О новом Шелковом пути в Магрибе

С момента запуска председателем КНР Си Цзиньпинем инфраструктурного проекта «Один пояс, один путь» в 2013 году официальный Пекин проявляет значительный интерес к региону Магриба как к точке входа на европейские и африканские рынки. Известно, что Пекин ставит коммерческие отношения выше политического влияния в Магрибе, и, хотя карта распространения Шелкового пути на данный момент официально не включает этот регион, между Китаем и каждой страной Магриба (Алжир, Марокко, Тунис, Ливия и Мавритания) были подписаны меморандумы о взаимопонимании, демонстрирующие, что Китай планомерно расширяет свои политические и экономические позиции в данном регионе. Анализ доступных источников показывает, что «Один пояс, один путь» представляет разветвленную сеть связующих элементов в сфере коммерции и торговли между Китаем и различными регионами мира, а также является флагманом внешней политики Си Цзиньпина и Коммунистической партии Китая (КПК). В рамках проводимого проекта Пекин стремится открыть новые рынки и защитить глобальные цепочки поставок, чтобы способствовать устойчивому экономическому росту КНР, тем самым поддерживая социальную стабильность внутри китайского государства.

Анализ китайских доктринальных документов и заявлений политического руководства страны показывает, что проект «Один пояс, один путь» состоит из морского и наземного компонентов: Инициатива морского Шелкового пути (ИМШП) и Экономический пояс Шелкового пути (ЭПШП). Элементы ЭПШП – серия наземных инфраструктурных проектов, включающая дороги, железнодорожную инфраструктуру и трубопроводы. ИМШН включает порты и проекты развития прибрежной зоны. Благодаря перечисленным компонентам официальный Пекин создает многонациональную сеть, соединяющую Китай с Европой и Африкой через Ближний Восток. Проект предназначен для облегчения торговли, улучшения доступа к иностранным энергоресурсам и предоставления Китаю доступа к новым рынкам сбыта продукции. Географический охват проекта «Один пояс, один путь» постоянно расширяется, охватывая более 123 стран и 29 международных организаций в шести экономических коридорах. Реализуемые в его рамках подпроекты охватывают две трети населения мира, 40% мирового ВНП и, по  китайским оценкам, до 75% известных запасов энергии. Общая стоимость проекта пока не известна, но, по некоторым оценкам, в конечном итоге в нее будет инвестировано 8 триллионов долларов.

За последние два десятилетия официальный Пекин постепенно укрепил свое экономическое присутствие в странах Магриба с точки зрения торговли, инвестиций и инфраструктуры. Китай стал проявлять активность в этих странах, уделяя особое внимание двусторонним отношениям, а также работая в рамках Форума китайско-африканского сотрудничества и Форума сотрудничества Китай – арабские страны. По данным китайских источников, в 2018 году на Магриб приходилось 7,6% импорта Китая из Африки, в то время как китайский экспорт в Магриб составлял 14,7% от его общего экспорта в Африку. По данным China Global Investment Tracker, товарооборот между Китаем и пятью странами Магриба достиг почти 23,5 млрд долларов в 2019 году. Инвестиции и контракты Китая в регионе Магриба в период с 2005 по 2019 год был на уровне 29,6 млрд долларов, при этом Алжир (наиболее важный партнер) получил львиную долю в 23,6 млрд долларов.

Растущее экономическое сотрудничество Пекина с регионом Магриба обусловлено главным образом развитием нового Шелкового пути, хотя политические, финансовые и культурные связи Китая с регионом остаются относительно неглубокими. Присутствие Китая в Магрибе включает в себя торговлю, развитие инфраструктуры, порты, судоходство, финансовое сотрудничество, туризм и производство, но не ограничивается ими. Можно ожидать, что Китай расширит и углубит эти связи в ближайшие годы, учитывая стратегическое географическое положение Магриба.

Хотя Китай укрепляется в Магрибе, его влияние пока не может сравниться с господством США или Европы в этом регионе. Страны Магриба исторически имели тесные отношения с Францией (бывшей колониальной державой), ЕС и остаются зависимыми от обоих. Франция и ЕС продолжают оказывать значительное политическое, экономическое влияние, а также влияние в сфере безопасности и культуры в регионе. Китай, в отличие от США и России, которые склонны рассматривать Магриб как продолжение Ближнего Востока, рассматривает его как отдельный регион со своими характеристиками. Имея дело с Магрибом, Пекин учитывает взаимоотношения каждой страны со своими соседями.

Таким образом, стратегически наращивая взаимодействие с такими странами Магриба, как Алжир, Тунис и Марокко, Пекин настраивает этот регион таким образом, чтобы он играл неотъемлемую роль в его стратегии Шелкового пути. Таким образом, большая часть китайской инициативы «Один пояс, один путь» в Магрибе связана с экономическими и торговыми отношениями, что позволяет пострадавшим от вооруженных конфликтов и пандемии коронавируса североафриканским странам увеличивать объем торговли, иностранные инвестиции, доходы от туризма и производственную базу. Китай также демонстрирует странам Магриба свою модель развития, которая стремится сочетать авторитаризм с экономическим ростом. Растущая роль Пекина в Магрибе, вероятно, будет иметь далеко идущие экономические и геополитические последствия для стран региона.

52.25MB | MySQL:103 | 0,441sec