О реакции США на развитие ядерной программы Саудовской Аравии

Вашингтон обеспокоен сообщениями СМИ о попытках Саудовской Аравии в сотрудничестве с Китаем наладить получение уранового концентрата. Об этом заявил 6 августа спецпредставитель президента США по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли в эфире телеканала «Фокс бизнес». Его попросили прокомментировать публикацию газеты «Уолл-стрит джорнэл». В ней со ссылкой на источники утверждается, что Саудовская Аравия при помощи двух китайских компаний строит на северо-западе королевства предприятие, предназначенное для производства концентрата, получаемого в процессе обработки урановой руды «Я видел публикации в СМИ», — отметил Биллингсли. «Я бы сказал, важнее всего, чтобы саудовцы обязались полностью соблюдать нормы безопасности Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Я уверен, что они так и сделают», — добавил он. «»Важно понимать, что компании, с которыми саудовцы ведут дела в Китае, являются государственными и участвуют в серьезном наращивании ядерного арсенала КНР», — сказал спецпредставитель президента США. «Думаю, это вызывает серьезную обеспокоенность», — добавил он. Посол КНР в США Цуй Тянькай, выступая во вторник на ежегодном форуме по безопасности, организованном Аспенским институтом, подчеркнул, что ядерный арсенал Китая значительно меньше, чем у США или России. В то время как западные официальные лица заявили, что эти сообщения могут сигнализировать о продвижении королевства к созданию ядерного оружия, саудовские официальные лица опровергли это утверждение и заявили, что добыча урановой руды и других природных ресурсов является частью его долгосрочной экономической стратегии Vision 2030. В этой связи Эр-Рияд стремится к 2032 году построить 16 ядерных реакторов мощностью 17,6 гигаватт. Амбициозные планы не новы; в 2009 году король Абдалла издал королевский указ о намерении Саудовской Аравии развивать свой ядерно-энергетический потенциал. Два года спустя он обнародовал планы по 16 реакторам, что не было реализовано. Но сейчас одной из основных задач для Эр-Рияда становится именно развитие ядерной энергетики. Без этого обстоятельства все планы по реализации стратегии развития Vision 2030 обречены на провал. В этой связи уже определены два участка Умм-Хувайд и Хор-Дувейхин для строительства первого завода для обогащения урана, а также еще 17 участков для перспективного строительства. Очевидно, что самодостаточная ядерная энергетическая или оружейная программа потребовала бы строительства объектов и по получению уранового концентрата, хотя это только небольшой шаг в этом процессе. Хотя это и не является нарушением каких-либо соглашений, участником которых является Саудовская Аравия, тем не менее это может привести к возникновению проблем распространения ядерного оружия. И хотя это вряд ли повлияет на отношения с Соединенными Штатами при президенте США Дональде Трампе, оно может стать более значительным фактором в случае победы Джо Байдена. Напомним, что Саудовская Аравия хочет построить не только атомные электростанции для производства электроэнергии, но она также хочет полного контроля над всем процессом производства и утилизации ядерного топлива, что подразумевает местную локализацию процесса обогащения. Это может привести к растущим опасениям на Западе по поводу ядерного распространения, особенно в связи с тем, что ядерная сделка Ирана с Западом продолжает разваливаться, и Иран продолжает действия по возобновлению своей ядерной программы. Наследный принц Мухаммед бен Сальман заявил в 2018 году, что у Саудовской Аравии не будет иного выбора, кроме как разработать ядерное оружие, если это сделает Иран.

Отметим, что нынешний очередной этап «озабоченности» американцев усилиями КСА в ядерной области совпал с открытием в ОАЭ первой атомной станции. 1 августа премьер-министр, вице-президент ОАЭ и правитель эмирата Дубай Мухаммед бен Рашид Аль Мактум объявил о начале работы первой в арабском мире атомной электростанции, находящейся на территории этой страны. «Мы объявляем об успехе ОАЭ в запуске первого мирного атомного реактора в арабском мире, АЭС «Барака» в Абу-Даби, — написал он в субботу на своей странице в «Твиттере». — Группа рабочих произвела загрузку ядерного топливо и успешно завершила комплексные испытания». Аль Мактум добавил, что целью ОАЭ является «ввод в эксплуатацию четырех атомных электростанций, которые обеспечат на четверть потребности государства в электроэнергии безопасным, надежным и не загрязняющим окружающую среду выбросами способом». В середине февраля Информационное агентство ОАЭ сообщило, что эмиратское агентство по ядерному регулированию выдало компании Nawah Energy Company («Навах энерджи компани») лицензию на эксплуатацию первого блока АЭС «Барака». В данном случае принципиален момент того, что ОАЭ четко следует в рамках развития своей ядерной программы рекомендациям США, которые на сегодня отвергаются Эр-Риядом. Тема развития ядерной программы КСА была одной из центральных тем консультаций саудовского наследного принца Мухаммеда бен Сальмана в США в феврале 2018 года. Тогда Вашингтон категорически отказался пойти навстречу КСА с точки зрения ослабления своих условий развития «полного цикла» обогащения и утилизации урана на территории королевства. И произошло это как в рамках опасения американцев перспективами ядерной гонки в регионе, так и в силу соответствующих лоббистских усилий со стороны Израиля. В этой связи Вашингтон избрал тактику балансирования в рамках сохранения рычагов влияния на Саудовскую Аравию, с одной стороны помогая ей развивать мирную гражданскую ядерную программу, а с другой — всячески ограничивая ее стремление выйти на обладание полным циклом ядерной программы с конечной переработкой отходов, что теоретически означает скорый выход на обладание оружейным плутонием. По крайней мере, в случае соглашений с Тайванем и ОАЭ американцы этой опции придерживались строго. Понятно, что основой таких намерений Эр-Рияда, помимо собственно вопросов энергетической безопасности, является создание ядерного оружия в противовес аналогичной программе Ирана. При этом Мухаммед бен Сальман намекнул, что, если соглашение не будет достигнуто, Саудовская Аравия обратится за технологической поддержкой к другим ядерным державам, таким как Россия. Сильно в этом сомневаемся, но российский фактор тогда буквально взорвал американское информационное пространство. Как выяснилось зря, в дело вступили китайцы, что звучит особенно интересно в силу нынешней динамики развития американо-китайских отношений. Таким образом, ядерная программа КСА становится фактом, и в задачу США сейчас входит необходимость ввести этот процесс в цивилизованные рамки. По оценке экспертов, единственным верным алгоритмом решения этой проблемы могло бы стать подписание КСА дополнительного протокола с Международным а по атомной энергии (МАГАТЭ). То есть сделать ровно то, что сделал Иран в рамках Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), который сейчас Вашингтон всеми силами пытается обвалить. Дополнительный протокол не запрещает странам обогащать уран внутри страны, но предоставляет МАГАТЭ больше контроля и полномочий для проведения инспекций с целью воспрепятствовать разработке ядерного оружия.

52.57MB | MySQL:103 | 0,742sec