Этническая подоплека джихадизма в Сахеле

Усиление террористических вылазок в Буркина-Фасо ставит под вопрос проведение парламентских выборов, намеченных на ноябрь текущего года. Депутаты национального парламента страны из-за потрясающих страну террористических нападений проголосовали накануне за объявление их отсрочки на год.

Заметим, однако, что пока против выступили легальные оппозиционеры и представители исполнительной власти. Они понимают, что подобное решение означало бы признание властями того, что они не контролируют ситуацию в Буркина-Фасо.

Между тем, сами джихадисты уверенно ведут к этому, и на данном направлении они добились заметных успехов. Так, значительная часть страны, включая ее северную и восточную части, фактически парализованы их вылазками и проведение там выборов технически представляется крайне затруднительным. И можно ожидать, что по мере приближения даты голосования они сделают все для усиления масштабов своей разрушительной работы.

Показательно, что все это происходит на фоне общего ухудшения ситуации с безопасностью в Сахеле.

Напомним, что ситуация в Буркина-Фасо резко обострилась с 2015 года. За это время в стране только по официальным данным погибли более 1100 человек, и около миллиона стали беженцами, причем только за текущий год счет убитым и раненым идет на сотни, причем текущий год может стать рекордным по числу потерь.

Причем все чаще и явственнее в ходе конфликта фигурирует этнический аспект, что служит дополнительной причиной нынешнего ухудшения обстановки в Буркина-Фасо.

Так, 13 июля стало известно о внесудебных казнях 180 человек, произошедших в последние месяцы в Джибо, на севере Буркина-Фасо.

По данным местных жителей, все убитые являются местными уроженцами, мужчинами, расстрелянными группами по 3 – 20 человек вдоль дорог, под мостами, на полях и пустырях. В этом они обвиняют солдат и офицеров вооруженных сил и правительственных сил безопасности этой страны.

Показательным моментом служит то, что все убитые принадлежат к этнической группе фул (фульбе), представители которой проживают в странах Сахеля и Западной Африки. Причем из них в основном и вербуются действующие уже пять лет в Буркина-Фасо джихадистские группировки.

Схожая ситуация наблюдается и в Мали, где, правда, их «разбавляют» представители туарегов и в меньшей степени арабов.

По данным местных властей, «казни могли быть совершены вооруженными группами (джихадисты – авт.), использующими военную форму и материально-технические средства, украденные во время предыдущих нападений».

При этом Джибо является одним из наиболее пострадавших от нападений джихадистов районов страны. В течение трех предыдущих лет правоохранительные органы Буркина-Фасо неоднократно обвинялись представителями различных международных организаций в серьезных расправах и внесудебных казнях гражданских лиц в ходе борьбы с джихадистскими группировками.

Причем местные жители также заявили, что 12 мая погибли при до конца невыясненных обстоятельствах 12 из 25 человек, арестованных накануне по «подозрению в терроризме» в камерах в жандармерии Танвальбугу (на востоке страны), что и вызвало большой резонанс в стране и за ее пределами.

Родственников жертв заявляют, что эти погибшие на самом деле являются мирными жителями, попавшими в облаву и казненными без суда и следствия выстрелами в голову.

А 9 июля представители ряда международных организаций, включая Международный Комитет Красного Креста (МККК) заявили об «эрозии уважения гуманитарного права в Буркина-Фасо» после обнаружения местными жителями семи тел предполагаемых террористов, расстрелянных без суда.

Произошло это после проведения спецоперации правительственными силами 29 июня в Бумоане в районе Танвальбугу на востоке страны.

Между тем, начальник пресс-службы Министерства обороны полковник Жан Артур Идрисс Диассо опровергает это, не исключая, что подобное могло быть сделано руками поддерживающих их добровольцев.

Заметим, что вести антиповстанческую войну в белых перчатках еще никому в истории не удавалось, причем вовлечение в боевые действия ополченцев может свидетельствовать о развитии ситуации по сценарию проведения этнических чисток.

Подобное изменение конфликта во многом объясняется тем, что с момента достижения независимости странами региона их население увеличилось в разы, тогда как ресурсы, напротив, сокращаются (водные, земельные, денежные и пр.). И это во многом провоцирует их усиление.

Причем разделение здесь очень яркое – в джихадисты идут те, чьи группы слабо представлены во власти, в основном представители нацменьшинств, и они же пытаются физически истребить конкурентов из других этнических кланов.

Необходимо подчеркнуть, что ситуация в целом ухудшается по всему региону, исключая разве что Мавританию. Так, по данным ООН, террористические атаки и межобщинное насилие привели к гибели 4000 человек в 2019 г. в Мали, Нигере и Буркина-Фасо, не считая Чада и стран Западной Африки. Однако все более заметная неспособность местных силовиков, противостоять натиску джихадистов создает серьезные перспективы переноса террористической активности на юг, в частности, против Кот д Ивуара и Ганы.

Помогающие им французские подразделения, как мы видим, не в состоянии добиться перелома ситуации. В том числе по этой причине влияние Парижа в регионе вообще и Буркина-Фасо в частности слабеет.

Не случайно, что в конце текущего года сюда должны прибыть дополнительные подразделения сил стран Африканского союза, которые, однако, будучи полностью оторваны от местной специфики, вряд ли смогут надолго сделать натиск джихадистов.

К сожалению, в сложившейся ситуации для фульбе, туарегов и представителей других народностей исламский радикализм является фактически единственной возможностью заявить о себе и своих проблемах. И это отражает процесс краха искусственно созданных колонизаторами государств без учета их этнической составляющей.

И, пожалуй, единственным способом избежать дальнейшей бесперспективной войны было бы создание на месте де-факто развалившихся, но де-юре еще существующих государств государственные образования фульбе, туарегов и догонов и др.

Пока эта перспектива выглядит фантастично (тем более, что фульбе, как, впрочем, и представители многих других народов не живут компактно, а разбросаны на огромной территории от Атлантики до Красного моря в Сахеле, Западной, Центральной и в меньшей степени Восточной Африке), но другим вариантом, неприемлемым для мирового сообщества, служит возможное образование на их месте гигантской «серой зоны», фактически контролируемой джихадистами.

62.34MB | MySQL:101 | 0,684sec