Проблемы деления территориальных вод Восточного Средиземноморья. Часть 1

Еще лет тридцать назад, практически большинство стран Восточного Средиземноморья не то, что не задумывалось, а даже и не представляло где проходят их морские границы. Хотя в общих чертах все знали, что согласно международной трактовки морских границ, граница территориальных вод проходит в 12 милях от берега, и каждая страна имеет еще и так называемые экономические воды (исключительную экономическую зону, ИЭЗ), границы которых обычно проходят в 200 милях от побережья. В своих экономических водах государства обладают рядом эксклюзивных прав, наиболее важное из которых — разведка и добыча полезных ископаемых. В основном все занимались контролем и защитой своих территориальных вод, но в том, момент, как в регионе, на морском шельфе Израиля были найдены огромные газовые месторождения, вопрос о экономических водах вышел на первый план. И тут оказалось, что практически все имеют претензии друг к другу. Турция спорит с Кипром и Грецией, а Израиль с Ливаном. Если бы не сдерживающий фактор международного сообщества, в лице США и НАТО, а так же израильского военного потенциала, спор бы уже давно перерос в локальный военный конфликт.

Как уже писалось ранее (см. «США пытаются установить морскую границу между Израилем и Ливаном» от 19 декабря, 2012), хотя частично морские границы в Восточном Средиземноморье определены серией двусторонних соглашений, в частности, между Израилем и Кипром, Кипром и Ливаном, Ливаном и Турцией, но недовольны почти все. Помимо спорной зоны на ливано-израильской границе, существует конфликт относительно экономических вод Кипра, так как Турция отказывается признать права кипрского правительства на часть морской зоны, оказавшейся под контролем непризнанной Турецкой Республики Северного Кипра.

Согласно все той же международной трактовки морских границ, если со стороны моря, находится еще одно государство, расстояние до которого менее 400 миль, то границу экономических вод определяют при помощи арбитража ООН или же двусторонним соглашением. Именно так обстоит дело во взаимоотношениях между Израилем и Кипром. В результате переговоров, к удовлетворению обеих стран, был заключен договор, который правительство Израиля ратифицировало. Согласно этому соглашению, дистанция от Израиля до границы кипрских вод составляет примерно 170 километров.

Расчет территориальных вод происходит от линии наибольшего отлива  (если берег имеет спокойные очертания) либо от границ внутренних вод, либо от так называемых базисных линий (воображаемых прямых линий, соединяющих выступы берега в море, если побережье глубоко изрезано, извилисто или если вблизи берега есть цепь островов). В общих чертах,  ситуация должна выглядеть следующим образом: к точке, где граница обеих стран упирается в море, проводится виртуальная касательная, а к ней – перпендикуляр, который фактически и становиться морской границей. Однако ситуация осложняется, когда стороны проводят виртуальную касательную под несколько отличающимися углами. В результате отклоняется и перпендикуляр, то есть морская граница. Таким образом, та или иная сторона получает дополнительный участок территории. ( см. рис №1).

Рис. 1

 

Причиной нынешнего территориального конфликта между Израилем и Ливаном являются расхождения в пролегании линии прекращения огня 1949 года на израильских и ливанских картах. Согласно израильскому варианту, линия морской границы с Ливаном упирается в границу кипрских экономических вод на 15 километров севернее точки, в которую упирается граница согласно ливанскому варианту. Другими словами, спорной является территория треугольника с вершиной у Рош га-Никра (северная тока наземной морской границы Израиля и Ливана), и основанием в 15 километров и сторонами примерно в 170 километров. Площадь этой очень узкой территории равна приблизительно тысячи квадратным километрам.(см. рис.№2)

Рис. 2

 

В свое время на заседании израильского правительства была утверждена собственная версия морских границ исключительных экономических зон страны с подобными зонами Ливана, Кипра и сектора Газа. На основании данной версии был заключен договор с Кипром. И если на данный момент от палестинцев не слышно никаких возражений, то с Ливаном дело обстоит иначе и ситуация чревата серьезной эскалацией напряженности.

На данный момент не существует официально признанной границы между экономическими водами Израиля и Ливана. И начиная с 2010 года обе стороны продавали лицензии на поиск полезных ископаемых на основании двусторонних соглашений о разграничении экономических вод с Кипром. Однако вскоре после того, как на севере Израиля были обнаружены газовые месторождения «Тамар» и «Левиафан», правительство Ливана и шиитская радикальная организация «Хизбалла» обвинили Израиль в присвоении ливанских полезных ископаемых. Это голословное обвинение, ведь по любым просчетам, месторождение «Тамар» находится в глубине израильских вод и даже при самой вольной трактовке границы никак не может входить в ливанскую территорию (до нее от «Тамар» примерно 35 километров). А крупнейшее месторождение  «Левиафан», находится гораздо глубже в израильской экономической зоне, чем «Тамар» и примерно в 50 километрах от спорной морской границы.

Стоит отметить, что на проводимых в те годы тендерах по распределению лицензий на поиск нефти и газа на израильском шельфе, Министерство энергетики Израиля, ни разу не выставляла на конкурс спорные с Ливаном территории моря.

Понимая, что речь идет о серьезной проблеме, способной привести к эскалации напряженности, еще весной 2012 года  поиски решения данного деликатного вопроса были поручены вашингтонской администрацией Фреду Хофу, помощнику тогдашнего специального посланника на Ближнем Востоке Джорджа Митчелла. В свою очередь Израиль передал Ливану через американцев, что любая провокация, тем более нападение на израильские газовые объекты, получит самую жесткую реакцию. После исследования США  представили на рассмотрение Израиля и Ливана карту делимитации морских границ между двумя государствами. Как было заявлено, целью исследования было не представить точную линию границы, а найти компромиссную формулу использования природных ресурсов, находящихся в прибрежной зоне двух государств. Американцы уверяют, что их решение позволит и Израилю, и Ливану забыть о разногласиях и «значительно расширить зоны своих экономических интересов». Однако тогда достичь компромисса так и не удалось.

52.31MB | MySQL:113 | 0,626sec