О причинах усиления военного присутствия стран ЕС в зоне Сахеля

Власти Франции усилят меры по обеспечению безопасности граждан страны, находящихся в зоне африканского Сахеля (Буркина-Фасо, Мавритания, Мали, Нигер, Чад), после гибели французов, которые 9 августа попали под обстрел в 50 км от столицы Нигера. Об этом заявил 11 августа французский президент Эммануэль Макрон. «Я принял решение усилить меры безопасности для наших граждан в регионе, — написал он в «Твиттере». — Мы продолжаем наши действия по искоренению террористических группировок при усиленной поддержке наших партнеров». Макрон также отметил, что французские власти «делают все возможное, чтобы поддержать семьи погибших и отреагировать на нападение, унесшее жизни шести французов и двух граждан Нигера». На заседании Совета обороны Франции под председательством Макрона во вторник должна быть рассмотрена предоставленная властями Нигера информация об этом происшествии. Одновременно в Париже воспользовались этим эпизодом для оказания дополнительного давления на Брюссель в рамках усиления мер коллективной ответственности за развитие ситуации в Сахеле. EUTM-Mali, военная учебная миссия в Мали, созданная Европейским союзом в 2013 году, сейчас переживает тихую трансформацию: начиная с этой осени она будет уполномочена проводить обучение в Нигере и Буркина-Фасо, а также в Мали. Уже разрабатываются учебные модули, предназначенные для Вооруженных сил Нигера и Вооруженных сил Буркина-Фасо. Этот новый выезд был намечен в марте в рамках стратегического обзора миссии, которая с 12 июня находится под командованием чешского генерала Франтишека Ридзака. Он сменил на этом посту португальца Жоао Рибейру, который был главным с декабря 2019 года. Мандат EUTM-Mali также был расширен с целью сделать ее операции более «надежными», и почти 500 испанских и немецких солдат вскоре присоединятся к ее рядам. В последние месяцы Организация Объединенных Наций и НПО зафиксировали значительный всплеск злоупотреблений, совершаемых армиями стран Сахеля, и EUTM-Mali намерена сосредоточить больше своих усилий именно на этой области. В этом месяце в Томбукту был переброшен 5-й танковый ивуарийский батальон из состава африканской «Группы пяти», но основной упор Париж делает на более активное привлечение своих европейских союзников в рамках новой антитеррористической миссии в Сахеле «Такуба». Ожидается, что Италия развернет несколько десятков своих военных из состава спецназа в Липтако-Гурме в составе европейской оперативной группы «Такуба» в первом квартале 2021 года. Италия готовится объявить в ближайшие дни, что она будет полноценно участвовать в европейской контртеррористической оперативной миссии «Такуба». Сенат Италии одобрил законопроект, который теперь должен быть представлен парламенту. Министр обороны Италии Лоренцо Герини проинформировал своего французского коллегу Флоренс Парли об этом решении, о чем она заявила во время своего визита в итальянскую столицу  9 июля. Каким именно будет участие Италии, еще предстоит выяснить. Рим уже давно сомневался в этой инициативе и поначалу неохотно принимал участие в работе целевой группы. Однако с момента прихода к власти в 2018 году премьер-министр Джузеппе Конте стремился к тому, чтобы страна усилила свое влияние в Сахеле через дипломатические миссии, а теперь уже и через военные. После открытия посольства в Нигере в начале 2019 года Рим сейчас готовится открыть дипломатическое представительство в Мали, эпицентре кризиса в регионе. Италия присоединится к Швеции, Эстонии и Чешской Республике, которые уже являются членами целевой группы по миссии «Такуба». Как планируется, первые итальянские военнослужащие должны быть переброшены в Мали в первом квартале 2021 года. Греция также может объявить, что присоединится к европейской операции в ближайшие недели. Возглавляемая Францией целевая группа «Такуба» будет развернута в районе Липтако-Гурма для выполнения мониторинговых миссий наряду с национальными армиями  зоны Сахеля. Норвегия, один из первоначальных членов «Такубы», наоборот объявила в марте, что она не будет посылать войска в эту оперативную группу. Одновременно в прошлом месяце Вашингтон объявил Парижу, что его участие в этой миссии будет ограничено лишь софинансированием работы «академии по безопасности» в Кот-Дивуаре, которая будет готовить местных специалистов для полицейских сил «Группы пяти».

В этой связи военные аналитики в США предполагают, что недавние политические потрясения в Мали и Кот-д’Ивуаре грозят усугубить усиливающуюся нестабильность в Сахеле и могут перекинуться на другие западноафриканские страны. В Мали начались масштабные протесты в Бамако против коррупции, спорных результатов выборов и неспособности правительства подавить всплеск активности боевиков. Они резко обострились после репрессий со стороны сил безопасности, которые побудили оппозицию потребовать отставки президента Ибрагима Бубакара Кейты. Хотя требования протестующих остаются неудовлетворенными, демонстрации идут на убыль. В Буркина-Фасо активность боевиков начала распространяться из Мали в 2017 году в северные районы страны, но вскоре распространилась по всей Буркина-Фасо, дестабилизируя страну и создавая новую базу для нападений боевиков на соседние страны, такие как Бенин и Кот-д’Ивуар. Нападения, похищения и другие повстанческие операции унесли жизни тысяч людей, в то время как верховный комиссар ООН по делам беженцев заявил, что 921 000 перемещенных лиц в Буркина-Фасо представляют собой 92-процентный рост с 2019 года. В Нигере в результате нападений боевиков за первые шесть месяцев 2020 года погибло больше людей, чем за весь 2019 год. Страна сталкивается с распространением насилия с двух фронтов: от повстанцев, базирующихся в Мали и Буркина-Фасо на западе страны, и от повстанцев, базирующихся в Нигерии на юго-востоке страны. Внезапная смерть Амаду Гона Кулибали, премьер-министра Кот-Д’Ивуара и кандидата в президенты от правящей коалиции, усилила неопределенность в отношении предстоящих в октябре выборов и уменьшила шансы на то, что страна переживет свой первый в истории демократический переход власти без насилия.

Структурная слабость правительств в странах Сахеля делает их уязвимыми перед лицом политических волнений, повстанческой и террористической деятельности и других потрясений. Повсеместная коррупция, злоупотребления, совершаемые различными силами безопасности, и пандемия коронавируса усугубили негативные последствия мятежа. Transparency International поставила эти правительства на низкое место; из 180 стран по Индексу восприятия коррупции Мали заняла 130-е место, Буркина-Фасо — 85-е и Нигер — 120-е. Эти правительства не проявили ни желания, ни способности проводить структурные реформы для решения этих проблем или устранения беспорядков в ближайшем будущем. Злоупотребления со стороны правительственных сил безопасности или союзных ополченцев в Мали и Нигере в отношении гражданского населения еще больше подрывают доверие местного населения к своим правительствам. В июне Amnesty International обвинила военных в Мали, Буркина-Фасо и Нигере в убийстве или исчезновении более 200 человек, а Human Rights Watch 1 июля предупредила, что джихадистские группировки используют эти эпизод насилия в качестве дополнительного инструмента вербовки новых рекрутов в свои ряды. Вспышка пандемии коронавируса подорвала эффективность сил безопасности, отвлекая время, силы и ресурсы от борьбы с этими группами и направляя их на сдерживание распространения вируса. Глава миротворческой миссии ООН предупредил 5 июня, что боевики используют влияние COVID-19 для расширения масштабов и масштабов своих атак.

Поскольку нестабильность в Сахеле продолжает расти, джихадистские группировки будут еще больше подрывать систему безопасности этих стран и представлять все большую угрозу прибрежным западноафриканским странам. Несколько трансграничных нападений на прибрежные районы Западной Африки и дополнительные меры предосторожности, принятые властями, подчеркивают опасность того, что активность боевиков, которая сначала перекинулась из Мали в Буркина-Фасо, распространится еще больше. Информация о местоположении и событиях вооруженных конфликтов показал, что число насильственных актов в Сахеле, связанных с этими боевиками, возросло со 147 в середине 2017 года до 999 в середине 2020 года. Постоянно ухудшающаяся ситуация будет представлять потенциальную угрозу для персонала и объектов в этих странах, в то время как успешные атаки подорвут экономические перспективы, уже омраченные пандемией. Боевикам-джихадистам ранее удавалось атаковать экономические центры в прибрежных районах Западной Африки, и они призывали к дополнительным атакам. Наиболее примечательный пример произошел, когда «Аль-Каида в исламском Магрибе» атаковала курорт Гранд-Бассам на побережье Кот-д’Ивуара в 2016 году, атака, которая серьезно подорвала туристическую индустрию этой страны. Основная угроза сохранится вдоль северных границ этих стран, учитывая близость к базам боевиков в Буркина-Фасо и Мали. Уже были редкие побочные нападения в Бенине (включая инцидент в мае 2019 года, когда были похищены два французских туриста), а также на побережье Кот-д’Ивуара, который в июне 2020 года подвергся первому нападению джихадистов с 2016 года. Кот-д’Ивуар, который может оказаться более уязвимым из-за недавних политических потрясений, создал военную зону на своей северной границе с Буркина-Фасо, в то время как Сенегал построил новый военный лагерь на своей границе с Мали. Некоторые данные свидетельствуют о том, что такие страны, как Гана, Того и Бенин, также усилили меры безопасности вдоль своих северных границ. Эти группы джихадистов представляют серьезную угрозу для стран региона, но пока еще не представляют угрозы транснациональных нападений на такие страны, как Соединенные Штаты, Европа или Ближний Восток. При этом существует множество причин, по которым Сахель не станет еще одним центром для транснациональных нападений, подобных Сирии или Ираку, в то время как сами группировки не проявили намерения или способности наносить удары по целям, расположенным дальше их традиционных зон действий. Сахель не имеет такого же исторического и религиозного значения, чтобы привлечь достаточное количество иностранных боевиков из Европы, Ближнего Востока и других стран как Сирия и Ирак, в середине 2010-х годов в разгар пика территориального контроля «Исламского государства» (И, запреено в России). Хотя пандемия коронавируса не помешала этим группам проводить операции в Сахеле, ограничения на передвижение ограничили их деятельность за пределами региона. Номинально находясь под глобальными знаменами «Исламского государства» и «Аль — Каиды» (запрещена в России), террористические группировки по-прежнему сосредоточены на проведении операций, расширение связей и установлении контроля именно в зоне Сахеле, а не на проецировании своего влияния в других местах — и эта тенденция сохранится в обозримом будущем.

52.6MB | MySQL:103 | 0,474sec