Ливия: об отношениях между силами ЛНА и племенем Каддафа в районе Сирта

В то время, когда многие ливийцы, хоть и не без осторожных, но, оснований, ожидали демилитаризации Сирта и того что его покинут части ЛНА под командованием Халифы Хафтара и отряды поддерживающих его иностранцев-наемников, город и его окрестности имеют некоторые шансы вновь превратится в поле битвы, но на сей раз не столько с отрядами ПНС, а после того, как сторонники бывшего режима Муаммара Каддафи, станут новым и независимым от Хафтара, игроком.

Судя по сообщениям, приходящим оттуда, то, что сейчас происходит в Сирте, отражает начало отказа сторонников Каддафи от Хафтара после того, как они, годами поддерживали его в противодействии «революционерам 17 февраля», свергнувших Джамахирию в 2011 году.

Началось это тогда, когда сторонники Каддафи, которые пытались организовать демонстрации по всей стране, 20 августа, в девятую годовщину падения Триполи, столкнулись с жестокой кампанией арестов со стороны ополченцев Хафтара в городах Сирт и Адждабия (750 км к востоку от Триполи) и Бенгази.

Кампания арестов в Сирте была самой ожесточенной, так как это родина покойного ливийского лидера, место, где он был убит, а также цитадель и исконная вотчина племени Каддафа (Кададфа), к которому он принадлежал.

А поскольку члены этого племен, как и все прочие ливийцы сейчас, обладают большим количеством легкого стрелкового оружия, в последние дни между ними и ополченцами Хафтара не раз происходили столкновения, особенно после того, как один из представителей племени был убит, будучи сбит армейской бронированной машиной ЛНА, использовавшейся при разгоне демонстрации сторонников Каддафи.

Силы Хафтара арестовали десятки представителей племени Каддафа, некоторые из членов которого вошли в Сирт, чтобы осудить убийство из соплеменника, сообщает канал «Ливия аль-Ахрар», и активисты социальных сетей и местных СМИ.

Это подтвердил пресс-секретарь оперативного пункта ливийской армии (ПНС) в Сирте-Аль-Джуфре, Абд аль-Хади Дара, заявивший, что в городе проводилась массовая кампания арестов и набегов на дома и что племя Каддафа приняло участие в демонстрации, осуждающей убийства и штурмы домов и действия наемников Хафтара и поддерживающих их ополченцев из  суданского «Джанджавид».

Активисты также распространили видеообращение людей из племени Каддафа в городе Себха (750 км к югу от Триполи), в котором они раскритиковали нападения ополченцев Хафтара на членов их племени в Сирте и призвали молодежь племени, входящую в ЛНА Хафтара, уйти, пригрозив, в итоге, сразиться с ополченцами Хафтара и силами ЛНА, если им не передадут убийц, и не отпустят всех задержанных.

Со своей стороны, бывший пресс-секретарь режима Каддафи, Муса Ибрагим в своем посте в Facebook призвал «занять четкую позицию в отношении руководства марионеточного режима и его авторитарного проекта, принадлежащего иностранцам».

Муса Ибрагим заявил, что эта позиция будет «коллективной и решающей для того, чтобы она имела правильный национальный эффект».

Ухудшение ситуации в области безопасности в Сирте и тенденция сил Хафтара к усилению милитаризации всего Сиртского района и введению более строгих мер безопасности по отношению к своему народу отражает их нежелание соблюдать консенсус, достигнутый между главой Президентского совета Правительства национального согласия (ПНС)  Фаизом Сарраджем и спикером  Палаты представителей в Тобруке Акилой Салехом Исой.

По прошествии более недели после публикации соответствующих одновременных заявлений Фаиза Сарраджа и Акилы Салеха Исы, нет никаких признаков отвода или намерения к таковому со стороны сил Хафтара и иностранных наемников, уйти из Сирта, не говоря уже, об Аль-Джуфре.

Точно так же предложение Акилы Салеха Исы о том, чтобы сделать Сирт временным местом для нового Президентского совета, который должен быть обеспечен силами полиции из всех регионов, нелогично в свете нестабильных условий безопасности в городе.

Силы Хафтара не только отправили подкрепление в Сирт, чтобы подавить демонстрантов, но и 10 сентября обстреляли позиции силы ПНС 12 ракетами «Град», что является явным нарушением режима прекращения огня.

По мнению обозревателей в Триполи, внутренние события в лагере, возглавляемом Хафтаром, ускоряются из-за раскола, очевидного в свете недавних событий, последовавших за окончанием сражений в западном регионе и после поражения ЛНА у южных ворот столицы, Триполи.

«Восточный лагерь» был фактически разделен на три основных течения, которые до сих пор объединены хрупким союзом, который может рухнуть в любой момент, и эти течения представляют собой:

  1. «Лагерь Акилы Салеха Исы»: он пользуется поддержкой России и Египта и, в меньшей степени, Франции; пользуется международным признанием в качестве спикера парламента Тобрука (хотя большинство представителей покинули его), в дополнение к поддержке части восточных племен во главе с племенем Аль-Обейдат (самое большое племя на востоке Ливии), к которому он сам принадлежит.

Но слабость Акилы  Салеха Исы в том, что у него нет крупных военных сил на местах, и даже вооруженные группы, которые охраняли его ранее, были лишены тяжелого вооружения (калибром свыше 14.5 мм), или даже изолированы силами ЛНА, подчиняющимися Хафтару.

Тем не менее, Акиле Салеху Исе при международной и племенной поддержке удалось сорвать план Халифы Хафтара по управлению страной с помощью фиктивного народного мандата и получить иммунитет главы государства, который защитил бы его от международного преследования за военные преступления, совершенные им в Ливии.

  1. «Лагерь Каддафи»: номинально им руководит Сейф аль-Ислам Каддафи, сын бывшего лидера режима, который пропал без вести в городе Зинтан с 2015 года, после объявления о его освобождении, и считалось, что этот лагерь объединился с Хафтаром в борьбе с бывшими «революционерами».

Сильной стороной этого лагеря является неизменная лояльность ему нескольких племен, особенно Каддафа, части Варфалла и Аль-Магарха, а также финансовая мощь их сторонников, которая позволила им создать медиа-платформы, такие, как канал «Джамахирия», информационное агентство Джамахирии и веб-сайт Africa Gate, не говоря уже, о поддержке России. Однако лояльность и без того немногих выходцев из бригад безопасности времен Каддафи, или таких подразделений, как «Бригада Хамиса», 32-я отдельная усиленная бригада или бригада имени Мухаммеда аль-Магарифа, Х.Хафтару, стала сомнительной после того, как последний, убрал некоторых их них с командных постов, всячески «задвигал» или распределил их по различным второстепенным или даже вспомогательным подразделениям.

Кроме того, слабым местом «Лагеря Каддафи», даже если не брать, мягко скажем, весьма противоречивое отношение к нему значительной части ливийцев, в том числе и сторонников Джамахирии, является то, что Международный уголовный суд преследует Сейфа аль-Ислама за военные преступления, а также отсутствие у него единой военной силы и международной поддержки, за исключением России. Целесообразность этого выбора, как и всего нынешнего участия РФ в ливийских событиях в хорошо всем известной форме мы оставим без комментариев.

  1. «Лагерь Хафтара»: фельдмаршал все еще пользуется поддержкой ОАЭ и он не полностью потерял поддержку России и Египта, контролирует большинство восточных ополченцев, объединенных в ЛНА и возглавляемых наиболее вооруженной и боеспособной Бригадой № 106, под командованием одного из его сыновей, а также Бригадой им. Тарика бен Зияда.

Однако поражение Халифы Хафтара при наступлении на Триполи, крах его ополчения на западе Ливии и неспособность утвердиться в качестве президента на востоке и юге страны ослабили его позиции внутри страны и за рубежом.

Соглашение, пускай и весьма эфемерное, заключенное между Акилой Салехом Исой и Фаизом Сарраджем, совершенно недвусмысленно выявило международное желание убрать Хафтара с ливийской сцены после того, как он стал камнем преткновения на пути к миру.

Суд над ним в США по обвинению в совершении военных преступлений по двум делам, возбужденным двумя ливийскими семьями, усугубил его проблемы.

Несмотря на отсутствие явного прогресса на переговорах в Марокко, из бесед с лицами, участвовавшими во встречах с обеих сторон, становится ясно, что три основных фактора подтолкнули дело к достижению промежуточного консенсуса, обозначенного на встречах в Бузнике и Монтрё. Первым из этих факторов, является роль США, которые оказали серьезное давление, особенно на Хафтара, с целью применить, своего рода, дисциплину, чтобы удержать его от саботажа переговоров. Помощник госсекретаря США по делам Ближнего Востока, Дэвид Шенкер, подтвердил, что он и госсекретарь Майкл Помпео много времени посвятили ливийскому досье, и что он постоянно обсуждал этот вопрос со своими британскими и французскими коллегами. Об этой роли свидетельствует и «теплый прием» результатов консультаций, продемонстрированный американкой Стефани Уильямс, заместителем специального представителя генерального секретаря ООН в Ливии. Американский посол в Ливии, Ричард Норланд посетил Хафтара в его штаб-квартире на базе Аль-Раджма после двух одновременных заявлений о прекращении огня, сделанных 21 августа председателем Президентского совета и премьер-министром ПНС Фаизом Сарраджем и спикером Палаты представителей Акилой Салехом Исой, чтобы заверить его, что эти два заявления «представляют собой, в основном, опорную площадку для всех ливийских партий, которые имеют дух национальной ответственности». Было отмечено, что Стефани Уильямс была тем, кто поспешил объявить из Монтрё, что «во время консультаций участники пришли к соглашению о том, что президентские и парламентские выборы должны быть проведены в конце 18-месячного периода в соответствии с конституционными рамками, которые должны быть согласованы, с началом этого периода с возобновлением работы Президентского совета и формированием правительства национального единства.

Однако Верховный государственный совет часто подчеркивал необходимость проведения референдума по конституции перед тем, как отправиться на выборы, в то время как Акила Салех Иса предпочитает избирать члена от каждого из трех регионов (Феццан, Киренаика и Триполитания), для чтобы сформировать Президентский совет, который будет базироваться в Сирте на какое-то время, в течение переходного периода от 18 до 24 месяцев. Здесь очевидна разница между тем, что предлагалось на встречах в Бузнике / Монтрё относительно проведения выборов в течение 18 месяцев, и тем, что Саррадж призывал к предстоящим президентским и парламентским выборам в марте следующего года.

Однако реализация даже этих предварительных шагов, которые были согласованы в принципе, потребует времени из-за нежелания властей как на востоке, так и на западе Ливии, взять на себя обязательства по их выполнению. Помимо всего прочего, эти шаги направлены на то, чтобы положить конец фактам незаконного задержания и осуждения по политическим мотивам, активизировать закон об амнистии для политических заключенных, обеспечить безопасное возвращение депортированных и перемещенных лиц, число которых, по отдельным оценкам, превышает 425 000 человек и возмещение вреда, не отказываясь от личного права на судебный процесс. Следующим шагом будет выбор членов Президентского совета и премьер-министра в рамках работы Ливийского комитета по политическому диалогу. Последнему поручено сформировать правительство «таким образом, чтобы принять во внимание единство Ливии и ее географическое, политическое и социальное разнообразие», а затем «предложить ему, завоевать доверие у населения».

Очевидно, что даже если не учитывать фактор разнонаправленности внешних сил в ливийских событиях: ОАЭ по-прежнему возглавляют «партию ястребов», и именно они поддерживают позиции Хафтара, само практическое осуществление всего вышеупомянутого потребует от обеих сторон изрядной политической воли. Но даже это лучше, чем эскалация конфликта, поскольку война, сама по себе, без внешней подпитки, как мы не раз указывали в материалах по Ливии, очень быстро может сойти «на нет». Что наглядно демонстрирует ситуация с отношением племени Каддафа к ЛНА.

52.15MB | MySQL:103 | 0,468sec