Отношения между Анкарой и ПНС содействуют проникновению турецкого бизнеса на ливийский рынок

Соединенные Штаты призывают возобновить работу Национальной нефтяной корпорации (National Oil Corporation, NOC) Ливии, а также предпринять меры для демилитаризации обстановки в стране. Об этом говорится в распространенном во вторник пресс-службой Белого дома заявлении помощника президента США по национальной безопасности Роберта О’Брайена. «США глубоко обеспокоены эскалацией конфликта в Ливии. Мы выступаем решительно против иностранного военного вмешательства, в том числе использования наемников и частных военных компаний всеми сторонами», — отметил он. «Мы призываем все стороны, как ответственные за текущую эскалацию, так и те, которые работают над тем, чтобы ее завершить, позволить Национальной нефтяной корпорации Ливии возобновить ее жизненно важную работу при полной прозрачности, предпринять меры для демилитаризации обстановки вокруг [города] Сирт и [муниципалитета] Эль-Джуфра, соблюдать оружейное эмбарго ООН, а также завершить выработку режима прекращения огня в рамках переговоров в формате «5+5» по эгидой ООН», — добавил О’Брайен. Таким образом, Вашингтон предсказуемо начинает оказывать все более весомый прессинг на Халифу Хафтара и его международных спонсоров с точки зрения восстановления экспорта углеводородов. Рискнем предположить, что вскоре США начнут уже совершенно открыто использовать в данном контексте инструмент своего санкционного давления. И такая политика Вашингтона на сегодня в целом отвечает интересам Анкары на ливийском направлении.

Заманчивая перспектива восстановления, нефтяных и энергетических контрактов в Ливии уже привлекает интерес ведущих турецких фирм, которые пользуются нынешним «доверительным» уровнем отношений между Триполи и Анкарой — главным и принципиальным союзником Правительства национального согласия (ПНС) в его борьбе против командующего ЛНА Халифы Хафтара. Тесное сближение Анкары с ПНС в полной мере уже используется и турецким бизнесом. После соглашений о морском и военном сотрудничестве, подписанных президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и премьер-министром ПНС Фаизом Сарраджем в январе-июле, турецкие компании готовятся к прорыву на ливийский рынок, и Анкара надеется еще больше увеличить свой экспорт в Ливию, который в 2019 году составил 2 млрд долларов. В этом контексте Мальта становится ключевой ступенькой для Турции в рамках ее экономической экспансии.

Хотя хаотическая ситуация в области безопасности в Ливии в целом еще сдерживает некоторых турецких предпринимателей, многие турецкие компании, тем не менее, уже открыли свои филиалы на Мальте в рамках подготовки оптимального плацдарма для входа на ливийский рынок. Это прежде всего касается таких бизнес-структур, как турецкая судоходная группа Akbasoglu Shipping Group, которая управляет флотом нефтяных танкеров и создала транспортную фирму North Star Tankers Limited на Мальте. Ей управляют братья Эмин Акбасоглу и Некми Метин Акбасоглу, которые также активно работают в танкерной промышленности через компанию Genka Shipping. Халит Иликли, глава Cenker Shipping, также зарегистрировал компанию под названием Arges Trade Limited на Мальте 9 июля. Со своей стороны, компания по строительству и развитию недвижимости Ege Yapi, управляемая Инанком Кабадайи, 30 июня создала дочернюю компанию Ege Yapi Malta. Компания, построившая отель Sheraton в Самсуне и отель Shangri La в Стамбуле, вполне может претендовать на контракты по реконструкции в Триполи. Рекламное и PR-агентство Wediacorp, официальный партнер YouTube в Турции, также создало аванпост в Ла-Валлетте под названием Wediacorp Global . Его глава Фунда Сен в течение 24 лет был директором по производству в пропагандистском аппарате турецких вооруженных сил.

В дополнение к осваиванию мальтийского плацдарма, турецкие инвесторы также делают более прямые подходы. Ожидается, что представительная делегация турецких бизнесменов прибудет в Триполи в ближайшее время, как только позволит затишье в конфликте. Ее возглавит бизнесмен Муртаза Каранфиль, который является ключевым игроком в коммерческих сделках между Стамбулом и Триполи. Он возглавляет ливийский комитет Совета по внешнеэкономическим связям Турции (DEIK), а также является представителем Ливии в MÜSAID. Эта Ассоциация мусульманских бизнесменов под председательством Абдуррахмана Каану имеет тесные связи с правящей в Турции партией ПСР. Каранфиль активно работает в оборонном, строительном, агропромышленном, гостиничном и фармацевтическом секторах через холдинговую компанию Karanfil Group и регулярно сопровождает президента Турции Р.Т.Эрдогана в его поездках в Африку.

После переговоров в конце июня между министром энергетики Турции Фатихом Денмезом и главой National Oil Corp (NOC) Мустафой Саналлой государственная нефтяная компания Türkiye Petrolleri AO (TPAO) активизировала свою работу над проектом по разведке нефти в Восточном Средиземноморье , тем самым претендуя на территориальные воды вблизи Кипра при жестком негативном отношении к таким действиям со стороны Греции. На фоне начала Турцией буровых работ рядом с Кипром, последовала новая волна жестких заявлений из Афин. Греция будет защищать свои суверенные права всеми средствами, включая военные, если Турция направит исследовательское судно Oruc Reis («Оруч Реис») в греческую исключительную экономическую зону (ИЭЗ). Это дал понять 7 августа вечером министр иностранных дел Греции Никос Дендиас в эфире телеканала Open. На вопрос, будет ли ответ Греции включать использование военных, если Анкара пошлет Oruc Reis в ИЭЗ Греции, Дендиас ответил, что страна будет защищать свой суверенитет и свои суверенные права всеми средствами. «Думаю, что никто в Европейском союзе, никто из наших партнеров и друзей не ожидает от правительства Греции чего-то другого», — сказал глава МИД Касаясь подписанного в четверг в Каире соглашения между Грецией и Египтом о демаркации морских границ (явно заключенного в противовес аналогичному между Турцией и ПНС – авт.) и установлении исключительной экономической зоны, Дендиас сообщил, что о документе уже проинформированы страны ЕС. «Сразу после моего возвращения [из Каира] мы отправили текст этого соглашения и его карты всем странам, вместе с которыми мы являемся членами Европейского союза, и, конечно, председательствующей в нем Германии», — сказал министр. По его мнению, возможен еще диалог с Турцией, которая сразу же отказалась признать греческо-египетское соглашение. «Мы всегда заявляли, что мы открыты для диалога. Даже в те времена, когда турецкое отношение к нам было отнюдь не похвальным. Потому что мы верим в диалог. Но не в диалог на любую возможную тему, это надо понимать. Существует только одно разногласие между Грецией и Турцией: это континентальный шельф в Эгейском море и в восточной части Средиземного моря, а также воды над этим шельфом. Конечно, мы всегда готовы обсуждать [это] с Турцией. Но не в условиях угроз и шантажа», — сказал Дендиас. Отметим также, что 6 августа министр нефти Египта Тарик аль-Мулла и министр энергетики Кипра Натаса Пилидис обсудили планы активизации сотрудничества в области нефти и газа, особенно в Восточном Средиземноморье, что надо напрямую увязывать именно турецким возобновлением бурения уу берегов Кипра. В заявлении Египта говорится, что оба министра также обсудили планы преобразования Восточно-Средиземноморского газового форума в межправительственную организацию. Согласно заявлению, Т.аль-Мулла заявил, что партнерство Египта с Республикой Кипр «направлено на достижение экономической интеграции между двумя странами в области природного газа для использования имеющихся газовых ресурсов и отдельной инфраструктуры для достижения взаимной выгоды для народов обеих стран».

Анкара явно пока не собирается брать в расчет возможность достижения какого-то компромисса с Афинами и Каиром. Рискнем предположить, что такую перспективу надо четко увязывать прежде всего с прорывами в формате заключения какого-то внятного и долговременного соглашения между противоборствующими сторонами в ливийском конфликте. В первую очередь под «сторонами» мы имеем ввиду различных международных игроков, но пока даже предпосылок для этого сценария не видно. И пока между ними идет борьба на рынке углеводородов, в перспективы внутриливийского мирного соглашения вериться с трудом. Стороны пока основные усилия концентрируют на том, чтобы закрепить за собой основные куски регионального углеводородного «пирога». Тем временам, на энергетическом фронте Ливии несколько турецких компаний уже ведут переговоры с государственной GECOL (General Electric Company of Libya), которая борется с постоянными отключениями электроэнергии, а также с проблемами производства и распределения электроэнергии. Турецкий холдинг по электротехнике Calik Enerji является одной из компаний, желающих предложить свои услуги. Возглавляемая миллиардером Ахметом Каликом, компания имеет связи с турецким президентом, чей зять Берат Албайрак управлял конгломератом Calik Holding с 2007 по 2013 год. Уже присутствующая в Мали, Гане и Мадагаскаре, Aksa Enerji также надеется закрепиться в Ливии, поставляя соответствующее оборудование для GECOL. Эта фирма является дочерней компанией холдинга «Казанчи», который принадлежит другому миллиардеру со связями в ПСР Али Метину Казанчи. На ливийский рынок также стремиться проникнуть и фирма, которая специализируется на солнечной энергетике, Karadeniz Holding, возглавляемая бизнесменом, близким к DEIK, Орханом Караденизорм. Он уже предложил Триполи в рамках преодоления кризиса в генерации электроэнергии поставить плавучие электростанции, которые были бы подключены к основной распределительной сети. Вся эта турецкая деятельность очевидно будет источником беспокойства для GE (ранее General Electric), которая в 2019 году подписала меморандум с ПНС об увеличении генерации в рамках GECOL на 600 МВт, но этот проект пока остается отложенным из-за ситуации с безопасностью.

Турецкий бизнес помимо рынка углеводородов в Ливии уже фактически подмял под себя портовые и логистические узлы в контролируемой ПНС зоне. Турецкий бизнесмен Мехмет Кочабаса, который отныне будет курировать морской импорт от имени ливийской таможни, владеет крупным экспедиторским агентством и является ключевым игроком в десятке африканских стран. Решение ливийской таможни от 20 июля передать управление электронными записями отслеживания грузов (ECTNs) на аутсорсинг SCK даст турецкой компании беспрецедентный контроль за всеми товарами, ввозимыми в Ливию морем: грузоотправителям придется пройти через него, чтобы получить необходимые документы. Владелец и генеральный директор SCK Мехмет Кочабаса сам очень активно занимается перевозками (особенно нефтеналивных грузов) через Международные Пперевозки Neta. В Турции он возглавляет комитет экспедиторов в мощной судоходной палате IMEAK. Морской маршрут Турция-Ливия имеет первостепенное значение, поскольку Турция является крупнейшим поставщиком для Ливии целого ряда агропродовольственных, промышленных и швейных, а также других товаров. Поэтому неудивительно, что это решение Сарраджа вызвало гнев Союза торговых палат Ливии и его судоходной палаты (LCS), которые обеспокоены активной турецкой конкуренцией и экспансией. 28 июля председатель LCS Рамадан Мефтах Мгирби написал письмо в Палату представителей (парламент в Тобруке). Его письмо, очень вовремя просочившееся на новостной сайт sada.ly, напомнил, что идентичный контракт был заключен в январе 2015 года с бельгийской компанией Antaser Africa, прежде чем был расторгнут в октябре того же года тогдашним премьер-министром Халедом аль-Гвейли. SCK тогда уже была заинтересованной стороной: Antaser Africa немедленно передала на аутсорсинг выдачу ECTNs для товаров, предназначенных для Ливии из некоторых стран, включая Турцию. Следует отметить, что SCK была основана в 2001 году с целью управления ECTNs для Анголы. С тех пор компания расширила свою деятельность более чем в 20 странах Африки, от Буркина-Фасо до Мадагаскара, Сенегала, Нигерии и Габона. Ее система хорошо налажена: совместно с национальными межпрофессиональными транспортными организациями она бесплатно устанавливает свою систему слежения и получает доход, взимая плату с грузоотправителей. Neta также серьезно развивалась на африканском континенте. Например, в ДРК она была партнером управления мультимодальных перевозок местной государственной компании по развитию судоходства Ogefrem с 1998 года. Всю эту активность турок в логистическом секторе Ливии надо оценивать в совокупности с четкой стратегией по установлению Анкарой через турецкий бизнес максимального контроля над портовыми мощностями Ливии. В этой связи отметим, что на сегодня турки активно лоббируют передачу им от французской компании Bolloré операционной концессии для стратегически важного порта Мисурата, поскольку французский логистический гигант пока безуспешно пытается бороться за признание правительством Ф.Сарраджа контракта, подписанного им с Ливией в 2010 году. Визит министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу в Триполи 17 июня во главе большой делегации позволил Анкаре сформулировать свои политические и экономические цели в Ливии, начав с планов строительства порта Мисурата. По данным французских источников, турецкая делегация сообщила ПНС, что она хочет, чтобы управление портом, который контролируется управлением Свободной зоной Мисурата (MFZ), было хотя бы частично передано в турецкие руки. Глубоководный порт имеет большое стратегическое значение. Главный импортный шлюз Ливии, он может в долгосрочной перспективе стать крупным региональным торговым центром, обеспечивающим доступ к рынкам по всему Средиземноморью. Правительство президента Реджепа Тайипа Эрдогана выдвинуло веские аргументы в поддержку своей позиции. Турция оказала военную поддержку ПНС, что позволило ему вернуть контроль над Триполи и отбросить силы Халифы Хафтара. В рамках своей поддержки ПНС Турция оказала особую поддержку именно фракции Мисураты, которая представлена в Триполи министром внутренних дел Фатхи Башагой. Кроме того, в Мисурате уже присутствует крупный турецкий военный пункт, который в перспективе мог бы служить базой для ВМС Турции. С точки зрения деловой автивности мисуратовские бизнесмены уже давно тесно завязаны на разнообразный импорт из Турции, которая является их ведущим поставщиком во многих отраслях, включая агропродовольственные товары. На самом деле турецкий флаг уже реет над портом в Мисурате. Вот уже более десяти лет турецкая группа TML выполняет основную часть работ по техническому обслуживанию, модернизации и расширению порта. Она построила причалы 16-20, которые используются для контейнеров, в период с 2009 по 2014 год и преуспела в завершении работ, несмотря на войну. С сентября 2019 года именно эта компания ремонтирует сухую насыпную пристань, используемую ливийской компанией Iron & Steel Co. TML, которая также работала в портах Тобрук и Триполи до падения режима Муаммара Каддафи, хорошо знает Ливию. Один из его партнеров, Эрсин Такла, работал в стране еще в 1973 году и долгое время был сопредседателем турецко-ливийского Делового совета, членом которого он является и по сей день. В настоящее время переговоры между двумя странами проходят исключительно на политическом уровне. До сих пор ни одна турецкая портовая управляющая компания не была вовлечена в эти консультации официально. Однако инициатива Турции могла бы окончательно положить конец надеждам группы Bolloré с точки зрения получения концессии на строительство контейнерного терминала порта. Французский логистический гигант отмечает, что у него есть контракт, подписанный с MFZ в 2010 году, всего за несколько недель до начала восстания против Каддафи. С тех пор французы заключили контракт с руководством MFZ в Мисурате в надежде возобновить переговоры о получении концессии. Однако конец этим консультациям положила открытая военная и дипломатическая поддержка Францией заклятого антагониста Мисураты Халифы Хафтара.

52.41MB | MySQL:103 | 0,656sec