Об участии Китая в восстановлении экономики Сирии

Прямой и косвенный ущерб, нанесенный экономике Сирии в результате вооруженного конфликта, превысил 530 млрд долларов. Об этом сообщила в мае панарабская газета «Аш-Шарк аль-Аусат» со ссылкой на распространенный в Бейруте доклад Исследовательского центра по сирийским проблемам, который подготовили региональные эксперты. В нем указывается, что война, начавшаяся девять лет назад, отразилась на социальном положении граждан, 86% сирийцев проживают сейчас в бедности и находятся на пороге нищеты. Уровень безработицы в стране вырос с 14,9% в 2011 году до 42,3% в 2019 году.
Городская инфраструктура разрушена на 40%, нанесенный ей урон оценивается в 65 млрд долларов. Один из авторов доклада Рабия Насер отметил, что США и западноевропейские государства, которые ввели против Дамаска экономические санкции, по-прежнему отказываются от сотрудничества с нынешним сирийским правительством. По мнению Запада, послевоенная реконструкция Сирии может начаться только после политического урегулирования на основе резолюции 2254 Совета Безопасности ООН, принятой в декабре 2015 года. Как сообщил Насер, международные доноры вновь соберутся в конце июня на конференцию в Брюсселе для обсуждения сирийского досье и выделения финансовой помощи странам, на территории которых укрылись беженцы из Сирии. В этой связи подчеркнем, что эта ситуация еще больше усугубляется принятием Вашингтоном т.н. «Закона Цезаря», который имеет своей целью всяческое блокирование входа иностранного капитала в Сирию. Но при этом американцы одновременно затеяли торговую и санкционную войну с Китаем, что собственно вызвало как раз обратную реакцию Пекина: в качестве ответных шагов он интенсифицирует свои дипломатические и экономические отношения с двумя основными антиподами США на Ближнем Востоке в лице Тегерана и Дамаска. И это объективно играет на интерес Москвы в рамках прорыва экономической блокады Сирии в ходе восстановления ее экономики. Именно экономическое восстановление Сирии после девяти лет конфликта имеет стратегическое значение для перспектив развития ситуации в этой стране, что собственно прекрасно понимают как в Вашингтоне, так и в Москве. В этой связи французские эксперты отмечают, что Китай уже на шаг опережает в этом плане Россию, Иран и страны Персидского залива, стремясь расширить свое влияние в Средиземноморском регионе.
Именно китайский павильон «Чайна-Сити» должен был занять почетное место на 62-й торговой выставке в Дамаске, которая должна была состояться в конце августа, но была отменена в последний момент по причине пандемии коронавируса. По данным французских источников, в начале августа Дамаск посетил ряд китайских торговых делегаций не только для подготовки к этому событию, но и для обсуждения перспектив входа китайских компаний на сирийский рынок. Среди них необходимо отметить делегацию руководства китайской компании Nuctech во главе с Чэнь Чжицяном. Эта частная охранная компания, которая уже принимала участие в прошлогодней торговой ярмарке в Дамаске, готова оснастить сирийские пограничные посты и ключевые объекты инфраструктуры, такие как военные базы и тюрьмы, своим инспекционным электронным оборудованием. Особо отметим, что указанная структура считается тесно аффилированной с Министерством общественной безопасности (Гонганбу) КНР и через него получает многочисленные контракты по мониторингу общественных объектов на родине в Китае: активизацию ее практической деятельности в Сирии эксперты связывают с общим трендом более серьезного входа китайских спецслужб в Сирию. Nuctech также ведет поиск бизнеса в Европе, где у нее есть существующие контракты, в том числе с французским аэропортом Бордо-Мериньяк.
В этой связи французы отмечают, что эта активизация контактов в сфере технической безопасности может свидетельствовать об острожном повороте общего тренда политики Пекина на сирийском направлении. До этого Пекин с 2011 года безоговорочно дипломатически поддерживал сирийский режим, особенно в Совете Безопасности ООН, но при этом очень неохотно шел на развитие контактов с Дамаском в области ВТС и сфере безопасности, ставя свои инвестиции в эту область в зависимость от стабилизации ситуации в области безопасности в стране. Китайскому военному атташе в Дамаске Вонг Рой Чангу даже было приказано прекратить публичные высказывания о продолжающихся военных операциях в районе Идлиба. Однако при этом Китай и Сирия продолжают поддерживать каналы коммуникации в этой сфере, что они делали без перерыва с момента открытия таких каналов связи между двумя странами в 1966 году, и Китай сейчас активизирует программу для проведения курсов тренинга и практических учебных программ для сирийских сил безопасности.

Помимо сектора безопасности, Китай также следит за экономическим восстановлением Сирии, которое оценивается в сумму от 200 млрд до 1 трлн долларов. Учитывая нехватку ресурсов у других спонсоров сирийского режима — России и Ирана — только у Китая есть средства, чтобы вложить необходимые ресурсы для такой деятельности. Компании, которые претендуют на работу в Сирии, включают международную строительную фирму Easy Bright Trading Limited; компании электрооборудования Express Luck International и Zhongshan Electric; а также сельскохозяйственные компании Tianjin Co, Dalian Como Trading и «Биотехнология Шаньдун Хана».

Пекин сейчас начал все более открыто говорить о своих сирийских амбициях, которые в более широком смысле являются частью инициативы «Пояс и путь» (BRI), продвигаемой китайским Советом по содействию международной торговле (CCPIT) и одобренной президентом Сирии Башаром Асадом. Сейчас CCPIT проводит ежегодную торговую ярмарку по восстановлению Сирии, а в 2019 году он даже опубликовал руководство для китайских инвесторов в Сирии. Пекин постепенно плетет свою локальную сеть, заключая соглашения с сирийским режимом: научное партнерство в 2016 году, транспортное соглашение в 2019 году, соглашение об экономическом и техническом сотрудничестве в марте 2020 года, обеспеченное кредитами, последний из которых составил 14 млн долларов. «Сирийско-китайский совет», который в Сирии представляет Мухаммед Хамшо, играет важную роль в соглашениях с Пекином: именно при содействии этой структуры сирийские министры соответствующих секторов подписали целый ряд вышеперечисленных соглашений с послом Китая в Дамаске Фэн Бяои и его экономическим советником Чэнь Вэньлинем. Бизнесмен Мухаммед Хамшо, который стал влиятельным благодаря нефтяным сделкам с Ираком при Саддаме Хусейне в 1990-х годах, работает с CCPIT по крайней мере с 2011 года. Близкий к  младшему брату президента и авторитетному члену внутреннего круга сирийского режима Махеру Асаду Хамшо является своеобразным мостиком и к иранскому бизнесу в стране и регионе в целом и недавно был санкционирован по «Законом Цезаря». В результате Пекину, возможно, придется пересмотреть свою локальную сеть, чтобы продолжить инвестиции в Сирию через этот канал, но, как полагают французские эксперты, это вряд ли заставит его прекратить свое функционирование.

52.1MB | MySQL:103 | 0,453sec