Об изменениях во внутриполитической ситуации в Алжире

В последние месяцы появляются устойчивые свидетельства того, что правительство Алжира во главе с Абдельмаджидом Теббуном успешно и планомерно реализует свой план по постепенному выдавливанию военного истеблишмента из властной системы.

Стоит напомнить, что Теббун одержал уверенную победу на президентских выборах 12 декабря 2019 года, набрав 60% голосов в первом туре. Он анонсировал новый прагматичный курс во внутренней политике, нацеленный на построение сильной и социально ориентированной системы, ликвидацию коррупционных схем внутри правящей элиты и либерализацию экономики. В этом смысле Теббун стремился с самого начала показать готовность решать назревшие проблемы недовольного населения, в первую очередь студенчества, и снизить накал массового протестного движения «Хирак», которое не успокоилось после отставки А.Бутефлики и продолжало выступать за полное смещение правящей верхушки и ослабление традиционно сильного влияния Франции на политику Алжира.

Кульминационным моментом ослабления позиции военных стал декабрь прошлого года, когда в результате сердечного приступа внезапно скончался начальник Генерального штаба Национальной народной армии (ННА) и главный лидер алжирской революции 2019 года Ахмед Гаид Салах. Именно он стоял во главе военного истеблишмента, который сместил  стоявшего у власти многолетнего президента А.Бутефлику и возглавил временную администрацию страны до проведения новых президентских выборов.

С кончиной Ахмеда Гаида Салаха по сути нарушается установившийся после «арабской весны» хрупкий баланс между так называемыми «либералами» в алжирской элите и традиционно консервативным генералитетом. Теббун реально получает карт-бланш на проведение всей внутриполитической партии и начинает постепенно забирать рычаги власти у армейского командования. В частности, в середине августа президент и его команда приступили к масштабной реорганизации трех ключевых департаментов Министерства обороны. В отставку был отправлен руководитель департамента информационных систем и радио-электронной борьбы генерал-майор А.Лачхем. Также уволены были два влиятельных генерал-майора — глава управления логистики и организационных вопросов А.Ахрум и глава управления военной промышленности Р.Чоаки. Все вышеозначенные уволенные генералы входили непосредственно в команду Ахмеда Гаида Салаха и были непосредственно задействованы в кампании по смещению Бутефлики и перехода власти к военным.

Другим показательным сигналом начавшейся в рядах политической элиты зачистки стали прицельные шаги по ослаблению влиятельных представителей  аппарата госбезопасности,  который по сути вершил «арабскую весну» в Алжире и являлся главной опорой Салаха в ходе транзита власти. В этом контексте следует рассматривать недавнее отстранение от обязанностей генерала Бельксира, который также входил в круг ближайших соратников Салаха и возглавлял с марта прошлого года т.н. карательный аппарат, находясь у руля  коррупционных расследований. Именно под его началом были реализованы процессы и расследования по зачистке «старой гвардии» — порядка 20 бывших министров, два премьер-министра и несколько олигархов и других видных политических деятелей из команды Бутефлики были осуждены и заключены под стражу. В этом же контексте воспринимаются и обвинения в адрес бывшего руководителя департамента внутренней безопасности президентской администрации В.Буазза, получившего в июне восьмилетний тюремный срок. Местные аналитики полагают, что это лишь первый шаг и делу будет дан новый ход, что приведет к еще более тяжким обвинениям в адрес этого близкого соратника Салаха.

Одновременно со смещением представителей военной верхушки, Теббун предпринимает активные усилия по изменению экономического курса, что ознаменовалось кардинальным обновлением состава правительства в июне с.г. спустя шесть месяцев после его избрания. В частности, Теббун произвел новые назначения на посты министров энергетики, финансов, высшего образования, сельского хозяйства, транспорта, туризма. Наиболее символичным в этой череде назначений стало назначение новым министром энергетики А.Аттара – выходца из бизнеса и бывшего главы нефтяной группы Sonatrach (1997-2000). Это ключевое решение в экономическом секторе c учетом ведущей роли данного ведомства и остро стоящих экономических задач на фоне падения цен на углеводороды на мировых рынках (нефтегазовая сфера обеспечивает 95% всех доходов государства). Назначение Аттара – четкий сигнал алжирскому обществу о намерении президента Теббуна усиливать прагматическую, либеральную составляющую в новой экономической политике Алжира.

Таким образом, можно констатировать, что в последние месяцы президент Теббун предпринимает активные усилия по изменению внутриполитического расклада в Алжире. Цель – свести на нет влияние военной верхушки, которая продолжала оставаться у руля после алжирской революции 2019 года, во многом благодаря цементирующей роли Салаха, после смерти которого возникли предпосылки для окончательного удаления этой группы из властной элиты.

С точки зрения логики президента Теббуна, курс на отстранение сторонников Салаха, которые ассоциируются среди алжирской общественности с коррупцией, шантажом, превышением властных полномочий и тайных сговоров с зарубежными игроками, крайне важен во внутриполитическом контексте. Он должен стать своего рода реверансом в адрес оппозиционных сил, которые даже после избрания Теббуна президентом продолжали – вплоть до наложенных коронавирусом ограничений  — организовывать стихийные массовые протесты и демонстрации против властей. Заодно, эти кадровые решения позволяют Теббуну поставить своих людей на ключевые посты в силовых структурах, включая разведку и внутреннюю безопасность, усилив таким образом лояльность и поддержку со стороны аппарата.

Риски также понятны. Во-первых, c проведением кадровых перестановок ответственность в проведении назревших и обещанных кардинальных политических реформ полностью переходит от «старой гвардии» к Теббуну и его команде. Ожидания общества в быстрой и эффективной трансформации экономической системы еще более возросли с пандемией коронавируса, которая ударила по без того слабеющей от падения нефтегазовых цен экономике.

Во-вторых, после кончины Салаха нарушился хрупкий баланс сил между военным генералитетом и либеральными политиками. Теперь на Теббуна ложится дополнительная ответственность – выполнять роль арбитра в разрешении вероятных новых споров и разборок между влиятельными военными и гражданскими представителями правящей верхушки. При том, что концептуально Теббун будет стремится сохранить этот важный баланс, чтобы иметь возможность продолжать опираться на силовой блок как важнейший фактор в обеспечении внутренней стабильности Алжира в текущих условиях.

49.48MB | MySQL:112 | 0,703sec