О создании в ФРГ экспертной группы по противодействию антимусульманской враждебности

Министерство внутренних дел ФРГ объявило о создании в стране консультативной группы экспертов по борьбе с антимусульманской враждебностью (UEM), работающей по принципу комитета по противодействию антисемитизму. По словам главы ведомства Х.Зеехофера, «антимусульманские настроения представляют угрозу не только для мусульман, но и для сплоченности общества». А государству, с точки зрения министра, требуется учет мнения независимой экспертной комиссии, что поможет, цитируя политика, «принимать более эффективные и целенаправленные меры».

В состав UEM должно войти 12 экспертов, отражающих, как сообщил Х.Зеехофер, «широкий спектр специальных знаний по вопросам, последствиям и предотвращению враждебности по отношению к мусульманам», для чего к работе предполагается подключить представителей науки и гражданского общества. Однако ряд СМИ утверждает, что локомотивом новой структуры стал Центральный совет мусульман Германии (ZMD).  На представление итоговых выводов группе отводится два года.

На днях одна из участниц экспертного UEM, сотрудник Фонда Bertelsmann Я.Эль-Менуар отметила, что в обществе ислам перестал «восприниматься как религия», превратившись в «политическую идеологию». Особенно, как свидетельствует статистика Фонда, это характерно для территории бывшей ГДР, где порядка 57 % граждан считают, что ислам несет в себе угрозу. Впрочем, помимо ситуации в стране, обозреватели ведущих германских СМИ намекают, что при создании нового консультативного органа у Х.Зеехофера были и свои мотивы, связанные с тем, что в его адрес не раз выдвигались подозрения во враждебности к мусульманам. Одним из наиболее ярких примеров стало высказывание министра внутренних дел о том, что «Ислам не имеет отношения к Германии», хотя в продолжении этой речи он сообщил, что данный факт не означает отказа от мусульманского населения. Речь шла лишь о традициях, на которых основана страна. И они тесно переплетены с христианством.

Возвращаясь к составу UEM, следует отметить, что он также вызывает множество противоречий. Так, упомянутый выше ZMD входит в состав зонтичной организации турецко-исламских культурных объединений Atib, базирующейся в Кёльне. Ее, в свою очередь связывают с турецким правоэкстремистским движением «Серые волки». На этом основании нынешним летом ZMD и Atib были классифицированы Федеральным ведомством по защите Конституции как правоэкстремистские организации.

Также ZDM считается близким к «Братьям-мусульманам». Вновь возвращаясь к оценкам Федерального ведомства по защите Конституции, следует отметит, что с их точки зрения, «Братья-мусульмане», число сторонников которых в ФРГ растет, могут нести в себе потенциально большую угрозу даже в сравнении с запрещенной группировкой «Исламское государство». Объясняется это тем, что они имеют долгосрочные политические цели и работают над сплочением разрозненных ячеек не только в пределах страны, но и Европы.

Еще одним сомнительным участником UEM считается организация CLAIM –Allianz gegen Islam- und Muslimfeindlichkeit. Претензии к ней сводятся к двум основным причинам. Во-первых,  CLAIM также обвиняется в связи  с «Братьями-мусульманами» через такие организации как Muslimische Jungen in Deutschland (MJD) и Deutschen Muslimischen Gemeindschaft (DMG), с которыми она имеет общих активистов. Во-вторых, CLAIM подозревается в искаженной трактовке событий, которые могут иметь отношение к антимусульманским настроениям.

Наиболее показателен здесь расстрел посетителей двух кальянных в Ханау (Гессен) в феврале нынешнего года. С точки зрения руководства CLAIM, это был явный пример преступления на почве ненависти к мусульманам. Кстати сказать, именно события в Ханау послужили отправной точкой для создания комиссии, к учреждению которой разные организации, а особенно CLAIM призывали давно. Однако есть мнение, что однозначно классифицировать инцидент нельзя, поскольку целью нападения стал светский, а не религиозный объект. Следовательно, истинным мотивом может считаться ненависть ко всем мигрантам, без учета их вероисповедания.

Стоит сказать, что здесь проявляется и некая общая тенденция серии несвязанных между собой преступлений на почве национальной нетерпимости. В этом контексте можно вспомнить нападение на дом семейной пары в Хеммингене весной 2019 г., когда помимо поджога на двери была оставлена надпись «Jude». Тогда президент Центрального совета евреев Германии Й.Шустер заявил, что речь идет об угрозе частной жизни. В 2017 г. в Альтене в кебабной радикал напал на мэра, которому таким образом намеревался отомстить за прием мигрантов. В 2018 г. был вынесен приговор по делу правоэкстремистской террористической организации «Национал-социалистическое подполье», которая на протяжении 6 лет убивала кебабщиков. Примечательно, что одной из их жертв стал грек. Таким образом, действительно, на данных примерах заметно снижение религиозной составляющей подобных атак как таковой.

В работе комиссии есть еще один любопытный факт, связанный с противостоянием германских политических сил. Так, «Левая» фракция Бундестага не раз критиковала любое взаимодействие с ZMD за связь с правым экстремизмом. Представитель партии С.Дагделен в частности выступила с критикой назначения представителя ZMD советником проекта «религия и внешняя политика» федерального внешнеполитического ведомства, в чем ее поддержали «Зеленые» коллеги. Проект в итоге был заморожен. Упомянутый Фонд Bertelsmann, в свою очередь, имеет недружественные отношения с «Левыми» и «Зелеными». Соответственно, UEM становится своего рода объединением тех, кто выступает против двух указанных партий, причем остроту противоречиям придает то, что создана структура правительством.

В целом в шаге Х.Зеехофера заметно своего рода повторение тактики, свойственной партии «Альтернатива для Германии», которая на фоне многочисленных подозрений в антисемитизме создала отдельную «еврейскую секцию». Министр внутренних дел попытался сделать нечто подобное, дабы продемонстрировать свои усилия в борьбе с исламофобией, однако получилось у него, как кажется, сильно хуже. Прежде всего, это объясняется составом участников, особенно его явного несоответствия выводам Федерального ведомства по защите Конституции. Для правительства ФРГ эта ситуация также имеет негативные последствия. Аналогичные просчеты со стороны МИДа дают основания оппозиции говорить о том, что власти не только не противодействуют антимусульманским настроениям, но и подрывают свою легитимность в борьбе с антисемитизмом, о чем, к примеру, говорит С.Дагделен.

62.2MB | MySQL:101 | 0,460sec