О перспективах дальнейшей нормализации отношений между Израилем и арабскими странами

После церемонии подписания соглашения о нормализации с ОАЭ и Бахрейном 15 сентября президент США Д.Трамп заявил, что «есть, по крайней мере, 5-6 государств, готовых пойти быстро по этому пути. Эти страны устали от войны. Израиль тоже воинственная страна, но даже Биби (Нетаньяху – авт.) устал воевать. Вы еще увидите очень много замечательных шагов. На Ближнем Востоке будет мир», — добавил президент США, отказавшись назвать эти страны.

Израильский министр разведки Эли Коэн в этой связи заявил, что соглашения с Объединенными Арабскими Эмиратами и Бахрейном  были только началом, и в ближайшем будущем следует ожидать аналогичных соглашения с другими странами региона. «Эти соглашения внесут большой вклад в отношения между государствами и станут плодородной почвой для сотрудничества в различных областях, таких как экономика, безопасность, технологии и многое другое», — продолжил он. — Это будут соглашения «мир ради мира», а не «мир для территорий», заключенные из общих интересов и вне зависимости от палестинского вопроса».

В свою очередь его министерство проанализировало потенциал возможных будущих связей Израиля с другими государствами региона и пришло к выводу, что подписанное соглашение может открыть дверь для развития связей с другими странами Персидского залива, в первую очередь (в порядке вероятности) с Оманом и Саудовской Аравией. Свои выводы израильское Министерство разведки опубликовало в соответствующем отчете.

Так, например, проблемы безопасности Саудовской Аварии тесно связаны с проблемами безопасности Израиля, что открывает путь к сотрудничеству. «Серия угроз королевства в значительной степени пересекается с сетью угроз Израиля, что может служить основой для военного и разведывательного сотрудничества в двусторонних рамках или в рамках региональных альянсов», — говорится в отчете министерства.

На гражданском уровне сотрудничество с Саудовской Аравией открывают «возможности в областях экспорта технологий, развития торговых каналов и сотрудничества в области энергетики и электроэнергии, сельского хозяйства, воды и продовольствия, авиации, туризма и занятости», — говорится в отчете.

Также потенциальное израильско-саудовское сотрудничество будет сосредоточено на «израильских технологиях, которые могут укрепить саудовскую экономику и ее способность справляться с региональными угрозами безопасности».

Относительно Омана в докладе говорится, что пока что это единственное государство Персидского залива, которое открыто принимало премьер-министра Биньямина Нетаньяху (в октябре 2018 года). Однако оно имеет тесные связи с Ираном, поэтому, по данным министерства, возможности для сделок по оружию ограничены. Исследователи пишут, что связи еврейского государства в сфере безопасности с этим  государством, вероятно, будут ограничены «мягкими» технологиями, например, в области борьбы с терроризмом и внутренней безопасности.

В то же время оманцы, вероятно, проявят большой интерес к израильским гражданским технологиям в области водных ресурсов, сельского хозяйства и прикладных технологий, таких как информация и связь, кибербезопасность, образование и многое другое.

Некоторые израильские эксперты полагают, что процесс нормализации отношений между Израилем и арабскими странами может открыть возможность для мирных отношений также между Израилем и Ливаном. Об этом пишет в недавней статье в газете «Гаарец» Миран Хвайс из хайфского Техниона. «То, что некоторым кажется внезапным как молния, является следствием более глубоких сдвигов, которые переворачивают старые парадигмы… Некоторые из наиболее важных изменений происходят в экономической сфере, но их последствия имеют политическое значение», – указывает эксперт. Она указывает на широкий контекст взаимосвязи экономики и политики. «Пандемия для экономик Ближнего Востока, основанных на нефтяной промышленности, означает убытки сегодня и низкий спрос в будущем. Одной из таких экономик являются ОАЭ: падение доходов означает, что им нужны израильские технологические ноу-хау и экономическое сотрудничество гораздо больше, чем Израилю — их нефть».

Инфраструктурные проекты занимают центральное место в попытках реконфигурации ближневосточных альянсов. Одна из таких давно обсуждаемых инициатив — железная дорога, соединяющая порт Хайфы с Саудовской Аравией и ОАЭ. «Экономическая цель проекта заключается в том, чтобы Израиль, Иордания и Саудовская Аравия функционировали в качестве сухопутного моста между Средиземным морем и Персидским заливом для создания пути, соединяющего Европу с Индийским океаном в качестве альтернативы Суэцкому каналу»,— пишет эксперт.

Политическая подоплека проекта состоит в том, чтобы создать крупный экономический блок, подрывающий региональное экономическое влияние Ирана. «Другим примером инфраструктурного проекта с четкой геополитической повесткой дня является трубопровод для природного газа в Европу из Израиля через Грецию, Кипр и Италию, в которое также инвестирует ОАЭ», – добавляет она.

По ее мнению здесь также связаны экономика и политика: укрепление оси Восточное Средиземноморье — Израиль — Персидский залив в противовес Турции, союзнице Ирана. Эксперт полагает, что Ливан также может быть вовлечен в европейско-израильский проект. В 2019 году он предупредил международный консорциум о том, что проект трубопровода нарушает его морские границы, о которых он давно ведет спор с Израилем.  «Аналитики полагают, что если будет достигнуто соглашение между Израилем и Ливаном по данному вопросу, это откроет потенциал для дальнейшего сотрудничества между Израилем и Ливаном. Конечно, реализуемость этого зависит от степени, в которой Ливан будет готов взаимодействовать с Израилем»,— пишет Хвайс.

Однако ряд других экспертов, например из центра «Альма», специализирующегося на ситуации в Ливане, настроены намного более скептично и не верят в возможность нормализации отношений между Израилем и Ливаном. В статье Таля Беэри, посвященной позиции «Хизбаллы» в Ливане, указано, что недавно движение демонстративно широко отметило день Ашура, мусульманский шиитский день траура в память имама Хусейна, внука пророка Мухаммеда, погибшего в битве при Кербеле. «Церемонии включали массовые автомобильные шествия с флагами, а также процессии на лодках вдоль побережья. «Хизбалла» связывает религиозный траур Ашуры с «национальным ливанским трауром» в память мучеников «сопротивления». Помимо демонстрации силы была организована символическая провокация Израиля: в течение 10 дней Ашуры транспортные средства ехали вдоль границ с Израилем, рядом с Метулой, с флагами и выступая с лозунгами протеста», — пишет эксперт. Автор также отмечает, что молодежное крыло «Хизбаллы» («Скауты имама аль-Махди»), поднимали флаги в городе Хула, напротив базы ЦАХАЛа. Все это, по мнению Беэри, показывает, что «Хизбалла» не сдаст без боя своих позиций.

С другой стороны, мир с Египтом и Иорданией в своё время также казался недостижимым, но стал политической реальностью.

52.11MB | MySQL:103 | 0,676sec