Израильские эксперты анализируют проект стратегического соглашения между Ираном и Китаем. Часть 1

Эксперты (Сима Шайн, Эяль Проппер, Бат Хен Фельдман) Института исследований национальной безопасности (INSS) при Тель-Авивском университете анализируют значение для Израиля проекта стратегического соглашения между Исламской Республикой Иран (ИРИ) и Китайской народной республикой (КНР), рассчитанного на 25 лет. Документ «просочился к ужасу Пекина» в прессу и был опубликован  11 июля 2020 года New York Times. Согласно 18-страничному документу, Китай получит приоритет в виде миллиардных (в долларах) инвестиций в инфраструктуру Ирана, включая транспорт, порты, автодороги, железные дороги, банки и связь, совместные предприятия в области кибербезопасности, исследования и разработки, а также разведку. Соглашение предусматривает регулярные поставки В Китай иранской нефти и газа со значительной скидкой.

Военное сотрудничество между двумя странами также будет развиваться. В проекте упоминается возможность совместной военной подготовки и учений. Предусматривается создание совместного комитета по военной промышленности для содействия разработке и производству вооружений.

Отмечается, что Иран работает над этим соглашением со времени визита Си Цзиньпина в Иран в 2016 году, когда отношения между странами были переведены в разряд «всеобъемлющего стратегического партнерства». Израильские эксперты напоминают, что Пекин использовал такую же формулировку для описания своих отношений с Саудовской Аравией во время такого же визита, а также с более чем 20 странами. По завершении визита лидера КНР в Тегеран было объявлено о подписании 17 соглашений и увеличении объемов двусторонней торговли за 10 лет до 600 млрд долларов США. По мнению экспертов INSS, это особенно амбициозная цель, которую Китай, возможно, не смог бы выполнить, даже если бы США не вышли из ядерного соглашения с Ираном в 2018 году и не ввели антииранские санкции, что резко сократило торговлю между Китаем и Ираном. Верховный лидер ИРИ Али Хаменеи заявил: «Соглашение с Китаем о продвижении стратегических отношений на 25 лет оправдано».

В статье экспертов INSS отмечается, что после визита Си Цзиньпина в Тегеран иранские официальные лица старались перевести достигнутые соглашения в практическую плоскость, а именно – в китайские инвестиции, которые стимулировали бы неустойчивую иранскую экономику. С тех пор прошло более четырех лет, и многие из этих соглашений остались на бумаге. «Китай не только не помог продвинуть соглашение, но работающий с Ираном Банк Куньлунь со штаб-квартирой в Пекине регулярно обновлял список иранских компаний, подпадающих под американские санкции, и отказывался предоставлять им кредит. В то же время, для внутренних нужд, Китай продолжал импортировать иранскую нефть в основном через Малайзию, при этом официальные цифры были ниже фактических объемов импорта».

«Иранское руководство очень хочет реализовать соглашение с Китаем. Президент ИРИ Хасан Роухани выразил надежду, что соглашение, которое требует одобрения парламента, будет подписано к марту 2021 года. Однако этот вопрос вызвал бурю в Иране», – пишут эксперты INSS. Они упоминают бывшего президента ИРИ Махмуда Ахмадинежада (2005-2013), который утверждал, что Х.Роухани подписал сомнительную тайную сделку с иностранным государством. Делается также ссылка на «критику и беспокойство» в социальных сетях, где руководство Ирана обвиняли в том, что оно превратит страну в протекторат Китая, уступит китайцам остров Киш в Персидском заливе и позволит разместить 5000 китайских солдат на иранской территории. При этом отмечается, что такая цифра не фигурирует в опубликованном в СМИ проекте соглашения. «Сотрудничество с Китаем в то время, когда он преследует уйгурскую мусульманскую общину на своей территории, также подверглось критике», – обращают внимание израильские эксперты. Однако «звучала и поддержка сотрудничества с Ираном как важнейшей меры спасения иранской экономики. Иранские СМИ сообщили, что верховный лидер Али Хаменеи поддерживает соглашение, хотя и не сделал официального заявления по этому вопросу».

Иран, пишут израильские эксперты, явно заинтересован в широкомасштабном сотрудничестве с Китаем, т.к. в настоящее время переживает один из самых трудных периодов из-за ухудшающейся экономической ситуации, вызванной американскими санкциями, резким падением цен на нефть и последствиями пандемии коронавируса. Положение Тегерана усугубляется из-за большой волны повторяющихся массовых протестов в течение последних двух лет; убийства генерала Касема Сулеймани, командира спецподразделения «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции (КСИР); сбитого украинского пассажирского самолета после взлета в Тегеране; давления США в Совете Безопасности ООН, направленного на продление эмбарго на поставки оружия Ирану, и угрозы продления всех санкций, которые были в силе до заключения ядерного соглашения (Совместного всеобъемлющего плана действий, СВПД); а также недавнего нападения на завод по сборке центрифуг в Натанзе. В этих условиях Иран может представить крупномасштабное долгосрочное соглашение с Китаем как достижение, которое сдвигает региональный и глобальный стратегический баланс в его пользу. Если договоренности действительно реализуются, китайские инвестиции станут решающим стимулом для страдающей иранской экономики, и улучшение экономической ситуации в Иране снизит эффективность стратегии «максимального давления» администрации Дональда Трампа против Ирана. Кроме того, если и когда возобновятся переговоры между Ираном и Западом, западные средства давления на Иран окажутся слабее, и иранские позиции усилятся. Иранцы также надеются, что соглашение обеспечит противодействие Китая усилиям США в Совете Безопасности ООН по продлению эмбарго на поставки оружия в Иран, а позже позволит Тегерану приобретать китайское оружие и, возможно, также улучшить позиции в переговорах с Москвой по закупкам оружия у России.

В Китае, отмечают эксперты INSS, официальные источники не дали никакого ответа, за исключением комментария представителя Министерства иностранных дел, который в ответ на статью в New York Times сказал китайскому корреспонденту: «Китай придает большое значение развитию дружественных отношений и сотрудничества с другими странами. Иран – дружественная нация, поддерживающая нормальное взаимодействие и сотрудничество с Китаем. У меня нет никакой информации по вашему конкретному вопросу [о проекте соглашения]». В интервью посол Китая в Тегеране прокомментировал вопрос о ядерном соглашении, но воздержался от любых упоминаний двустороннего соглашения. По мнению израильских экспертов, «такой холодный ответ, который также предназначался иранскому руководству, указывает на дискомфорт и, возможно, даже гнев в Пекине по поводу утечки в Иране [проекта соглашения] до того, как его детали были согласованы и одобрены» сторонами.

«С точки зрения Китая, такое соглашение, если оно будет подписано, будет иметь в основном коммерческое значение, поскольку оно предназначено для получения китайскими компаниями преимущества в долгосрочной перспективе, в том числе в разработке нефтяных месторождений и дешевом импорте энергии», – полагают эксперты INSS. Китайцы часто используют политическую слабость для достижения выгодных условий. В этом случае они также используют эпидемиологический кризис, продолжающиеся санкции против Ирана и потребность иранцев в крупных инвестициях для предоставления китайским компаниям оптимальных условий в долгосрочной перспективе. В частности, индийские СМИ широко освещали решение Ирана передать Китаю проект строительства железной дороги от порта Чабахар до Захедана на границе с Афганистаном, который изначально предназначался Индии. Иранцы утверждают, что проект стоимостью 400 миллионов долларов, подписанный четыре года назад, был отложен индийской стороной.

Помимо отношений с Ираном, в последние годы Китай развивает тесные связи с Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами. При этом китайцы называют эти страны «стратегическими партнерами» также как и Иран. Израильские эксперты предполагают, что в ходе принятия решения об утверждении соглашения с Ираном Пекин будет взвешивать его влияние на отношения с другими партнерами в Персидском заливе и попытается ослабить некоторые спекулятивные опасения, высказанные в западных СМИ, по поводу развивающегося сотрудничества между Китаем и Ираном, особенно в военной сфере. В качестве подтверждения они отмечают то, что, несмотря на различные заявления, в последние годы военное сотрудничество с иранцами, реализуемое Китаем, было ограниченным и в оперативном плане незначительным, что рассматривается как свидетельство осторожности Китая в контексте его отношений с Тегераном.

Эксперты INSS полагают, что стремление Ирана обнародовать новое соглашение с китайцами служит его интересам в большей степени, чем интересам Китая, и что трудности, с которыми сталкиваются обе стороны в ходе его одобрения, все еще не преодолены. За несколько месяцев до президентских выборов в США Иран и, возможно в некоторой степени и Китай, заинтересованы в том, чтобы использовать объявление о соглашении для оказания давления на президента Д.Трампа. В любом случае, пишут эксперты INSS, оглядываясь на прошлый опыт, даже если соглашение будет подписано, нет никаких гарантий, что все упомянутые в нем проекты будут реализованы.

Тем не менее, соглашение между Китаем и Ираном имеет большое значение для Тегерана, в том числе в контексте возможного ослабления давления, создаваемого санкциями. С точки зрения Китая, основой соглашения является принцип торгово-экономической выгоды при сохранении баланса в отношениях с Саудовской Аравией и ОАЭ. Цель Китая в отношениях с Ираном не состоит в том, чтобы создать военный союз с Ираном против США и, конечно, он не нацелен против Саудовской Аравии и Израиля. В этом случае Израиль не имеет большого значения для Китая и не обязательно учитывается в соображениях его руководства, за исключением случаев, когда Пекин обеспокоен военным нападением Израиля на ядерные объекты в Иране, которое может привести к региональной войне и дестабилизации региона. Китайцы, полагают израильские эксперты, оценят риски, связанные со стабильностью в Иране, прежде чем примут решение об одобрении такого соглашения, и засомневаются, если посчитают, что нестабильность в регионе и в Иране повлияет на их финансовые интересы. В этих условиях, считают эксперты INSS, Израиль должен донести до высокопоставленных китайских чиновников данный аспект, а именно – деятельность Ирана, которая дестабилизирует и угрожает региону[i].

[i] Iran and China: On the Way to a Long-Term Strategic Agreement? // INSS. 23.07.2020 — https://www.inss.org.il/publication/china-iran-agreement/

52.51MB | MySQL:104 | 0,329sec