Идеологическая и психологическая обработка детей террористическими организациями в мусульманском мире

По мнению аналитиков, терроризм имеет целый ряд негативных последствий. Одно из них состоит в том, что дети исламского мира вынуждены брать на себя роль взрослых, живя в обществе, где семейные и социальные структуры разрушаются в результате насилия, чинимого террористами. Так, один из известных исследователей терроризма Ариэль Мерари сделал примечательное наблюдение. Придя в пиццерию в Кембридже, он стал свидетелем разговора подростков о своей любимой футбольной команде «Нью-Ингленд патриоте», о своих кумирах из этой команды, и о том, как они сами станут такими же звездами профессионального футбола, когда вырастут. То же самое он наблюдал в лагерях для беженцев на палестинских территориях, только там любимой командой был ХАМАС, кумирами — шахиды (мученики), и ребята мечтали стать шахидами, как их кумиры, когда вырастут. Когда целое поколение вырастает в подобной атмосфере насилия и страха, оно становиться питательной средой для пополнения рядов террористов.

Следует отметить, что террористы умышленно создают атмосферу незащищенности и страха. Они сознательно разрушают социальную структуру общества.

При этом многие люди с образованием или с достаточными финансовыми средствами, бегут, а те, кто остается, вынуждены жить в условиях насилия и экономических трудностей. Рушатся семьи, у детей отнимают детство, им наносится материальный, социальный и психологический ущерб. Выросшие в обстановке насилия подростки знают автомат Калашникова лучше, чем азбуку.

Дети вынуждены кормиться на улице, выполнять опасную работу за деньги. С ними обращаются как со взрослыми, а не как с детьми. В этом отношении те, кто применяет насилие, добиваются успеха: они создают обстановку, в которой дети вынуждены исполнять роль взрослых. Многие из них никогда не проводят много времени со своими отцами или старшими братьями, потому что эти взрослые мужчины либо убиты, либо долгое время находились вдали от дома. Эти мальчики, по существу, единственные мужчины в доме, они берут на себя ответственность за обеспечение младших братьев и сестер, и защиту женщин в семье. В шесть-семь лет они должны научиться стрелять, а к тому времени, когда им исполнилось 14-15 лет, они уже должны быть готовы воевать.

Можно предположить, что именно так террористы обеспечивают себе постоянный приток новобранцев: сначала создавая неуправляемое общество, а затем, предлагая как альтернативу такое общество, которое они контролируют с помощью насилия, угроз и манипулирования. Террористы оказывают помощь нуждающимся, пострадавшим как от стихийных бедствий, так и в результате ситуаций, которые они сами же и создают, но при этом требуют отдачи.

В этих условиях дети — идеальные объекты вербовки для террористов, потому что они не способны подвергать сомнению мотивы поведения взрослых. Они легко поддаются их влиянию, когда те апеллируют к детским эмоциям. Их легко убедить взяться за любую работу, какую им поручат.

Следует отметить, что многочисленные научные исследования показывают — молодые люди импульсивны и склонны к риску. Они еще недостаточно зрелые для того, чтобы правильно судить о своем умении справляться с разными ситуациями или видеть, что что-то может привести к трагедии. Дети, не осознающие, как их поступки могут сказаться на них самих и на окружающих, часто принимают необоснованные решения. Именно поэтому они могут стать, и неоднократно становились, объектами пристального внимания со стороны террористов и объектами различных манипуляций. Мальчику могут предложить место в религиозной школе, где его накормят и обучат. Но там же детям могут прививать идеологию фундаментализма, предполагающую нетерпимое отношение к другим, даже к тем, кто исповедует ту же религию, но по-другому. Этих детей посулами или силой побуждают присоединяться к джихаду и пополнять ряды новобранцев. Они не вызывают подозрений, поэтому могут незаметно проникать на охраняемые объекты и выбираться оттуда, просто как бы бегая по улицам и играя в футбол. Дети служат идеальным прикрытием для террористов, ведь они настолько наивны, что не имеют четкого представления о том, чего от них ждут, пока не становится поздно.

Характерна реакция родителей в мусульманском мире на вовлечение детей в ряды террористов. Можно предположить, что их представления, главным образом, сформированы бедностью и неграмотностью. Семьи гордятся тем, что их сыновья, которым порой нет и 15 лет, совершили подвиг во имя ислама, предприняв «атаку на врага». Большинство этих детей были из больших семей, их родители были бедными, не могли о них заботиться, и поэтому отправляли их в исламские школы вдали от дома. Как уже было отмечено, многие семьи остаются без взрослых мужчин, а женщинам и их дочерям, которым отказано в образовании, еще и запрещают работать вне дома. Таким образом, мальчишкам приходится выбирать между школой, одеждой, с одной стороны, и заработком для пропитания — с другой. Следовательно, выбора у них просто не остается.

Это одна из причин, по которым террористам так хорошо удается убеждать молодых людей присоединиться к ним и принять их точку зрения. Ведь у этих детей нет поддержки, нет родителей, с которыми можно посоветоваться. Под сильным давлением со стороны сверстников они часто вынуждены присоединяться к группам, которые лучше, чем просто улица. И делают они это ради чего-то, что считается великим и значимым, или потому, что считают это вопросом чести. В то же время малоимущие родители детей школьного возраста получают компенсацию за гибель сыновей и дочерей, ставших террористами-смертниками. Им также присылают специально подобранные фрагменты из Корана, которые в отрыве от контекста свидетельствуют о том, что их дети погибли, следуя предписаниям Пророка. А одинокие женщины, помимо материальной поддержки, приобретают порой особый социальный статус как матери мучеников.

Ярким примером положения детей в мусульманском мире является фильм «Дети террора», посвященный юным афганским беженцам в Пакистане. Его сняла известная пакистанская журналистка и кинопродюсер Шармин Обаид-Чиной, завоевавшая много международных наград за свои документальные фильмы, и окончившая Стэнфордской университет в Калифорнии, получив сразу два диплома магистра — по международной политике и коммуникациям.

Шармин Обаид-Чина провела два с половиной месяца с этими детьми в лагере для беженцев в Карачи. По ее словам, обстановка насилия, в которой они росли, оказала на них большое влияние, и это скажется на том, кем они станут, когда вырастут. Говоря о главных героях своего фильма, она заметила, что Хала Мохаммед, которому было 11 лет, жил в лагере без семьи. А еще раньше его отдали в школу фундаменталистов. Хотя он не умел читать, но помнил наизусть все стихи Корана. Мальчик придерживался исключительно строгих правил. Посещая бассейн, где женщины купались в одежде — они были полностью закрыты за исключением лиц, рук и ступней ног — он говорил, что не только они, но и он сам попадет в ад, ибо находился среди людей, «безнравственно» наслаждавшихся своим свободным временем. Hyp Мохаммеду было 10 лет, и он один обеспечивал всю свою семью, занимаясь опасной и трудной работой — изготовлением ковров. Он с тоской вспоминая о своей жизни до того, как были убиты его отец и дядя, говорил, что если бы они были живы, то сейчас он бы учился в школе. Во время съемок фильма его уволили с фабрики за то, что он опоздал на работу. Желающих занять его место было очень много. А опоздал он из-за того, что ему надо было навестить своего старшего брата-наркомана в больнице. Лейла, которой тоже было 10 лет, постоянно твердила, что не хочет выходить замуж, а желает учиться. А отец объяснял ей, что скоро ее ждет помолвка, потому что, когда она вырастет, ей будет нужен мужчина, который сможет ее защитить. И действительно, главным развлечением девочек в лагере была игра в свадьбу.

Юные девушки легко поддаются вербовке в ряды сторонников экстремистской идеологии, потому что других путей в жизни у них немного. В таких странах, как Пакистан, религиозные школы фундаменталистов уже активно принимают их. Руководство таких школ понимает, что, если индоктринировать женщин, они смогут контролировать целые семьи.

Необходимо отметить, что истинный ислам побуждает мусульман приспосабливаться к переменам, которые приносит время. Но крайние фундаменталисты всегда противились любым новшествам, начиная с телеграфа и кончая телевидением. Они выступают и против современного образования. То, что сейчас преподается, идет вразрез с исламом, считают они. Этой уловкой фундаменталисты пользуются для того, чтобы молодежь не могла оспаривать старые догмы.

Таким образом, можно сделать вывод, что сознательно лишая молодых мусульман возможности получить хорошее образование, они добиваются того, чтобы будущее их потенциальных новобранцев было безрадостным, и чтобы в силу возникающего разочарования они легко воспринимали террористическую идеологию. Эта идеология обязывает людей безоговорочно отвергать любые идеи, не соответствующие предписаниям фундаменталистов, лишает свободы мысли и слова, которые позволяют отличать логически обоснованные идеи от пристрастий, продиктованных эмоциями.

Так же, учитывая тот факт, что более 50 процентов мусульман в мире составляют люди в возрасте до 18 лет, у большинства из которых практически нет возможности получить ни образование, ни работу, следует ожидать дальнейшего использования террористами молодежи исламского мира для достижения своих целей.

52.53MB | MySQL:103 | 0,609sec