Израильские эксперты о развитии ситуации и политике России в Ливане. Часть 3

В Израиле внимательно отслеживают происходящие в Ливане процессы. Мики Ахаронсон из Иерусалимского института стратегии и безопасности (Jerusalem Institute for Strategy and Security, JISS) правого «ястребиного» аналитического центра, занимающегося вопросами безопасности Израиля, пишет о том, что Москва активизируется в Ливане, и ее присутствие может получить военное измерение. В этом случае Израиль может лишиться свободы действий, отчасти из-за сотрудничества России с «Хизбаллой»[i].

Израильский эксперт отмечает, что российская публичная дипломатия продвигает имидж страны в качестве последовательной и заслуживающей доверия силы в глазах арабской общественности на Ближнем Востоке. Приверженность Москвы своему союзнику Асаду контрастирует с действиями США в отношении Хосни Мубарака в Египте и тем, как обошлись с Каддафи в Ливии. В отличие от Соединенных Штатов, Россия акцентирует внимание на том, что предпринимает меры и участвует в процессах в других странах по приглашению центрального правительства. А это должно означать, что ее действия законны и соответствуют международному праву, в отличие от американской интервенции в Ирак.

Россия также улучшает свой имидж тем, что взаимодействует с враждующими между собой сторонами, такими как Израиль и Иран, и способна выступать в качестве посредника между ними, предотвращая эскалацию конфликта. Так, в декабре 2018 года в арабских СМИ распространились сообщения о том, что Россия потребовала от Ливана не допускать нарушения резолюции 1701 ООН, запрещающей присутствие вооруженных сил к югу от реки Литани, кроме ливанской армии. Согласно сообщениям, Россия заявила, что это также относится к тоннелям, которые «Хизбалла» пытается прорыть в этом районе. Это было сделано для того, чтобы предотвратить военную вспышку конфликта с Израилем на его северной границе.

Эксперт JISS полагает, что проблема сирийских беженцев в Ливане также способствует формированию у России имиджа силы, действия которой направлены на создание нормальных условий для населения региона – самих беженцев и граждан Ливана. Беженцы стали большой проблемой для неустойчивой экономики Ливана, и Россия заинтересована в оказании помощи в перемещении сирийских беженцев на родину, чтобы укрепить свой имидж как союзника, заручиться поддержкой на ливанской улице и проявить заботу о беженцах (регулируя при этом гражданскую жизнь Сирии под руководством Асада). В то же время, пишет М.Ахаронсон, Россия не мотивирована помочь сирийским беженцам вернуться домой из Европы, поскольку они оказывают серьезное давление на европейские правительства, чтобы те признали режим Асада, хотя бы только де-факто, и помогли восстановить инфраструктуру Сирии для возвращения беженцев в свои дома. Отмечается также наличие тех, кто считает, что В.Путин заинтересован в волнах мигрантов в Европу, которые усилят ответную реакцию правых националистов и разрушат Европейский Союз и НАТО.

Россия предлагала Ливану направить российскую военную полицию для обеспечения коридора для потока беженцев из Ливана в Сирию (США категорически выступили против этого предложения), но на фоне нежелания сирийского правительства принять большое количество своих суннитских граждан, это предложение так и не было реализовано. По оценкам из Ливана в Сирию возвращается от десятка тысяч до ста тысяч человек.

В отношении российского руководства к «Хизбалле» израильский эксперт видит яркий пример того, как России удается продвигать свой имидж партнера по диалогу для всех сторон. Жизненно важная роль организации в войне в Сирии, ее помощь в спасении режима Асада и тот факт, что она является важным компонентом любой политики в отношении Ливана, объясняют, почему Россия стремится занять видное место в регионе, открыто сотрудничая с «Хизбалой» для достижения своих целей в Сирии.

По словам эксперта JISS, «Хизбалла», будучи инструментом и клиентом Ирана, в первую очередь продвигает иранские интересы в Сирии, и поэтому не обязательно действует в соответствии с интересами России. Например, шиитский характер или доминирование «Хизбаллы» в сирийских вооруженных силах противоречит интересам России, которые заключаются в независимости сирийской армии (под ее надзором). Это происходит из-за соперничества между Россией и Ираном и из-за того, что Москва осознает – благодаря постоянному диалогу с Израилем – что любое расширение иранского участия приведет к нестабильности в Сирии в связи с противодействием Израиля. Тем не менее, в ходе гражданской войны в Сирии «Хизбалла» и Россия сотрудничали с целью сохранения режима Асада. Боевики «Хизбаллы» сыграли решающую роль в наземных операциях против повстанцев и использовали российское оружие.

В 2015 году, напоминает израильский эксперт, было объявлено о создании международной группы, включающей Россию, Иран, Сирию, Ирак и «Хизбаллу», т.н. «Альянс 4 + 1», с целью борьбы за сохранение режима Асада. В том же году шейх Наим Касем, заместитель генерального секретаря «Хизбаллы» заявил, что позиции России и его организации сблизились, т.к. Москва начала дистанцироваться от США и Израиля. Н.Касем тогда подчеркнул, что члены «Альянса 4+1» не допустят свержения Башара Асада. К тому же «Хизбалла» получила оружие от России для улучшения боевых возможностей в Сирии. Шейх утверждал, что Россия и его организация должны выступить на международной арене одним фронтом, сотрудничать в поставках оружия и экономических вопросах. Особый интерес вызвала та часть заявления Н.Касема, в которой говорится о том, что Россия и «Хизбалла» сотрудничают во всех сферах. Израильскому эксперту очевидно, что бои «плечом к плечу» в годы войны в Сирии повлияли на военную доктрину «Хизбаллы», в которой упор был сделан на ее специальные подразделения.

По словам М.Ахаронсон, на фоне событий в Сирии и невозможности действовать (Израилю) против Ливана, игнорируя тот факт, что значительная часть страны контролируется «Хизбаллой», Россия в последние годы считает открытый диалог с этой организацией важным и законным. В отличие от США и многих стран Запада, Россия не считает «Хизбаллу» террористической организацией и заявляет, что всю ее деятельность нельзя признать террористической, потому что у нее есть политическое крыло и участие в правительстве Ливана.

Израильский эксперт цитирует посла России в Ливане Александра Засыпкина (называя его «нынешним» главой российской дипмисии в Бейруте, хотя таковым с 14 августа с.г. является Александр Рудаков[ii]), который неоднократно заявлял, что «Хизбалла» – это не террористическая организация, как утверждают США, а организация, которая борется с терроризмом. «Таким образом Россия выступает против решений США и Лиги арабских государств об объявлении «Хизбаллы» террористической организацией». М.Ахаронсон также напоминает, что в 2019 году посол России даже обвинил Соединенные Штаты в подрыве стабильности в регионе из-за их политики в отношении Ирана и «Хизбаллы». В декабре 2019 года Россия раскритиковала американские атаки в западном Ираке и восточной Сирии против опорных пунктов этой шиитской организации, которые произошли после нападения на американские базы в Ираке несколькими днями ранее. Отмечается, что действия и заявления России превращают ее в наиболее значимый фактор, помимо Ирана, который легитимирует и добивается признания «Хизбаллы» на международной арене.

Тем не менее, полагает М.Ахаронсон, усиление российского присутствия в Ливане также может рассматриваться как нежелательное соперничество со стороны «Хизбаллы» и Ирана. В Сирии, например, шиитская ось отчаянно нуждается в российской помощи для сохранения правления Асада, но в последние годы конкуренция между шиитской осью и Россией за влияние в сирийской армии и реализацию экономических проектов значительно возросла, что в обозримом будущем повлияет на ситуацию на сирийской арене.

На основе вышесказанного, израильский эксперт делает вывод о том, что Ливан, расположенный на побережье Средиземного моря – это еще одна арена на Ближнем Востоке, в которой заинтересована Россия в плане усиления своего присутствия, и является еще одним примером «игры с нулевой суммой» против США. Считается, что решение Д.Трампа отложить оказание военной помощи Ливану стало возможностью для России попытаться заполнить образующийся вакуум и подтолкнуть руководство Ливана в нужном Москве направлении. Попытка была предпринята (хотя общая военная помощь Ливану составила всего 5 млн долларов). Допускается, что теперь Россия может возобновить свое предложение.

В то время как усилия России по расширению своего присутствия на ливанской территории включают вопросы военной безопасности, экономики, имиджа страны, религиозные и культурные аспекты, основным и почти исключительным рычагом США в отношении Бейрута является экономическая помощь, особенно с учетом плачевного состояния ливанской экономики. Если США сократят помощь Ливану, их позиция и способность влиять на Россию на этой арене значительно ослабнут. В этом случае Россия и Китай начнут все больше проникать в Ливан, и, по всей вероятности, Иран также усилит свое присутствие напрямую или через «Хизбаллу».

Отмечается, что «Израиль заинтересован в том, чтобы США, Франция и Великобритания, проявили интерес и участие, оказывая помощь Бейруту, предотвращая скатывание Ливана до статуса несостоявшегося государства, которое как «спелый фрукт» упадет в руки Москвы».

Ливанское руководство поддерживает постоянный диалог с Москвой (сообщается, что бывший премьер-министр Саад Харири и президент Аун имели или имеют личных посланников для продвижения своих интересов, по сути бизнеса, в Москве). Тем не менее, с учетом экономических ограничений России, израильский эксперт сомневается, что Ливан открыто и всесторонне встанет на сторону России, пока стратегические решения Бейрут принимает в соответствии с его интересами на Западе. Ливан может даже использовать готовность России помочь и ее заинтересованность во влиянии на страну, чтобы добиться уступок и помощи от Запада в обмен на отказ от российских запросов. На данный момент – по крайней мере, до выборов в США – эксперт JISS затрудняется оценить, приведут ли российские действия к усилению влияния Кремля в Ливане в ущерб американскому влиянию или, наоборот, подтолкнут США к более активному участию в стране для нейтрализации политики России.

Для Израиля большее присутствие России в Ливане, одновременно с ослаблением американского влияния, может означать увеличение помощи «Хизбалле» (как союзнику России в боевых действиях в Сирии) и дипломатическую поддержку этой организации. Предполагается, что в ситуации обострения отношений между Израилем и «Хизбаллой» Россия столкнется с необходимостью отреагировать на события (помимо дипломатического осуждения), что будет зависеть от степени ее вовлеченности в Ливан. России придется выбирать, в какой степени она заинтересована в том, чтобы оказаться в ситуации, вынуждающей ее выступить против Израиля или, наоборот, против «Хизбаллы».

Отмечается, что пока физическое присутствие России в Ливане ограничено, Москва предпочтет закулисные попытки замирения Израиля и «Хизбаллы» и будет воздерживаться от открытых действий против любой из них, чтобы поддерживать хорошие отношения с обеими сторонами. Допускается, что ограниченная эскалация между Израилем и «Хизбаллой» может даже сыграть на руку России, которая, как и в других случаях в регионе, поспешит предложить свои посреднические услуги.

Как заметила М.Ахаронсон, поскольку Россия может восприниматься «Хизбаллой в качестве конкурента в Ливане (по активам и влиянию), российские интересы не обязательно совпадут с интересами этой организации (и Ирана). Это может стать преимуществом для Израиля, который получит пользу от наличия «ответственного взрослого», как в Сирии, с которым он ведет диалог.

С другой стороны, ожидается, что российское военное присутствие в Ливане (которое, по мнению эксперта JISS, до сих пор не осуществилось почти исключительно из-за американского сопротивления), послужит не только сдерживающим фактором, который «Хизбалле» придется учитывать, но станет проблемой для Израиля:

Во-первых, если Россия решит удовлетворить просьбу президента Ауна (от ноября 2018 г.) и расширит свою систему противовоздушной обороны в Сирии на Ливан (у эксперта JISS есть основания надеяться, что этого не произойдет), Израиль столкнется с множеством батарей ПВО, систем радиоэлектронной борьбы и зенитно-ракетных комплексов, которые усложнят израильской армии решение задач, даже если и не предотвратят ее действия на северном фронте. Такое развертывание также затруднит ЦАХАЛу предотвращать иранские поставки оружия «Хизбалле».

Во-вторых, во время своих операций по обеспечению безопасности на севере Израилю придется быть вдвойне осторожным, чтобы не нанести вред российским военным и активам в Ливане, подобно тому ограничению, с которым он сталкивается в Сирии. Отмечается, что участие России в оспариваемой Израилем и Ливаном экономической зоне в Средиземном море, усложнит любую израильскую деятельность, поскольку включает нанесение вреда не только ливанским интересам, но и российским.

Эксперт JISS полагает, что ввиду все большей открытости Ливана перед Россией и активной деятельности российского правительства по продвижению своего присутствия в Ливане и углублению связей с «Хизбаллой», наряду с заявлениями администрации США о намерении сократить американское присутствие в регионе, Израиль должен немедленно подготовиться к таким вариантам развития ситуации. Важно интегрировать ливанский вопрос в диалог, который ведется между Израилем и Россией, и в то же время усилить координацию действий с США по этому вопросу, а также с Парижем и Лондоном. Разрушительный взрыв в Бейруте неизбежно потребует привлечения внешних сил для оказания помощи Ливану. В этих условиях Израиль должен получать всю информацию и даже предпринимать действия для продвижения своих интересов в сфере безопасности и экономики по отношению к этим силам.

[i] ?התיכון הים במזרח רוסיה של נוסף למאחז תהפוך לבנון האם // JISS. 19.08.2020 — https://jiss.org.il/he/aharonson-will-lebanon-become-another-russian-outpost/

[ii] Путин сменил посла России в Ливане // Интерфакс. 14.08.2020 — https://www.interfax.ru/russia/721753

52.26MB | MySQL:103 | 0,535sec