Израильские эксперты о возможном участии Турции в гражданской войне в Йемене

По утверждениям израильских источников, военные интервенции Анкары в Ираке, Сирии и Ливии, а также ее растущее присутствие в Восточном Средиземноморье свидетельствуют о радикальных изменениях во внешней политике Турции. Её активность в Ливии демонстрирует региональную значимость Анкары. Как полагает специалист по современной турецкой политике и обществу Тель-Авивского университета Хэй Эйтан Коэн Янарочак (Hay Eytan Cohen Yanarocak), с высокой вероятностью, следующее вмешательство Турции следует ожидать в Йемене.

По мнению израильских экспертов, после операции «Щит Евфрата», начатой в 2016 году на севере Сирии против террористов «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ), а также курдской Партии демократического союза (PYD) и «Сил народной самообороны» (YPG), президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган реализует крайне агрессивную интервенционистскую внешнюю политику. В своем новом внешнеполитическом подходе Турция без колебаний прибегает к применению военной силы за пределами своих границ.

Первые операции за рубежом Анкара начала в соседних странах, Ираке и Сирии. Р.Т.Эрдоган приказал турецкой армии оставаться на захваченных территориях. Турция построила зону безопасности за пределами национальной территории с целью ограничить возможности для действий её противников внутри страны. Другими словами, Турция приняла доктрину долгосрочной военной оккупации.

Для укрепления своих позиций во вновь оккупированных районах Турция инвестирует в их инфраструктуру, прокладывает новые дороги, возводит больницы и почтовые отделения, предоставляет оборудование школам и местным силам безопасности. Вместе с тем, имеет место и эксплуатация ресурсов занятых районов. В частности, в самые тяжелые дни экономического кризиса 2018 года для снижения цен на картофель на своем внутреннем рынке Турция завозила его из Северной Сирии.

Утвердившись в северной части Сирии и Ирака, в 2019 году Турция распространила масштабы своего военного вмешательства на более широкий регион Ближнего Востока и Северной Африки (MENA).

Принятая Анкарой военно-морская доктрина «Голубая родина» (Mavi Vatan) диктует расширение турецкого влияния на всё Восточное Средиземноморье. Официально, Турция подписала договор об исключительной экономической зоне (ИЭЗ) с ливийским Правительством национального согласия (ПНС). Израильские источники рассматривают этот документ, как соглашение с «Братьями-мусульманами» Ливии. Как доктрина Mavi Vatan, так и договор об ИЭЗ игнорируют в первую очередь интересы Греции, а также других стран восточной части Средиземного моря. Впоследствии, под предлогом обеспечения безопасности своей ИЭЗ Анкара военными средствами вмешалась в гражданскую войну в Ливии. Благодаря турецкой интервенции, за последние шесть месяцев ПНС удалось отбить атаки Ливийской национальной армии (ЛНА) во главе с Халифой Хафтаром.

Как считают в Израиле, ПНС не смогло бы добиться успеха без поставок турецких вооружений из Мерсина в ливийские порты Триполи и Мисурата. Анкара обеспечила ПНС бронированными боевыми машинами, орудиями полевой и зенитной артиллерии, а также ударными беспилотниками «Байрактар» (Bayraktar) турецкого производства. Под их ударами силы ЛНА отошли в город Сирт. Согласно некоторым публикациям, Турция использует ливийскую нефть, и турецкие строительные фирмы участвуют в усилиях по восстановлению Ливии.

Активность Анкары в Ливии является частью комплекса мероприятий в регионе MENA. С 2017 года Турция открыла военные базы в Сомали и Катаре и попыталась создать военно-морскую базу на суданском острове Суакин (Suakin). По свидетельству  израильских источников, есть признаки того, что Турция намерена вмешаться и в других регионах. Из-за своего стратегического расположения следующей целью турецкой интервенции может стать Йемен.

Как страна с преобладанием суннитов Турция уже объявила о своем антагонизме по отношению к йеменским хоуситам (март 2015 года). Президент Р.Т.Эрдоган осудил успехи отрядов хоуситов и обвинил Иран в стремлении к региональному господству на Ближнем Востоке. Несмотря на то, что Турция, Саудовская Аравия (КСА) и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), по-видимому, имеют одинаковое представление путей разрешения проблемы Йемена, им не удалось объединиться под одним «суннитским зонтиком». Основную причину этого израильские аналитики видят в продолжающемся соперничестве между Турцией и КСА за мировое лидерство среди суннитов. Трения между ними достигли своего пика в 2018 году после убийства в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле саудовского журналиста Джамаля Хашогги. С тех пор турецко-саудовская напряженность стала очевидной.

До убийства журналиста Турция имела хорошие отношения с поддерживаемым КСА правительством Йемена во главе с Абд-Раббо Мансуром Хади (Abdrabbuh Mansur Hadi). С момента прихода А.М.Хади к власти в 2012 году и до убийства Д.Хашогги он посещал Турцию четыре раза. Но, учитывая ухудшение турецко-саудовских двусторонних отношений, отношения Анкары с правительством М.Хади стали напряженными.

В Израиле полагают, что дверь в Йемен для Турции открыло прекращение поддержки ОАЭ сепаратистского Южного переходного совета (Southern Transitional Council, STC). 16 сентября 2019 года Р.Т.Эрдоган объявил о своем намерении вмешаться в гражданскую войну в Йемене. Тогда президент Турции высказался неоднозначно и не уточнил, намерен ли он действовать военным путем или с помощью мягкой силы. Тем не менее, он подверг критике Саудовскую Аравию и ОАЭ за то, что они «не победили хоуситов и превратили гражданскую войну в гуманитарную трагедию».

Турецкие СМИ восприняли заявление Р.Т.Эрдогана в отношении Йемена, как сигнал к новой военной интервенции. С сентября 2019 года турецкие СМИ, в основном находящаяся под контролем президента, начали готовить общественность к новой зарубежной операции. Анатолийское информационное агентство (Anatolian News Agency) начало предоставлять больше места йеменским экспертам и лидерам НПО для изложения ими своих мыслей о продолжающейся гражданской войне и возможной роли Турции в йеменском конфликте.

Так, 8 июля 2020 года Анатолийское агентство процитировало йеменского журналиста Мухаммеда аль-Ахмади (Muhammed Al-Ahmadi), заявившего, что «пока ОАЭ зажигают весь регион, Турция занята тушением огня». В той же статье М.аль-Ахмади подчеркнул значительную роль Турции в Йемене и косвенно предложил Анкаре погасить йеменский пожар.

Более прямое приглашение поступило 7 июня 2020 года от доктора Мухаммеда Хумайкани (Mohammed Humaykani), главы «Ассоциация Турция-Йемен» (Turkey-Yemen Association), аффилированной организации «Братьев-мусульман». В своем выступлении в ходе дискуссии, инициированной Ассоциацией, М.Хумайкани подчеркнул, что йеменцы ожидают, когда реальный партнер и союзник, такой как Турция, вступит в войну. М.Хумайкани высоко оценил присутствие Турции в Сомали и подчеркнул, что он хотел бы видеть такой же вклад и в Йемене. Йеменский аналитик Халид Аклан (Halid Aklan) 21 мая 2020 года высоко оценил вмешательство Турции в Ливии и обвинил руководство КСА и ОАЭ в неуклюжести и неспособности победить хоуситов. Более того, аналитик призвал йеменцев рассмотреть турецкий вариант, исходя из конкретных результатов в Ливии.

Публичные дебаты в Турции по поводу вмешательства в Йемен передают сообщения таких СМИ, как Aden Press и Ahval News. Согласно их источникам,  перебежчик из Йемена бывший министр транспорта страны Салех аль-Джабвани (Saleh Al-Jabwani) сотрудничает с местными отделениями «Братьев-мусульман» и распределяет деньги из Катара. Как сообщается, Турция направила С.аль-Джабвани в находящиеся под контролем STC йеменские провинции Абьян и Шабва для вербовки новых боевиков на катарские деньги. Утверждается, что С.аль-Джабвани создал центр рекрутинга в городе Атак (Ataq) и сумел набрать 600 боевиков, которые будут получать ежемесячное жалование. Кроме того, согласно публикациям, С.аль-Джабвани на черном рынке закупил оружие и технику, включая полноприводные автомобили (Турция еще не поставляла оружие в Йемен). С.аль-Джабвани также установил отношения с лидером йеменских «Братьев-мусульман» Хамудом Саидом аль-Михлафи (Hamoud Saeed Al-Mikhlafi), который также вербует новых боевиков против хоуситов. Согласно тому же источнику, С.аль-Джабвани и Х.С.аль-Михлафи направляют боевиков министру внутренних дел Йемена Ахмаду аль-Мисри (Ahmad Аl-Maysari). При этом, в противовес Саудовской Аравии Турция и Катар совместно стремятся усилить свое влияние в правительстве А.М.Хади.

Помимо прочего, подобно своему способу действий в Ливии Турция приступила к вербовке наемников в Сирии для новой фазы войны в Йемене. Основную роль в их привлечении играет турецкая частная военная компания SADAT. Для дальнейшего укрепления своих позиций в Йемене Анкара также выстраивает отношения с местной ячейкой «Братьев-мусульман».

Очевидно, что Турция стремится проникнуть в Йемен и использовать его природные ресурсы, а также закрепиться на Красном море. Имея военно-морскую базу в Йемене, Р.Т.Эрдоган превратиться в ключевого игрока в акваториях Красного моря и Баб-эль-Мандебского пролива, через которые большая часть нефти стран региона поставляется на мировые рынки. Более того, это послужит турецким рычагом против Египта. Интенсивная турецкая поддержка йеменского отделения «Братьев-мусульман» может вернуть ОАЭ обратно в Йемен и даже заставить Египет стать активным участником йеменского конфликта для сдерживания Турции.

Турция также стремится проникнуть в Йемен с помощью мягкой силы. Турецкие правительственные и неправительственные организации, такие как Турецкая организация гуманитарной помощи (IHH), Турецкое агентство сотрудничества и координации (TIKA), Турецкий Красный Полумесяц и Турецкое управление по делам религий (Diyanet), играют активную роль в предоставлении гуманитарных, социальных и религиозных услуг народу Йемена. Самый яркий пример подобной деятельности по «завоеванию сердец» имел место во время рамадана. Турецкие организации разослали продовольственные корзины нуждающимся семьям в районах Шабва, Хадрамавт, Мариб, Аден и Таиз. В действительности, по оценкам экспертов, турецкое руководство имеет долгосрочные планы на Йемен. В январе 2020 года заместитель министра внутренних дел Исмаил Чатаклы (İsmail Çataklı) посетил Аден, где по поручению Р.Т.Эрдогана подготовил всеобъемлющий доклад «о потребностях йеменского народа».

Таким образом, совокупность доводов, приводимых израильскими экспертами, свидетельствуют об активной подготовке Анкарой своего участия в йеменском конфликте. Вместе с тем, военное вмешательство Турции в Йемене вряд ли получит широкую общественную поддержку. В случае с Ираком, Сирией и Ливией Р.Т.Эрдоган оправдал присутствие там Турции защитой интересов национальной безопасности. Повод для турецкой интервенции в Йемене найти сложнее. Поэтому, даже если Р.Т.Эрдоган решит превратить Турцию в сторону, активную воюющую в Йемене, скорее всего, он будет использовать наемников вместо турецких вооруженных сил. В случае успеха Анкара получит возможность открыть в Йемене новую военную базу. Такая база с одной стороны станет вызовом для Египта, КСА и ОАЭ, а с другой – привлекательным для турецкой общественности признаком «сильной Турции».

52.75MB | MySQL:107 | 0,535sec