О заявлении главы ПНА М.Аббаса о готовности возобновить переговоры с Израилем под патронажем «квартета» ближневосточных посредников

В среду по инициативе палестинской стороны состоялся телефонный разговор между главой ПНА М.Аббасом и президентом России В.В.Путиным. В ходе беседы помимо немного запоздалых поздравлений с 75-летием победы в Великой Отечественной войне, а также позитивных оценок итогов референдума по внесению поправок в Конституцию РФ, палестинский лидер выразил готовность вернуться за стол переговоров с Израилем в том случае, если они будут проходить под эгидой «квартета» ближневосточных посредников, в который помимо России, ЕС и ООН входят также Соединенные Штаты. Данное заявление выглядит весьма любопытно, если учесть недавние комментарии представителей ХАМАСа и ФАТХа об объединении усилий перед опасностью израильской «аннексии» территорий на Западном берегу р. Иордан и угроз начала новой интифады.

В начале июля глава ПНА произнес менее резонансные, но по своей сути похожие слова, общаясь с федеральным канцлером Германии А.Меркель. М.Аббас поздравил главу правительства ФРГ с переходом к стране статуса председателя Совета Безопасности ООН и ЕС, отметив, что готов на переговоры на основе резолюций ООН и также под патронажем «квартета» международных посредников. Отдельный призыв к «квартету» был сделан со стороны Рамаллы в конце июня. При этом тогда СМИ напомнили ПНА, что в 2012 г. ее нынешний премьер-министр, а на тот момент помощник М.Аббаса М.Штайе назвал группу посредников «бесполезными», поскольку их деятельность наполнена «конструктивной бессмысленностью, которая ведет в никуда».    Сами участники «четверки», с его точки зрения, «не несут ответственности» за процесс и не могут вести конструктивный диалог со «стороной, разрушающей мирный процесс», под которой, разумеется, подразумевался Израиль.

Важно, что, по некоторым данным, ПНА разработала и свой ответ на «сделку века» — некий четырехстраничный документ, с которым хочет вступить в переговоры при поддержке «квартета». В него, как предполагается, включено создание ограниченных по численности полицейских сил, а также согласие на международный мониторинг соблюдения соглашений. Также ПНА допускает возможность незначительных территориальных отступлений от т.н. «границ 1967 г.». Несмотря на это, согласно последним по времени заявлениям генерального секретаря ООН А.Гутерриша и итогам виртуального саммита самой «четверки», в ближайшее время созыв какой-либо встречи для урегулирования палестино-израильских противоречий или обсуждения позиций США и ПНА относительно «сделки века» не планируется.

Учитывая изложенные обстоятельства, возникает вопрос, в связи с чем именно в настоящий момент ПНА и М.Аббас пытаются добиться перезапуска мирного процесса, причем именно по линии «квартета» ближневосточных посредников. Ответ, как ни странно, довольно прост и заключается в том, что стратегия сопротивления, общая для ХАМАСа и ФАТХа заметно угрожает последнему, а также может вылиться в серьезную общую дестабилизацию Западного берега. Последнее рискует оказаться опасным не только для Израиля в свете сохраняющихся планов правительства Б.Нетаньяху распространить суверенитет на данные территории, но и для самой ПНА, где усиление влияния ХАМАСа грозит вмешательством группировки в борьбу за власть и вопрос о приемнике М.Аббаса.

В недавно опубликованном обзоре отношения палестинцев к перспективам отношений с Израилем эксперт Washington Institute for Near East Policy Д.Поллок отмечает, что они сами отошли от того, что он называет «классическим компромиссным мирным соглашением». Так, согласно данным из этого документа, опросы общественного мнения на Западном берегу и в Газе показывают «дихотомический набор установок». Под этим подразумевается, что в краткосрочной перспективе палестинцы допускают «тактическую гибкость», т.е. некоторые ограниченные уступки и использование предлагаемых Израилем и посредниками ресурсов, в то время как в будущем они не считают, что создание «двух государств для двух народов» будет окончательной точкой мирного процесса, поскольку не допускают признания и мирного сосуществования с еврейским государством[i].

При этом такого рода радикализация играет на руку ХАМАСу, который в текущих условиях не хочет столкновений с ЦАХАЛом в приграничной с Газой полосе, в то время как подстрекает к тому, чтобы центром сопротивления стал Западный берег. М.Аббас, как указывает ряд израильских экспертов, в целом отдает себе отчет в том, что любое временное соглашение с ХАМАСом не нацелено на достижение национального единства, а лишь на краткосрочное извлечение выгоды. В текущих условиях палестинский лидер, судя по всему, пытается обеспечить для себя пути отступления на тот случай, когда договоренности с ХАМАСом будут приносить больше проблем, чем пользы. И не исключено, что такой момент наступит довольно скоро.

Обращение именно к «квартету» ближневосточных посредников также нельзя считать случайным. Традиционный путь не только для ПНА, но и для большинства региональных игроков таков, что при серьезных разногласиях с США  своего рода контрбалансом становится Россия. Однако на палестинском треке ситуация такова, что в силу совокупности различных причин, варьирующихся от приоритетности других региональных кризисов до общей низкой перспективности попыток урегулирования в текущих условиях, Москва не готова брать на себя этот груз, как минимум, в одиночку. Упоминание готовности РФ оказывать содействие в достижении примирения между палестинскими фракциями говорит о том, что Кремлю, дабы не отказываться полностью от участия в решении  этой группы региональных проблем, кажется целесообразнее устроить очередной визит ХАМАСа и ФАТХа в Москву, нежели пытаться вернуть за стол переговоров палестинцев и израильтян.

Отсюда возникает идея обращения к ЕС, что было предпринято через Германию. Однако такой подход противоречив, поскольку для ФРГ приобретенные ею в текущем месяце статусы временные, прежде всего, касается это ООН. В этой связи на основании различных заявлений политиков и экспертов ФРГ начинает складываться ощущение, что Берлин постепенно готовится к тому, что будет вести самостоятельную линию за пределами Совета Безопасности ООН. Последний по времени визит главы германского МИДа Х.Мааса в Иерусалим также показал, что у страны сильна опора на собственные специфические интересы в отношениях с Израилем, в результате чего, общеевропейский курс, продвигаемый Брюсселем, не совсем актуален для ФРГ.

Таким образом, глава ПНА в нынешней ситуации занимается своим обычным делом, сводящимся к укреплению своей международной легитимности, базирующейся на представлениях о нем, как о более удобном участнике переговоров, чем его возможные преемники. Весьма вероятно, что следующим, к кому Рамалла может предпринять попытку обратиться, станет Китай. В прошлом ПНА уже имела опыт побуждения КНР к активизации присутствия на этом треке, однако в политическом плане он успехом не увенчался. Впрочем, в связи с распространением COVID-19 Пекин направил палестинской стороне помощь, что трактуется некоторыми экспертами и политиками как выстраивание дополнительных каналов проникновения в тот или иной регион. Несмотря на то, что Китай вряд ли всерьез начнет вмешиваться в мирное урегулирование, обращение к нему может иметь определенный эффект учитывая конфронтационный характер отношений Пекина и Вашингтона, а также то, что администрация Д.Трампа побуждает правительство Б.Нетаньяху свернуть сотрудничество с КНР.

[i] Pollock D. A Nation Devided. Palestinian Views on War and Peace with Israel. The Washington Institute for Near East Policy. June 2020. 168 p.

52.77MB | MySQL:104 | 0,348sec