К вопросу о развитии ситуации в Восточном Средиземноморье. Часть 4

Ситуация в Восточном Средиземноморье продолжает оставаться в фокусе пристального внимания в Турции. Ей посвящены все знаковые заголовки турецких газет и, одновременно, эти статья являются самыми читаемыми в эти дни турецкими гражданами. В этом нетрудно убедиться, ознакомившись с ТОП-статьями на Интернет-страницах турецких изданий.

Можно говорить о том, что, к настоящему времени, определились позиции главных международных игроков по отношению к греческо-турецкому противостоянию. В предыдущих частях нашей публикации мы уже написали про позиции Германии и Франции.

Если кратко, то Германия пытается выступить с посреднических позиций, лавируя между Турцией и Грецией.

А Франция, напротив, заняла отчетливо прогреческую позицию. Президент Э.Макрон делает в отношении Турции резкие заявления и, как мы показали в предыдущей части публикации (ссылка на Часть 3: http://www.iimes.ru/?p=72843), находит «достойный отклик» со стороны турецких политиков и обозревателей. Дипломатическая риторика в этой перебранке уже отложена в сторону за ненадобностью.

Отдельный вопрос – это та позиция, которую по поводу конфликта в Восточном Средиземноморье занимают Соединенные Штаты Америки.

В Турции присутствует отчетливое понимание того, что ни один из президентов страны – ни нынешний Дональд Трамп, ни будущий, если им станет, как пока «в моменте» ожидается, Джо Байден – не будет поддерживать Турцию или даже учитывать её. А, в случае Джо Байдена, речь, по всей видимости, пойдет о резком ужесточении американской позиции по отношению к Турции с введением в отношении турецкого руководства полноценных санкций.

Турция не так давно перешла к более активным действиям, направленным на то, чтобы повлиять на позицию США по отношению к себе. В конце концов, лоббизм является легальной деятельностью в США и турки, наконец, пришли к мысли о том, что необходимо этим инструментом активнее пользоваться.

Мы уже писали на страницах ИБВ о том, как строит свои отношения с американскими лоббистскими компаниями турецкое руководство – переработав список организаций, с которыми Турция работает, и, в целом, заняв более активную позицию и нарастив на эту деятельность выделяемый бюджет.

Кроме того, турецкое руководство, в частности, и президент Р.Т.Эрдоган,б и его пресс-секретарь И.Калын, и министр иностранных дел М.Чавушоглу, время от времени, пишут статьи в ведущие американские издания в надежде быть лучше услышанными американской публикой.

Все это делается в попытках хоть отчасти уравновесить армянское и курдское влияние в США, не говоря уже об израильском лобби, которые, как считается в Турции, во многом, препятствуют тому, чтобы Турции удалось привлечь США к сотрудничеству.

Однако, до сих пор, никаких значимых успехов в этом смысле достичь Турции не удалось. Более того, визит Р.Т.Эрдогана в 2017 году в Вашингтон был отмечен скандалом – массовой дракой между охранниками президента Турции и курдскими активистами напротив здания посольства Турции в Вашингтоне. Причем, команду «убрать активистов» с лужайки отдал лично президент Эрдоган. Этот скандал не только ознаменовался тем, что на охранников Р.Т.Эрдогана были открыты в США судебные дела, но и очевидными имиджевыми потерями для Турции в глазах простых американцев.

Итак, какую же позицию сейчас занимают США в отношении нынешнего конфликта между Турцией и Грецией?

До сих пор, конфликты между двумя странами удалось гасить. Но это не отменяет того факта, что речь идет о двух странах НАТО. Ну, а, кроме того, и ставки в этом конфликте – высоки для обеих стран, как никогда в прошлом. Месторождения природного газа Восточного Средиземноморья – это слишком ценный приз, чтобы тем же туркам можно было бы легко идти на попятную. Так что, задача США по урегулированию турецко-греческого кризиса в регионе становится заметно сложнее, чем то было в прошлом.

30 августа влиятельное американское издание New York Times опубликовало редакционную статью под заголовком: «Новая игра престолов в Средиземном море. Турции и Греции пора послушать Германию и сделать шаг назад».

Цитируем: «Как будто в мире не было достаточно проблем, два союзника по НАТО, Греция и Турция, зажгли новый и опасный кризис, затягивающий в себя ближние и дальние страны. В этой игре престолов только Германия, кажется, имеет право посредничать в возвращении к здравомыслию. В основе кризиса, как и во многих других опасных конфликтах по всему миру, лежит энергетика, особенно богатые залежи газа, открытые за последнее десятилетие в восточной части Средиземноморья. Греция утверждает, что ее многочисленные острова в этом регионе предоставляют ей исключительные права на бурение в водах вокруг них, и эта позиция широко поддерживается международным правом. Но Турция, чувствуя себя зажатой, говорит иначе, и она отправила корабли в сопровождении военных кораблей на разведку газа у берегов Кипра. Вражда между Грецией и Турцией не нова. Что усложняет этот вопрос, так это то, что за запасами газа следят и многие другие страны. В принципе, огромные резервы должны объединить эти страны, чтобы они могли использовать богатства у своих берегов и делиться ими. Фактически, большинство стран, в том числе Греция, Кипр, Израиль, Египет, Италия, Иордания и даже палестинцы, сделали именно это (подразумевается, что Турция не сделала – В.К.)».

После такого введения, американское издание обозначает свою позицию по отношению к действиям Турции не просто в Восточном Средиземноморье, но и в части всей турецкой политики в регионе. New York Times охарактеризовал поведение турецкого президента Эрдогана как «агрессивное».

Цитируем:

«Однако, Турция оказалась исключенной, отчасти из-за территориальных претензий Греции, а отчасти из-за того, что авторитарный президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган своим агрессивным поведением в Сирии, Ливии и дома вызывал недовольство многих своих союзников и друзей».

Многие склонны считать членство Греции и Турции в НАТО, самим по себе, важным аспектом, который удерживает стороны от конфликта. Впрочем, вот как эту ситуацию видит американское издание:

«Еще более усложняет ситуацию то, что Турция является членом НАТО, но не Европейского союза; Кипр является членом Европейского союза, но не НАТО. А Греция является членом обоих, создавая пересекающиеся и противоречащие друг другу отношения. Кроме того, Кипр разделен на греческий юг и турецкий север, хотя никто, кроме Турции, не признает турецкую часть как отдельное государство».

Конечно же, то, что Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК) остается частично признанным государством – это факт, однако, опять же упоминание об этом американским изданием является для Турции лишний раз свидетельством своего изолирования в затянувшемся кипрском противостоянии. Тем более, что в 1970-е годы оно привело к тому, что США ввели в отношении Турции оружейное эмбарго.

Как можно понять американское издание, оно достаточно пессимистично настроено в отношении посреднических усилий между Турцией и Грецией, предпринятых со стороны Германии. На фоне того, что Греция хочет сейчас зафиксировать результаты своей многолетней работы по прочерчиванию границы своей исключительной экономической зоны в Восточном Средиземноморье. Афины, очевидно, не видят никаких причин для того, чтобы сдавать назад после почти что двух десятков лет работы.

Цитируем:

«Попытка Германии распутать этот Гордиев узел рухнула, когда Греция объявила об энергетической сделке с Египтом, которая фактически заявила о правах на обширную акваторию моря, что было сделано в ответ на аналогичное соглашение между Турцией и Ливией. Вскоре Турция снова приступила к геологоразведке, а ее операции контролировал греческий военно-морской фрегат. 12 августа греческому военному кораблю пришлось столкнуться с турецким военным кораблем, и ситуация быстро накалилась. Франция, уже разъяренная Турцией из-за ее поддержки фракции (Правительство национального согласия Ф.Сарраджа – В.К.) в Ливии, которую Франция не поддерживает, ненадолго отправила пару истребителей и боевых кораблей, и в настоящее время проводит военные учения с Грецией, Кипром и Италией, чтобы сдержать дальнейшие исследования Турции. Греция объявила о демонстративном расширении своих территориальных вод у своего западного побережья на 12 миль, по сути, предупредив Турцию, что она может сделать то же самое в Эгейском море на его восточной стороне — шаг, который Турция не допустит».

На самом деле, конкуренция в Восточном Средиземноморье за месторождения природного газа разворачивается на фоне резкого падения цен и спроса на энергоносители. Кроме того, все-таки, тренд в мировой энергетике направлен в сторону альтернативных, возобновляемых источников энергии и в сторону энергоэффективности. Будущее – за «умной энергетикой», где место ископаемого топлива – далеко не на переднем крае. Тем не менее, битва за энергоносители продолжается. Отчасти и из-за того, что переход на «умную энергетику» растянут по времени и географически проходит достаточно неравномерно (есть большая разница между Германией и, допустим, Россией и Турцией – В.К.).

Собственно, об этом говорит и американское издание:

«Что характерно в этом кризисе, так это то, что конкуренция за ископаемое топливо к настоящему времени должна была уступить место конкуренции за то, как прекратить их использование, особенно среди стран, подписавших Парижское соглашение по климату. Кроме того, из-за замедления темпов роста мировой экономики, вследствие пандемии коронавируса и связанного с этим падения цен на энергоносители в Европе газа достаточно. Также кажется странным, что средиземноморские и европейские страны погрузились в постороннюю напряженность, когда существует так много серьезных кризисов, которые заставляют их работать, включая экономику, пандемию, политическую неопределенность в Соединенных Штатах, уличные столкновения в Беларуси и угрозу России. вмешаться в Беларусь».

И далее про перспективы Турции вмешаться в Восточное Средиземноморье:

«В более раннюю эпоху Соединенные Штаты вмешались бы, чтобы разделить враждующих партнеров по НАТО, как это было, когда Греция и Турция чуть не вступили в войну в 1996 году. Президент Трамп, действительно, позвонил г-ну Эрдогану и призвал его к переговорам, но это не возымело никакого эффекта — Соединенные Штаты при администрации Трампа не считаются жизнеспособным посредником, особенно с г-ном Трампом, находящимся в режиме (президентской избирательной – В.К.) кампании. Британия тоже отошла от европейских дел теперь, когда она находится за пределами Европейского союза. У (Европейского) союза также нет рычагов воздействия на Турцию, поскольку стало очевидно, что Турция при господине Эрдогане, несмотря на ее статус кандидата в члены, не имеет шансов присоединиться к (Европейскому) союзу».

Итак, американское издание фиксирует главную проблему, о которой мы не раз уже писали на страницах ИБВ. У Европы нет «пряников» для того, чтобы убедить Турцию в равноценном обмене с тем, чтобы она, еcли не отказалась бы от своих притязаний, то, хотя бы, смягчила свою политику в Восточном Средиземном море. Раньше сохранялась, пусть и достаточно умозрительная, идея о возможности по вступлению Турции в состав Европейского союза. Это был достаточно ценный приз для того, чтобы Турцию можно было бы «убеждать».

Более того, действительно, в Турции не относятся к Д.Трампу как к лидеру, с которым можно договариваться и который может если не отстаивать интересы Турции, то, хотя бы, быть посредником в различных спорах. В отличие, допустим, от В.Путина, про которого туркам понятно, что он является лидером, принимающим решения.

Отмечаем главное обстоятельство: влиятельное американское издание говорит о безнадёжности для США попыток посредничества в турецко-греческом споре. А ведь именно оно в прошлом, не раз, останавливало Турцию и Грецию от столкновений (нынешний кризис является, как мы уже отметили, 4-м по счету, о других кризисах будет сказано позже – В.К.).

Более того, как мы уже не раз писали в прошлом на страницах ИБВ, Турция, если так можно выразиться, выпала из орбиты интересов США и не рассматривается американцами в качестве регионального партнера, на которого бы делалась ставка. Невзирая на те многочисленные предложения, которые были сделаны в этом смысле турецкой стороной. Проще говоря, американцы туркам интересны, но обратное – неверно.

ЕС, в определенном смысле, является интересантом поддержания нормальных рабочих контактов с Турцией. Как считает американское издание, главным интересом ЕС к Турции является сдерживание турецкой стороной потока беженцев в направлении Европы. То есть, беженцы являются тем рычагом, с помощью которого Турция может, все же, воздействовать на Европу (а обратное неверно – у Европы нечем воздействовать на Турцию – В.К.).

Цитируем:

«Таким образом, Германия, которая в настоящее время председательствует в Европейском совете, директивном собрании ЕС, главы правительств, взяли на себя инициативу в попытках усадить Турцию и Грецию за стол переговоров, а министр иностранных дел Германии Хайко Маас курсирует между Анкарой и Афинами. Посредничество не совсем альтруистично — загнанная в угол Турция может спровоцировать новый поток сирийских беженцев в Европу, большинство из которых будут стремиться добраться до Германии. Но с учетом того, что в Германии проживает почти три миллиона турок, Эрдоган имеет по крайней мере некоторую уверенность в том, что его аргумент будет услышан».

Как мы видим, американское издание говорит и о факторе турецкой диаспоры в Германии, как о рычаге влияния на самое влиятельное государство Европы.

И с тем и с тем аргументом нельзя не согласиться: турецкое руководство, на самом деле, рассматривает беженцев в качестве аргумента в спорах с Европой. При этом, последние события, когда Турция открыла границу с Грецией и спровоцировала переход границы мигрантами в направлении ЕС, показали, что Турция готова действовать весьма прямолинейно и уже не стесняется своих методов. То же, очевидно, касается и турецкой диаспоры, проживающей в странах Европейского союза, включая Германию.

Турецкая диаспора, проживающая в Европе, давно рассматривается в Турции в качестве «пятой колонны» распространения своего влияния на Европу. И даже более того: турецкое руководство призывает турок получать как можно больше гражданств, ничуть не возражая против практики двойных гражданств. Со своей диаспорой турецкие руководители пытаются налаживать плотный контакт и приветствуют назначения этнических турок, проживающих в Европе и вообще, в целом, за рубежом, на любой мало-мальски значимый пост во властных структурах в ЕС.

В преддверии всеобщих выборов в Турции – на президентских п парламентских выборах – привычным стало то, что турки ведут активную агитацию среди своих соотечественников, которые сохраняют турецкое гражданство. Осознавая опасности, с этой активностью турок связанные, европейские страны начали препятствовать проведению активных агитационных мероприятий на своей территории. В первую очередь, с участием представителей руководства страны. Всем памятны дипломатические скандалы, имевшие место в прошлом, в частности, с участием Турции и Голландии, когда последней не были пущены на свою территорию турецкие министры.

62.23MB | MySQL:101 | 0,563sec