институты публичной дипломатии.

В целом, несмотря на то, что доклад в значительной степени имеет дело с уже известными фактами лишь с небольшим количеством новых событий, произошедших за последнее время, он предлагает весьма интересный ракурс рассмотрения проблемы. С одной стороны, отношения между Израилем и арабскими странами Персидского залива помимо общей для них иранской проблемы подкрепляются и рядом других факторов, отвечающих необходимости прагматичного подхода к выстраиванию союзов. Впрочем, есть и ряд моментов, которые экспертами полностью или частично упускаются. Среди них проблема Храмовой горы, хранителем святынь которой стремится стать Саудовская Аравия, используя в качестве аргумента рост влияния Турции и ошибки Иордании, допущенные при включении в состав Вакфа палестинских представителей. С другой стороны, стимулирование крупных инфраструктурных проектов с многосторонним участием в регионе, если оно опирается на интересы нынешней администрации США, должно иметь и определенные ограничения, поскольку нередко такого рода инициативы исходят от КНР.

[i] См.: Ferziger J.H., Bahgat G. Israel’s Growing Ties with the Gulf Arab states. Atlantic Council. July 2020. 20 p. ISBN-13: 978-1-61977-109-3

52.73MB | MySQL:104 | 0,409sec